Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Святая Ольга [эскиз росписи]
1915

Н.К.Рерих. Святая Ольга [эскиз росписи]. 1915

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=1090&size=3

                 
Атрибуты картины

Название Святая Ольга [эскиз росписи]
Год 1915
Материалы, размеры Бумага, карандаш, тушь, гуашь, акварель(?). 31 x 24 см.
Источник Атриб.:Каталог живописи и графики Н.К.Рериха. Сост.В.Бендюрин http://www.roerich-encyclopedia.facets.ru/kartiny.html
Примечание На обороте карандашный эскиз скал и деревьев. Картина участвовала 4.6.2014 в аукционе MacDougall's London

PROVENANCE и др. информация

Москва, собр. Е.М. Величко.

MacDougall's Russian Art Auctions 4 June 2014

Lot 26. ROERICH, NICHOLAS (1874-1947)

St Olga, with a pencil sketch of rocks and trees on the reverse.

Pencil, ink, tempera and collage on paper, laid on paper, 31 by 24 cm.

350,000-400,000 GBP

Executed in 1915.

Provenance: Private collection, Europe.

Authenticity certificate from the expert O. Glebova.

Literature: Yu. Baltrushaitis et al., Roerikh, Petrograd, Svobodnoe iskusstvo, 1916, p. 225, listed as Sv. Ol’ga (eskiz rospisi).

S. Ernst, Russkie khudozhniki. N.K. Rerikh, Petrograd, Izdanie Obshchiny Sv. Evgenii, 1918, p. 126, listed as ris. Sv. Ol’ga (esk. rospisi).

F. Grant et al., Roerich. Himalaya. A Monograph, New York, Brentano’s, 1926, p. 194, listed as Saint Olga, Sketch for Church (Drawing).

A. Yaremenko, Nicholai Konstantinovich Roerich. His Life and Creations During the Past Forty Years, 1889–1929, New York, Central Book Trading Co., 1931, p. 33, listed as Saint Olga, Sketch for Church (Drawing).

Vs. Ivanov and E. Gollerbakh, Rerikh. Chast’ I, Riga, Rericha Muzejs, 1939, p. 155, listed as Svyataya Ol’ga. Eskiz rospisi dlya tserkvi. Risunok.

V. Sokolovskii, N.K. Rerikh. Zhizn’ i tvorchestvo. Sbornik Statei, Moscow, Izobrazitel’noe iskusstvo, 1978, p. 275, listed as Svyataya Ol’ga. Eskiz rospisi. Risunok.

E. Matochkin, Nikolai Rerikh. Mozaiki, ikony, rospisi, proekty tserkvei, Samara, Agni Publishing House, 2005, p. 171, illustrated.

Nicholas Roerich. In 2 volumes, Vol. 2, Samara, Agni Publishing House, Moscow, Fine Arts Academy Gallery, Zurich, Kunstberatung, 2011, p. 235, No. 272, illustrated; p. 688, listed.

The drawing on the reverse of the present lot is believed to be a sketch for the painting Werewolf, created the same year.

Nicholas Roerich’s St Olga is a rare depiction of the founder of the Russian state, executed as part of the design for the church of St Olga at Vybuty.

In 1908 Roerich was inspired to turn to the image of the Blessed Princess Equal-of-the-Apostles by the 950th anniversary of Princess Olga’s baptism, widely honoured in Russia, and by a whole series of celebrative initiatives and events. In particular, on the eve of the celebrations came the foundation of the All-Russian Society of St Olga chaired by S.V. Voyeikov. A major part of the society’s remit was to raise funds for the building of a memorial church at the village of Vybuty near Pskov, where legend has it the princess was born, but also to concern itself with erecting a memorial to the saint in Pskov itself. The idea of building the church and memorial received support from the Queen of Greece, Olga Konstantinovna, and also from the Imperial family. Nevertheless, time was needed to gather sufficient funds and it was only in July 1914 that the founding ceremony took place. Among those attending were the Queen of the Hellenes, her brother the Grand Duke Konstantin Konstantinivich, his son Igor Konstantinovich, Baron N.N. Medem, Governor of Pskov, and Bishop Eusebius of Pskov. It was then that discussion turned to the projected memorial, for which the Municipal Assembly had allocated space in a square by the fortress wall on the riverbank.

Roerich saw Princess Olga as one of the key figures in the conversion of the Russian lands to Christianity and bringing them together. He was involved in planning the memorial project and in summer 1914 put forward his own idea of building a Saint Olga Museum of Art, to be based on the collection of F.M. Plyushkin, a Pskov merchant. This was one of the largest private collections in the Russian Empire. On this subject Roerich wrote: “They have got together to set up a memorial in Pskov to Princess Olga. Conversations are going on. Most important of all – the money is available. The matter has been formalised and one may say of it... Can the breadth of Princess Olga’s thinking really be answered by a memorial figure that will, of course, be quite unlike the original person? Only a memorial museum, which in the future would record the entire life of her native province, can be worthy of the memory of St Olga. A memorial museum is fitting for St Olga, who united lands. A museum is difficult to put together, and we have to think time itself has done the preparation for such a memorial in Pskov. Think and decide!”

Owing to the outbreak of war, and then revolution, neither the memorial, approved at the highest level in August 1914, nor the Vybuty project ever came about. Apparently, the painting for which this design has survived was intended for the church at Vybuty, together with Roerich’s design for a mosaic.

In creating his own image of Princess Olga, the first woman in Rus to be recorded in history and first Christian woman in the family of a Grand Prince, Roerich rejects loving-kindness and tender emotion. In this regard the artist undoubtedly follows Vasnetsov’s interpretation of the saint in his paintings for St Volodymyr’s Cathedral in Kiev, where she is portrayed with a blazing, furious glance, a cross gripped firmly in her hand. This entirely conforms to her description in the chronicle as a severe and ascetic ruler who took vengeance on the Drevlians for murdering her husband.

In Vasnetsov’s depiction Olga holds a church in her hand signifying that she built the first church in Rus. Keeping to the traditional iconography, Roerich also gives Olga a cross and a church to hold. In Roerich’s case, however, this is no abstract church but a model of the Trinity Cathedral the princess built at the confluence of the rivers Pskov and Velika after a vision she had of three rays of light pointing to where the building should stand. In his preparatory sketch for the Pskov memorial painting, the artist portrays St Olga surrounded by the walls of her native Pskov. In view of the painting’s intended technique and cult purpose, Roerich gave much careful thought to the language of his imagery. He is not interested in spatial and volumetric resolution or the effects of illumination. The composition is built exclusively on graphic elements – outline, the flat rightness of the ground colour, the lineaments. Space is conveyed through the distinct, rhythmic articulation of line. In striving to reproduce the style of the early Middle Ages, Roerich uses elements of 11th century fresco painting from the cathedrals of St Sophia in Kiev and Novgorod. The sketch portrays Olga full length, stretching from earth to heaven, in gold raiment that shines under the rays of light cast on her as a sign of the coming christening of Rus, against the oundless expanse of a background containing towns and future churches.

Though Roerich’s painting was destined never to see the light of day, this exquisite work allows the scale of his concept to be fully appreciated, as well as his masterly ability to think monumentally in small forms.

автоматический перевод:

26. Рерих Н.К. (1874-1947)

Санкт Ольга , с карандашом эскиз скал и деревьев на реверсе.

Карандаш, тушь, темпера, коллаж бумаги, положил на бумаге, 31 от 24 см.

350,000-400,000 GBP

Выполненные в 1915 году. Происхождение: Частная коллекция, Европа. сертификат подлинности от эксперта О. Глебова. Литература: Ю..Балтрушайтис и др.., Рериха, Петроград, Свободное искусство, 1916, с. 225, перечислены как Sv. Ольга (ESKIZ rospisi). С. Эрнст, Русские khudozhniki. Н.К. Рерих, Петроград, Издание Obshchiny Зв. Евгений, 1918, с. 126, перечислены в качестве RIS. Зв. Ольга (esk. rospisi). Ф. Грант и др..,Рерих. Гималаи. Монография, Нью-Йорк, Брентано, 1926, с. 194, перечислены как святой Ольги, Sketch для Церкви (рисунка). А. Яременко,Николай Константинович Рерих. Его жизнь и творчество За последние сорок лет, 1889-1929, Нью-Йорк, Центральный Книга Торговая Компания, 1931, с. 33, перечислены как святой Ольги, Sketch для Церкви (рисунка). Vs. Иванов и Е. Голлербах, Рерих. Часть 'Я, Рига, Řeřicha MUZEJS, 1939, с. 155, перечислены как Святая Ольги. Эскиз rospisi ДЛЯ tserkvi. Risunok. В. Соколовский, Н. К. Рерих. Жизнь и творчество.Сборник статей, Москва, Izobrazitel'noe искусство, 1978, с. 275, перечислены как Святая Ольги. Эскиз rospisi. Risunok. Е. Маточкин, Николай Рерих.Mozaiki, Иконы, rospisi, проэкты tserkvei, Самара, Агни, Издательский Дом, 2005, с. 171, показано на рисунке. Николай Рерих. В 2-х томах, т.. 2, г. Самара, Агни, Издательский Дом, Москва, Академия изящных искусств Галерея, Цюрих, Kunstberatung, 2011, р. 235, № 272, показано; р. 688, перечислены. рисунок на реверсе данному лоту, как полагают, этюд к картине оборотня, создана в том же году. Николая Рериха Санкт Ольгаявляется редким изображением основателя российского государства, выполняются как часть дизайн для церкви святой равноапостольной Ольги в Выбуты. В 1908 Рерих был вдохновлен, чтобы обратиться к образу Пресвятой принцессы Равный-оф-Апостолов на 950-летия крещения княгини Ольги, широко почитается в России, и целым рядом из праздничную инициатив и мероприятий. В частности, накануне празднования пришел основой Всероссийского общества святой равноапостольной Ольги под председательством С.В. Воейкова. Большая часть компетенции общества в том, чтобы собрать средства для строительства храма-памятника в деревне Выбуты под Псковом, где легенда гласит, принцесса родился, но и проявлять интерес к возведению мемориала к святому в самой Пскове . Идея строительства церкви и памятника получила поддержку от королевы Греции Ольги Константиновны, а также от императорской семьи. Тем не менее, необходимо было время, чтобы собрать достаточное количество средств, и это было только в июле 1914 года, что церемония основания состоялась. Среди присутствовавших были королева эллинов, ее брат великий князь Константин Константинович, его сын Игорь Константинович, барон Н.Н. Медем, губернатор Псковской, и епископ Евсевий Пскова.Именно тогда речь зашла о проектируемой мемориала, для которых муниципальная ассамблея было выделено пространство в квадрате крепостной стеной на берегу реки. Рерих видел княгиня Ольга в качестве одного из ключевых фигур в конвертации русских земель в христианство и сводя их вместе. Он принимал участие в планировании мемориальный проект, а летом 1914 выдвинул свою собственную идею строительства святая Ольга Музей искусств, который должен быть на основе коллекции FM Плюшкина, в псковского купца. Это был один из крупнейших частных коллекциях в Российской империи. На эту тему Рерих писал: «Они собрались вместе, чтобы создать мемориал в Пскове княгине Ольге. Беседы продолжаются. Наиболее важным из всех - деньги есть. Этот вопрос был формализован и можно сказать об этом ... Может широта мышления княгини Ольги действительно ответит мемориальной рисунка видно, что, конечно, быть весьма в отличие от оригинального человека? Только мемориальный музей, который в будущем будет записывать всю жизнь ее родной провинции, может быть достойными памяти святой равноапостольной Ольги. Мемориальный музей надлежит святой равноапостольной Ольги, который объединил земли. Музей трудно поставить вместе, и мы должны думать само время сделал подготовку к такой памяти в Пскове. Подумайте и решите! " В связи с началом войны, а затем революция, ни мемориал, одобрен на самом высоком уровне в августе 1914 года, ни проект Выбуты когда-либо произошло. Судя по всему, картина, для которой эта конструкция сохранилась предназначался для церкви в Выбуты, вместе с дизайном Рериха для мозаики. Создавая свой собственный образ княгини Ольги, первой женщиной на Руси, чтобы быть записанной в истории и первой христианской женщины в семья из Великого Князя, Рерих отвергает любящей доброты и умиление. В связи с этим художник, несомненно, следует интерпретацию Васнецова святого в его картинах для Владимирского собора в Киеве, где она изображается с пылающим, яростным взглядом, крест схватил крепко в руке. Это полностью соответствует ее описанию в летописи как тяжелой и аскетической правителя, который мстил на Drevlians за убийство ее мужа. В изображении Васнецова Ольга держит церковь в руке, означающее, что она построила первую церковь на Руси. Придерживаясь традиционной иконографии, Рерих также дает Ольге крест и церковь для хранения. В случае Рериха, однако, это не абстрактный церковь, но модель Троицкого собора принцесса построен на месте слияния рек Псковской и Велика после видения ей пришлось из трех лучей света, указывая туда, где здание должно стоять. В своем подготовительном эскизе для мемориального живописи Псковской, художник изображает святой равноапостольной Ольги, окруженный стенами родной Псков. Ввиду предполагаемого техники и культового назначения картины автора, Рерих уделял много тщательного к языку его образов. Он не заинтересован в пространственной и объемной резолюции или эффектов освещения. Композиция построена исключительно на графических элементов - наброски, плоской правоте первом цвета, линеаментов. Пространство передается через отдельной, ритмичный артикуляции линии. Стремясь воспроизвести стиль раннего средневековья, Рерих использует элементы 11 века фресковой живописи от соборов Св. Софии в Киеве и Новгороде. Эскиз изображает Ольга всю длину, простирающейся от земли на небо, в золотом одеянии, который светит под лучами света броска на нее как знак грядущего крещения Руси, против oundless просторах фоне содержащей города и будущих церквей. Хотя Картина Рериха не суждено увидеть свет дня, этот изысканный работа позволяет масштаб его концепции в полной мере оценили, а также его виртуозное умение мыслить монументально в малых формах.

Н.К. Рерих. Глаз добрый. М.: Художественная литература,1991.- 223 с.

ПАМЯТНИК СВ. ОЛЬГЕ

Собрались ставить во Пскове памятник княгине Ольге. Идут разговоры. Что важнее всего, имеются в наличности деньги. Дело оформилось, и можно о нем сказать.

При обсуждении подробностей памятника возникает масса трудных вопросов. Как решить, какой именно следует поставить памятник? На кого возложить ответственность? Кто поручится, что по близости поэтичного Детинца не окажется пренеприятное сооружение? Кого призвать к исполнению? Которое место счесть лучшим для памятника?

Открывается бездна хлопотливых соображений; в результате, может быть, тихий забытый Псков «украсится» посредственной фигурой. Вместо празднества произойдут скучные бесконечные нарекания.

Досадно, что предпринимается нечто трудно выполнимое в то время, когда в Пскове уже создался интересный памятник, драгоценный для города, типичный для края. Этот уже сложившийся памятник может быть посвящен св. Ольге.

Говорю об известных собраниях Плюшкина. О всем том, что собрано в сорокалетнем труде рукою псковича, спасшего многие вещи от уничтожения. Несмотря на предметы малой ценности, которые неминуемо нередко попадают в частные собрания, в коллекциях Плюшкина имеются и прекрасные вещи. Из них может составиться целый отдел областного музея и то, что так спорно для приобретения в Петербурге, сейчас легко может остаться в Пскове.

Культурное дело древнехранилища имени св. Ольги вполне достойно дел первой княгини. Собранное Плюшкиным ценно именно для псковского края. Начиная от первобытных древностей и кончая обиходными предметами из исчезающих домов псковского дворянства, все складывает для зрителя поучительную картину, ценный документ. В таком собрании, сложенном самой жизнью без предвзятой идеи, можно установить любопытные наслоения русской областной жизни. Во всем богатстве развернется перед исследователем пестрый конгломерат достижений высокой утонченности и полуформенного детского лепета. Яркая русская картина.

Уже немецкие и английские предложения будто бы приближаются к собраниям Плюшкина, вывоз русских вещей за границу, может быть, опять становится возможным, к общему нашему смущению. Денег на приобретение собраний ждать нечего и тут же рядом будет лежать капитал для ольгинского памятника!

Памятники должны вполне отвечать сущности лица, которому они посвящены.

Разве может ответить широко думавшей княгине Ольге памятник-фигура, конечно, вовсе не схожая с оригиналом? Только памятник-музей, который в будущем запечатлеет всю жизнь родного края, может быть достойным памяти св. Ольги.

Памятник-музей приличествует св. Ольге, собирательнице земли. Музей трудно собрать, и надо думать, само время подготовило такой памятник во Пскове. Подумайте и решите!

Н.Ф.ВАСИЛЬКОВА Николай Рерих и древняя Русь (2) Журнал Восход № 12 (152), Декабрь, 2006

...Когда власть перешла к князю Игорю, границы Руси продвинулись за Днепр. Именно в это время на сцену русской истории выходит великая княгиня Ольга — жена князя Игоря; она была из варяжского рода.

После гибели Игоря Ольга осталась с малолетним сыном Святославом, и киевляне безоговорочно признали её право на престол. Среди русских князей она была единственной женщиной-правительницей. С первых же шагов своего княжения Ольга проявила себя твёрдой, решительной и дальновидной правительницей. Она не воевала, а правила государством. Законов не писала, но давала самые простые и нужные для людей того времени «уставы». В результате стало меньше конфликтов, установились межевые знаки княжеских земель — первые государственные границы. Это было начало великих преобразований на Руси.

Обычно, начиная с осени, князь с дружиною объезжал свои владения, собирая с населения дань. При княгине Ольге каждому племени была установлена своя норма. Сама княгиня уже не ездила за сбором дани, этим занимались её люди. Основной мерой дани являлись меха, продукты питания, одежда. На картине «Собирают дань» (1908) Н.К.Рерих отобразил своё видение событий той далёкой эпохи.

Наведя порядок внутри государства, Ольга стала укреплять внешние связи с соседями, для чего, лично возглавив посольство, отправилась в Константинополь в 955 году, где была принята по высокому рангу.

Важнейшим событием во время переговоров, помимо продления прежнего договора и военного сою­за с Византийской империей против арабов и Хазарии, было крещение русской княгини.

К середине IX в. почти все государства Западной Европы приняли христианство — по римскому или византийскому образцу. Это способствовало обогащению духовной культуры народов и поднимало их на новую ступень. Но для языческого мира этот процесс был непростым и болезненным. Ольга, будучи прозорливой правительницей, пони­мала, что принятие христианства укрепит русское государство и поднимет дух народа, хотя и предвидела сложности, которые могли возникнуть там, где было велико влияние волхвов.

Княгиня Ольга принимает только личное крещение, тем самым положив начало этому процессу в княжеской среде и став духовной матерью для своего народа — «предтечей» Святого Владимира, крестившего Русь.

Она пыталась склонить к христианству и своего единственного сына Святослава, но он оставался ярым язычником, и Ольга в одиночестве прошла путь духовных исканий, пронеся огонь своей веры через всю жизнь и стараясь передать её своему народу.

В Житии рассказывается о том, как однажды, во время объезда тех мест, откуда Ольга была родом, на реке Великой, ей было видение в виде трёх светоносных лучей, исходящих с неба. Ольга решила, что радостное знамение предрекает крещение земли русской, и, пророчествуя, сказала всем присутствующим при этом явлении, что здесь будет великий город и храм во имя Пресвятой Троицы, а затем велела поставить на этом месте крест. Так было предсказано возникновение города Пскова.

Спустя столетия, в 1909 году, псковитяне воздвигли мост через реку Великую, назвав его Ольгиным мостом. Обсуждался вопрос и о памятнике княгине, на что откликнулся и Н.К.Рерих: «Памятники должны вполне отвечать сущности лица, которому они посвящены. Разве может ответить широко думавшей княгине Ольге памятник-фигура?.. Только памятник-музей, который в будущем запечатлеет всю жизнь родного края, может быть достойным памяти святой Ольги... собирательнице земли»6. По преданию, хранимому жителями Гдовского уезда, Ольга водрузила крест и на берегу реки Нарвы, куда ездила из Пскова через Чудское озеро на охоту, «в память спасения от гибели, угрожавшей ей в Нарвских порогах»7. Это мес­то, в 45 верстах от Нарвы, называется «Ольгин Крест».

За огромный вклад в становление Руси княгиня Ольга была причислена к лику святых как равноапостольная, то есть равная апостолам.

В 1915 году Николаем Рерихом был создан эскиз мозаики «Святая Ольга» и эскиз росписи «Святая Ольга». На эскизе росписи Ольга изображена в полный рост, от земли до небес, под льющимися лучами света, данными ей как знамение о предстоящем крещении Руси, на фоне огромных просторов с городами и будущими храмами. В одной руке княгиня держит крест, в другой — храм-символ, который начинает воздвигаться ею. И начинает она это возведение с храма Пресвятой Троицы, что изображён у её ног, в основанном ею городе Пскове, на земле которого и изобразил её художник, со строгим ликом, в золотой одежде под цвет лучам, струящимся с Высот.

За вклад и значимость для Руси Николай Константинович изобразил Святую Ольгу в такой же мощи, как и Воеводу земли русской — Преподобного Сергия, с таким же храмом-символом в руках, как на картине «Святой Сергий Радонежский».

На картине «Никола» (1916) Николай Константинович также изобразил подобный храм: он стоит за стенами белокаменного града, расположенного на высоком зелёном холме, на фоне ослепительно белых облаков, символизирующих Мир Надземный.

Ольга продолжала управлять государством и при правлении её сына Святослава, который был князем-воином и большую часть жизни провёл в походах, продолжая дальнейшее расширение Руси. Внешней политике он придал такие масштабы, что поразил воображение не только современников, но и потомков. Историки назвали его Александром Македон­ским Восточной Европы.

Вот как говорит о нём летопись тех лет: «В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов... Не имел он и шатра, но спал под открытым небом, положив под голову седло»8. «Древняя летопись сохранила для потомства ещё прекрасную черту характера его: он не хотел пользоваться выгодами нечаянного нападения, но всегда заранее объявлял войну народам, повелевая сказать им: «Иду на Вы!»»9.

Святослав погиб как воин в неравном бою с печенегами. После его смерти начались междоусобицы. Сыновья Святослава, посаженные отцом на правление в разные земли, стремились отделиться от Киева и стать самостоятельными правителями. Младшему сыну Владимиру пришлось бежать к варягам, где он провёл более двух лет, после чего вернулся в Новгород с отрядом и, собрав там большую рать, двинулся на юг — к Киеву, повторяя путь Олега.

С 980 года князь Владимир становится единственным правителем Руси. Он не был воинственным князем, главной чертой его деятельности является защита русской земли от степных варваров. Для их отражения была создана целая оборонительная система, состоявшая из городов-крепостей, построенных на границах государства.

--------------------------------------------------------------------------------

5 Рерих Н.К. Радость искусству // Там же. С. 98 – 99.

6 Цит. по: Петербургский Рериховский сборник. Т. II – III. Самара, 1999. С. 527.

7 Там же. С. 416.

8 Цит. по: Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времён до конца XVIII века.М., 2000.

9 Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Ростов-на-Дону, 1995. С. 137.

Источник : http://voshod.sibro.ru/

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика