Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Последние Атланты (Гибель Атлантиды) # 18
1928 или 1929

Н.К.Рерих. Последние Атланты (Гибель Атлантиды) # 18. 1928 или 1929

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=115&size=3

                 
Атрибуты картины

Название Последние Атланты (Гибель Атлантиды) # 18
Год 1928 или 1929
Где находится Международный Центр-Музей им. Н.К. Рериха. Россия. Москва
Материалы, размеры Холст, темпера. 89.5 x 147.6 см.
Источник Атриб.:Каталог живописи и графики Н.К.Рериха. Сост.В.Бендюрин http://www.roerich-encyclopedia.facets.ru/kartiny.html
Примечание Загружено 2 изображения. 2.1.73, КП 1391. Картина продана 24.4.2006 на аукционе Christie's New York

Н.К. РЕРИХ "Миф Атлантиды" , Русское слово (Москва). 1912. 21 ноября / 4 декабря. 171. Вторник. С. 4.)

МИФ АТЛАНТИДЫ

Атлантида - зеркало солнца. Не знали прекрасней страны. Вавилон и Египет дивились богатству атлантов. В городах Атлантиды, крепких зелёным нефритом и чёрным базальтом, светились, как жар, палаты и храмы. Владыки, жрецы и мужи в золототканых одеждах сверкали в драгоценных камнях. Светлые ткани, браслеты, и кольца, и серьги, и ожерелья жён украшали. Но лучше камней были лица открытые.

Чужестранцы плыли к атлантам. Мудрость их охотно все славили. Преклонялись перед владыкой страны.

Но случилось предсказание оракула. Священный корабль атлантам привёз великое вещее слово:

- Встанут волны горою. Море покроет страну Атлантиду. За отвергнутую любовь море отмстит.

С того дня не отвергали любовь к Атлантиде. С любовью и лаской встречали плывущих. Радостно улыбались друг другу атланты. И улыбка владыки отражалась в драгоценных, блестящих стенах дворцовых палат. И рука тянулась навстречу с приветом, и слёзы в народе сменялись тихой улыбкой. И забывал народ власть ненавидеть. И власть забывала кованый меч и доспех.

Но мальчик, сын владыки, особенно всех удивил. Само солнце, сами боги моря, казалось, послали его на спасенье великой страны.

Вот он был добр! И приветлив! И заботлив о всех! Были братья ему великий и малый. Для каждого жило в нём доброе слово. Про каждого помнил он его лучший поступок. Ни одной ошибки он точно не помнил. Гнев и грубость увидеть он точно не мог. И перед ним укрывалось всё злое, и недавним злодеям хотелось стать навсегда добрыми, так же, как он.

За ним шёл толпою народ. Взгляд его всюду встречал лишь лица, полные радости, ждущие улыбку его и доброе, мудрое слово. Вот уж был мальчик! И когда почил в этой жизни владыка-отец, и отрок, туманный тихою грустью, вышел к народу, все, как безумцы, забыли про смерть и гимн хвалебный запели владыке желанному. И ярче цвела Атлантида. И египтяне назвали её страною любви.

Долгие тихие годы правил владыка. И лучи его счастья светили народу. Вместо храма народ стремился к владыке. Пел: "Он нас любит. Без него мы - ничто. Он -наш луч, наше солнце, наше тепло, наши глаза, наша улыбка. Слава тебе, наш любимый!" В трепете восторга народа дошёл владыка до последнего дня. И начался день последний, и бессильный лежал владыка, и закрылись глаза его.

Как один человек встали атланты, и морем сплошным залили толпы ступени палат. Отнесли врачей и постельничих. К смертному ложу приникли и, плача, вопили: "Владыко, взгляни! Подари нам хоть взгляд твой. Мы пришли тебя отстоять. Пусть наше, атлантов, желанье тебя укрепит. Посмотри - вся Атлан[ти]да собралась к дворцу твоему. Тесной стеной мы стали от дворца и до моря, от дворца до утёсов. Мы, желанный, пришли тебя удержать. Мы не дадим тебя увести, всех нас покинуть. Мы здесь все, вся страна, все мужи и все жёны и дети. Владыко, взгляни!"

Рукой поманил владыка жреца, и хотел сказать последнюю волю, и всех просил выйти, хоть на короткое время.

Но атланты остались. Сплотились, в ступени постели вросли. Застыли, и немы, и глухи. Не ушли.

Тогда поднялся на ложе владыка и, обратя к народу свой взгляд, просил оставить его одного и позволить сказать жрецу последнюю волю. Владыка просил. И ещё раз напрасно владыка просил. И ещё раз они были глухи. Они не ушли. И вот случилось тогда. Поднялся владыка на ложе и рукою хотел всех отодвинуть. Но молчала толпа и ловила взгляд любимый владыки.

Тогда владыка сказал:

- Вы не ушли? Вы не хотите уйти? Вы ещё здесь? Сейчас я узнал. Ну, я скажу. Скажу одно слово моё. Я вас ненавижу. Отвергаю вашу любовь. Вы отняли всё от меня. Вы взяли смех детства. Вы ликовали, когда ради вас остался я одиноким. Тишину зрелых лет вы наполнили шумом и криком. Вы презрели смертное ложе...

Ваше счастье и вашу боль только я знал. Лишь ваши речи ветер мне доносил. Вы отняли солнце моё! Солнца я не видал; только тени ваши я видел. Дали, синие дали! К ним вы меня не пустили... Мне не вернуться к священной зелени леса... По травам душистым уже не ходить... На горный хребет мне уже не подняться... Излучины рек и зелёных лугов уже мне не видеть... По волнам уже не носиться... Глазом уже не лететь за кречетом быстрым... В звёзды уже не глядеться... Вы победили... Голоса ночные слышать я больше не мог... Веления Бога стали мне уже недоступны... А я ведь мог их узнать... Я мог почуять свет, солнце и волю... Вы победили... Вы всё от меня заслонили... Вы отняли всё от меня... Я вас ненавижу. .. Вашу любовь я отверг...

Упал владыка на ложе. И встало море высокой стеной и скрыло страну Атлантиду.

Е.П. МАТОЧКИН Космос Леонардо да Винчи и Николая Рериха: художественные параллели. — Самара: Издательский дом «Агни», 2002. — 192 с.: ил.

Одно из эсхатологических произведений Рериха тоже посвящено континенту Платона. Это его картина «Гибель Атлантиды» (1928–1930). Рерих в отличие от Бакста берёт низкую точку зрения и основное внимание уделяет небу. Оно, кажется, раскололось, возникла чёрная дыра, а образовавшиеся осколки засияли фосфоресцирующим светом. Свет этот мгновенно охватил весь небосвод, но на горизонте его затмили какие-то чёрные образования – то ли полчища туч, то ли разваливающиеся громады гор. Вместе со вспышкой неба рухнула опора земли, и всё поплыло куда-то вниз. На город хлынули волны, и они одно за другим поглощали строения со всеми его обитателями. А в небе по-прежнему сверкала какая-то фантастическая феерия – нечто невиданное – огонь, как некая материя, лучащаяся, как витраж космического собора.

Создавая изобразительный образ общечеловеческой легенды, Рерих соединяет в своём полотне художественные достижения Запада и Востока. Архитектура зданий с наклонными стенами напоминает строения Древнего Египта или Перу, а также тибетских монастырей. В декоративном рисунке волн угадывается близость к традициям Китая и Японии. Верхняя же часть картины – это точное следование Эль Греко, его пейзажному шедевру «Вид Толедо в грозу» (1604–1614).

У великого испанского живописца экспрессивность образа создаётся во многом благодаря особому изображению облачных образований. Там вместо грозовых туч видятся жуткие чудовища тьмы. Они вздымаются из-за горизонта и силятся закрыть сияние света. Их очертания аморфны, а проглядывающие сквозь них белые просветы подобны испепеляющим глазам драконов. Рерих буквально повторяет эту мистическую фантасмагорию Эль Греко, только несколько обобщая рисунок и придавая ему определённую геометрическую организованность. Цветовая гамма стала более сумрачной с преобладанием холодных светящихся красок. Эмоциональная же насыщенность тёмных тонов символизирует общую духовную атмосферу человеческого рода Атлантиды, впавшего, по словам Платона, «в столь жалкую развращённость». Потому-то бог «и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию» (Платон. Сочинения. Т. 3. С. 515).

Рерих не случайно в самом начале 30-х годов XX столетия обратился к нравоучительному сюжету о гибели платоновского континента. «Плоды» механической цивилизации, разрушение природы, культ золотого тельца, духовное одичание, становление фашизма, разгул воинствующего атеизма – всё это тёмное и низменное, расцветая махровым цветом, привело к такому обострению ситуации на планете, что давало достаточно оснований приравнять наше время к последним дням Атлантиды. Казалось, всё говорило о приближении Армагеддона – предуказанной древнейшими пророчествами и писаниями всех народов конечной битвы между силами Света и Тьмы, о наступлении «Великого Дня Суда Божьего».

Н.К. Рерих. Гибель Атлантиды

Эль Греко. Вид Толедо в грозу

Н.В. ЖУКОВА Журнал «Перед Восходом», 1995, № 1. С. 4. Великий Дар. О картинах Н.К.Рериха «Гибель Атлантиды» (1929-30) и «Богатыри проснулись» (1940).

Всем известна крылатая фраза Горького, назвавшего Н.К. Рериха «величайшим интуитивистом современности».

Взгляд Мастера проникал как в глубокую древность, открывая величественные тайны прошлого, так предвидел и будущее, возвещая его приход в светозарных полотнах.

Часто сюжетами картин служили древние пророчества и предания. Особенно много собрал художник упоминаний о конце Кали Юги или чёрной эпохи, как называли наше время — XX век — на Востоке.

Вот что говорят о конце Кали Юги Вишну Пураны:

«И будут временные монархи на земле, цари сварливые, жестокого нрава, прилежащие ко лжи и ко злу. Они будут убивать женщин и детей. Они отнимут собственность подданных. Жизнь их будет коротка и вожделения ненасытны… Имущество будет единым мерилом. Богатство будет причиною поклонения. Страсть будет единственным союзом между полами. Ложь будет средством успеха на суде. Женщины станут лишь предметом вожделения. Богатый будет считаться чистым. Роскошь одежд будет признаком достоинства. Так в Кали Юге будет постоянное падение».

Учение Живой Этики указывает следующие признаки конца Кали Юги:

«Землетрясения, извержения, бури, туманы, обмеления, нарушения климата, болезни, обнищание, войны, восстания, неверие, предательства — каких ещё признаков грозного времени ждёт человечество?!»1. «Умирание человеческого и животного поколения, как и истощение производительных сил природы, указывают на конец Кали Юги»2. «Ложь и тьма наполняют конец Кали Юги»3.

«Не нужны пророки, самый ничтожный писец может сказать, что не собиралось никогда столько страшных предвестников разложения Земли»4. «Так можно видеть конец Кали Юги»5.

Этой теме посвящены картины «Дела человеческие» (1914), «Зарево» (1914), «Ангел последний» (1914, 1942), «Армагеддон» (1942).

В 30-е годы Н.К. Рерих написал картину «Гибель Атлантиды».

…Тёмное небо, озарённое странным светом. Летящие огненные всполохи мощных извержений, внизу — циклопические постройки, гигантские древние храмы и святилища.

Пенные морские валы вздымаются среди зданий, захлёстывают крепостные стены.

Почему художник обратился к такому древнему прошлому? Это грозное предупреждение нам, ныне живущим. В Учении Живой Этики говорится:

«К сожалению, настоящее время совершенно соответствует последнему времени Атлантиды. Те же лжепророки, тот же лжеспаситель, те же войны, те же предательства и духовное одичание. У нас гордятся крохами цивилизации, так же точно Атланты умели промчаться над планетою, чтобы скорее обмануть друг друга; так же осквернились храмы, и наука сделалась предметом спекуляции и раздора. То же самое происходило в строительстве, точно не дерзали строить прочно! Так же восставали против Иерархии и удушались собственным эгоизмом. Так же нарушали равновесие подземных сил и создали взаимными усилиями катастрофу»6.

«Среди судеб Атлантиды можно видеть, что предупреждения изливались щедро, но безумцы не слышали»7.

Но, несмотря на грозные события, взгляд художника-пророка вновь обращается в будущее.

В тёмной мрачной пещере с нависшими скальными сводами спят каменным сном недвижные богатыри. Длинные бороды, шишаки шлемов, оружие — всё окаменело, заснуло. Только вождь не дремлет. В алом плаще, сверкая оружием, стоит он у выхода из пещеры, указывая вперёд.

Настали сроки! Призыв вождя прервал каменный сон. Медленно-медленно стряхивают с себя оцепенение, подымаются могучие богатыри.

И вот уже торопятся за вождём к выходу — блестят их кольчуги, щиты и шлемы, смело глядят вперёд…

Готовы на подвиги.

А впереди на розовом небе сверкает снежная вершина — символ великих достижений и прекрасного будущего!

Картина «Богатыри проснулись» посвящена русскому народу.

Вот что писал о ней Николай Константинович:

«Когда-то слагали былину «Как перевелись богатыри на Руси», но тогда же верили, что проснутся они в час суждённый. Выйдут из гор, из пещер и приложатся к строительству народному. Вот и пришёл час»8.

«Проснулись богатыри!» И уже не задремлют на несменном дозоре. Светлое будущее, светлое добротворчество! Творческий труд всенародный!»9.

1 Иерархи, 117.

2 Сердце, 474.

3 Мир Огненный, I, 435.

4 Иерархия, 117.

5 Там же, 118.

6 Там же, 145.

7 Братство, 524.

8 Рерих Н.К. Великому народу русскому /Рерих Н.К. Зажигайте сердца. М.: «Молодая гвардия», 1990. С.125.

9 Рерих Н.К. Вперёд /Рерих Н.К. Зажигайте сердца. М.: «Молодая гвардия», 1990. С.77.

PROVENANCE и др. информация

https://www.christies.com/lotfinder/lot_details2.aspx?intObjectID=4695846

SALE 1651

Russian Paintings and Works of Art

New York

24 April 2006

LOT 163

Nikolai Konstantinovich Rerikh [Roerich] (1874-1947)

The Last of Atlantis

Price realised

USD 374,400

Estimate

USD 350,000 - USD 450,000

tempera on canvas

35¼ x 57 5/8 in. (89.5 x 146.7 in.)

Painted in 1928 or 1929

Provenance

The Roerich Museum, New York, 1929.

Louis and Nettie Horch, 1935.

Baltzar E. Bolling, 1951.

Thence by descent to the present owner.

LITERATURE

The Roerich Museum Catalogue, Eighth edition, New York, 1930, no. 934, listed as 'The Last of Atlantis. Sikkim'.

A. V. Yaremenko, Roerich, New York, 1931, pp. 25-43, listed as 'The Last of Atlantis. Sikkim. India'.

LOT NOTES

The only artist to have a museum in the United States dedicated to his work - 'The Nicholas Roerich Museum' in New York City - Nicholas Roerich's work has universal appeal. Lots 161, 163 and 166 come from the Bolling Collection and reflect Roerich's interest in Orientalism and Theosophy and they all originate from the Roerich Museum he created in the late twenties.

Born to an upper middle-class Russian family, Roerich displayed an early talent for drawing. Although he wanted to pursue a career as an artist, his father, a lawyer and notary did not consider it to be a fit vocation for a responsible member of society. A compromise was reached and in 1893 Nicholas enrolled simultaneously in the Academy of Art and at St. Petersburg University.

The late 1890s saw Russian arts blossom, particularly in St. Petersburg, where the avant-garde formed groups and alliances, led by the young Sergei Diaghilev, who was a year or two ahead of Roerich at law school, and was one of the first to appreciate his talents as a painter. Roerich designed Stravinskii's The Rite of Spring for Diaghilev's Ballets Russes, and it was this success that established him as an exceptionally individual artist.

After leaving university, Roerich met, and later married, Helena, daughter of the architect Shaposhnikov and niece of the composer Mussorgskii. A talented pianist and author of many books, including The Foundations of Buddhism, Helena's collected Letters in two volumes, reveal the wisdom, spiritual insight and simple advice she shared with her many correspondents. Roerich and Helena became firm believers in Theosophy, which holds that spiritual masters of long ago can reappear in dreams, and even be reincarnated, to bring peace to the world.

This fervent desire for world peace led Roerich on a 16,000-mile expedition through Central Asia , to Kullu in the Himalayas, where, in 1928, he founded a research station and developed a philosophy in which art would unite humanity. He became involved in politics and launched the Roerich Peace Pact, which called for the worldwide protection of monuments and cultural treasures during war and peace. In 1929, Nicholas Roerich was nominated for the Nobel Peace Prize and finally, in 1935, the pact was signed in the presence of Franklin D. Roosevelt, who said, 'The pact possesses a spiritual significance far greater than the text itself.' The pact is still in force today. Nicholas Roerich died in Kullu on 13 December 1947. His body was cremated and the ashes buried on a slope facing the mountains he loved and portrayed in many of his paintings.

'The Last of Atlantis' is a highly unusual work in Roerich's oeuvre and appears to have been executed whilst Roerich was in Sikkim, India. Apparently unrelated to any series, the mythology of this lost city appears to have inspired Roerich to create a bleak vision of an ancient civilization facing ruin.

In the late 19th Century, Helena Blavatskii, one of the co-founders of Theosophy as a religious movement, proposed that the Atlanteans were cultural heroes, rather than military aggressors as suggested by Plato; Blavatskii's theory may have influenced Roerich making this work more of an expression of mourning for a lost culture than a straight-forward rendering of a mythological scene. Painted in subtle gradations of grey-blue, Roerich's striking cobalt blue is notably absent from 'The Last of Atlantis' as if to emphasize that the life of this civilization has already expired before the waves that ominously lap at the foundations of the building engulf the city in its entirety.

We are grateful to Gvido Trepsa and Daniel Entin of The Roerich Museum, New York, for their assistance in cataloguing lots 161, 163 and 166.

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика