Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Поход
1899

Н.К.Рерих. Поход. 1899

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=1430&size=3

           
Атрибуты картины

Название Поход
Год 1899
Серия Начало Руси. Славяне (и варяги) (задумана авт., но не воплощенная серия)
Материалы, размеры Масло
Источник "Николай Константинович Рерих" Текст Ю.К. Балтрушайтиса, А.Н. Бенуа, А.И. Гидони, А.М. Ремизова и С.П. Яремича. Пг.: Свободное Искусство, 1916.
Примечание См. эскиз к картине

Н.ВАСИЛЬКОВА Журнал Восход № 2 (154), Февраль, 2007 Николай Рерих и древняя Русь (4)

«Рерихом нельзя не восхищаться, — пишет русский писатель Леонид Андреев в статье "Держава Рериха", — мимо его драгоценных полотен нельзя пройти без волнения. ...Картины Рериха полны странного очарования. Ибо богатство его красок беспредельно, а с ним беспредельна и щедрость, всегда неожиданная, всегда радующая глаза и душу.

Видеть картину Рериха — это всегда видеть новое, то, чего вы не видали никогда и нигде, даже у самого Рериха. Есть прекрасные художники, которые всегда кого-то и что-то напоминают. Рерих может напоминать только те чарующие и священные сны, что снятся лишь чистым юношам и старцам и на мгновение сближают их смертную душу с миром неземных откровений»1.

В 1900 году на Весенней выставке Академии художеств появилась картина Н.К.Рериха «Поход». Она была удостоена премии по исторической живописи от Императорского Общества Поощрения Художеств.

Картина вызвала в печати и в публике большие толки необычным показом войны «как тягостного вынужденного занятия для славян». «Здесь видно совершенно новое понимание о походе. Это не тот поход, который имеет целью истребление ближнего...» — писал М.Нестерову архитектор В.Свиньин.

Вот какую характеристику картине даёт один из лучших художественных критиков того времени М.Далькевич: «Картина эта, как и прежние, является чем-то новым, сильным и самобытным. ...Она менее всего подходит к традиционным "историческим" картинам: здесь нет ни театральной композиции, ни изложения исторического факта, ни даже детальной археологической разработки... а между тем — это именно историческая картина в полном и истинном значении этого слова. Г[-н] Рерих обладает своеобразной способностью в совокупности и группировке отдельных элементов... передавать дух целой исторической эпохи...»2

«Эта картина представила поход в таком изображении, которое публике незнакомо, — пишет другой критик того времени И.Лазаревский. — Нет ни стройных рядов хорошо вооружённых, в блестящих доспехах воинов, не видно развевающихся по ветру знамён и стягов, нет смело гарцующих полководцев. (...) А тянется... не яркая, не картинная толпа воинов, толпа оторванных от земли, от сохи и семьи мужиков. Все они вооружены, чем Бог помог... Они идут вялой толпой... но мыслями, видимо, далеко от похода... думами они дома, у занесённых снегом избушек с оставленными семьями и родными. Слева остановился на громадном коне, тяжёлом и могучем, старый витязь, и поглядывает на своё покорное, разношёрстное войско»3.

Что же это за историческая эпоха, в которой художник показал поход именно таким, и почему? Ведь Рерих ничего так просто не изображал.

Русь, могущественная и возвеличенная единовластием Ярослава Мудрого, после его ухода утратила силу, будучи раздробленной на малые княжества, погрязла в ничтожных распрях многочисленных князей. И сразу же с востока к южным её границам стали надвигаться кочевые орды половцев (1055 г.), которые на два столетия лишили покоя Русь бесконечными войнами и набегами. В борьбе друг с другом князья стали обращаться за помощью к половцам, и русские земли превратились в кровопролитные поля междоусобных битв. К этим трагическим страницам русской истории обращает нас картина Н.К.Рериха «Поход». Именно эти тяжкие годы выдвинули целый ряд выдающихся личностей — святых, полководцев и героев, — подлинных строителей, защитников и хранителей Руси.

«Трудно без волнения говорить о цикле рериховских картин, посвящённых Древней Руси. Лик родной земли, каким предстаёт он на этих картинах, овеян подлинным духом страстной любви к своему Отечеству. Образы наших предков, заставляющие вспомнить "Слово о полку Игореве", полны на полотнах Н.К.Рериха подлинной народной поэзии и подлинной исторической правды...»4 — эти вдохновенные слова принадлежат известному художнику нашего времени Илье Глазунову.

Как повествует история, 23 апреля 1185 года князь Игорь Новгород-Северский, герой «Слова о полку Игореве», отправился со своим войском в поход против половцев. Три дня у Азовского побережья шёл бой между русскими и половецкими войсками. Русская рать была почти вся уничтожена, а князь Игорь ранен и взят в плен. Трагичны были последствия разъединения и междоусобиц русских князей. До этого времени русские князья не попадали в плен. Это поражение являлось поводом для раздумий о необходимости объединения русских сил для защиты от завоевателей.

Начало похода, как повествует « Слово о полку Игореве», знаменовалось солнечным затмением, что являлось недобрым знаком. Именно этот момент отражён на картине Н.К.Рериха «Поход Игоря».

«Лежит передо мною "Слово о полку Игоревом"... — пишет Николай Константинович в "Листах дневника". — Само "Слово" как бы горестное, но оно лишь напоминает, как из беды встанет народ и неустанно начнёт строение. Великому Народу Русскому ничто не страшно. Всё победит — и лёд, и жару, и глад, и грозу»5.

Этому же историческому событию посвящена и опера А.П.Бородина «Князь Игорь», для постановки которой Рерихом были выполнены эскизы декораций и костюмов. Среди них: «Половецкий стан», «Терем Ярославны», «Путивль», «Князь Игорь» и многие другие. «"Эти декорации и костюмы... имеют характер великой музыки; они сами являются как бы зрительной музыкой". Они обладают таким внутренним единством с драмой, какое лишь художник великой синтетической силы может дать своему произведению»6, — читаем в статье Теодора Хеллина «Голос эпохи».

В то время, когда Русь раздиралась междоусобицами, за тысячи километров от неё ковалась могучая империя с сильной подвижной армией и решительным властелином — Чингисханом. Он родился в 1162 году, был сыном одного из монгольских вождей и к 1205 году сумел объединить монгольские племена в единое централизованное государство. Через купцов и путешественников Чингисхан собирал сведения о будущих противниках, оборонительных сооружениях и политическом положении в их странах. В 1223 году потомки Чингисхана подошли к границам Руси, где русские дружины потерпели первое поражение в битве на реке Калке. А в 1240 году армия Батыя (внука Чингисхана) стояла уже под стенами Киева — столицы Древней Руси, «матери городов русских».

После взятия Киева Батый устремляется на Запад, но далеко продвинуться он не решился. «России, — писал А.С.Пушкин, — определено было высокое предназначение. Её необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощённую Русь и возвратились на степи своего Востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и вздыхающей Россией»7.

Своим сопротивлением и борьбой с монголами Русь спасла Западную Европу от погрома и разрушения. «Она же, — как пишет историк А.Н.Сахаров, — отплатила ей тем, что послала своих завоевателей к её рубежам»8. В том же 1240 году шведские и немецкие рыцари Ливонского и Тевтонского ордена, за спиной которых стояла римская католическая церковь, готовили одновременный удар на северо-западе Руси. Шведы шли по морю к Неве, немцы по суше — на Псков.

Шведов обнаружила разведка Новгородского князя Александра Ярославовича, которую возглавлял старейшина Пелгуй. Он же, не спавший всю ночь, имел чудесное видение, описанное в Житии Александра Невского, — святых Бориса и Глеба, плывущих в ладье на помощь русским воинам. Именно так и изобразил их Н.К.Рерих на картине «Борис и Глеб». Как уже упоминалось, на иконах, посвящённых Александру Невскому, нередко изображают этих святых плывущими в лодке.

Александр, князь Новгородский, действовал быстро и решительно: не дав соединиться шведам с немецкими рыцарями, он немедленно выступил с малой дружиной в район Невы, пополняя её местным ополчением. «Не в силе Бог, а в Правде!»9 — ободрял он дружину свою. Битва эта состоялась в день памяти Владимира, крестителя Руси, — 15 июля 1240 года. Князь Александр пробился к центру лагеря и сразился с ярлом Биргером, военачальником шведов, и «возложил печать на лицо острым копием», как говорит Житие Александра Невского. Потеряв многих воинов, враги бежали по Неве в море. За эту победу Новгородского князя Александра прозвали «Невским», «он стал символом Руси — России»10. В ту пору ему было всего 20 лет.

Сражение князя Александра со шведским военачальником Рерих отобразил на картине «Александр Невский поражает ярла Биргера» (1904).

«Невская победа открывала путь для будущего возрождения Русской государственности, пришедшей на смену некогда могучей Киевской Руси»11. Историк XIX века М.И.Хитров, оценивая Невскую победу, писал: «Народ прозрел посягательство Запада на русскую народность и веру. Здесь, на берегах Невы, со стороны русских был дан первый славный отпор грозному движению германства и латинства на православный Восток, на Святую Русь»12.

Вскоре после этой битвы в Псковскую землю вторглись немецкие рыцари. Их целью был захват русских пограничных крепостей — Изборска и Пскова, чтобы далее продвигаться вглубь Руси и строить укреплённые замки. Деревянные стены Изборска не стали преградой для немцев, Псков же был взят с помощью бояр-изменников. И Александр Невский идёт с походом на Копорье — опорный пункт крестоносцев на южном берегу Финского залива, разрушает крепость и берёт в плен крестоносцев. На следующий год он освобождает Псков. Но решающее сражение по разгрому крестоносцев, вошедшее в историю как Ледовое побоище, произошло 5 апреля 1242 года на Чудском озере.

В 1940-х годах Н.К.Рерих снова обращается к образу Александра Невского. В его дневнике читаем: «Начат "Александр Невский" — Победитель на поле битвы»13. «Полотно звучит одновременно предостережением, выраженным в грозных словах полководца: "Кто с мечом к нам придёт — от меча и погибнет"»14.

Историки говорят о двух подвигах Александра Невского: о подвиге земном, воинском, когда была спасена Русь от иноземного порабощения, и подвиге духовном, когда были спасены духовные основы: Александр не согласился на объединение с римской католической церковью. При этом он продолжал стойко защищать свой народ от монголов, утвердивших на Руси жесточайшее иго. Пять раз Александр Невский ездил в Орду, где ему приходилось выполнять их обряды, но при этом оставаться преданным своей вере и Русской земле.

«Меч — Западу, мир — Востоку»15 — таков был выбор Александра Невского. Русь, раздираемая междоусобицами, ещё не могла дать отпор монголам. Как полководец и стратег, Александр понимал, что невозможно сейчас победить татар силой оружия, так как их людские ресурсы были безграничны и ордынская империя представляла единый военный лагерь, тогда как Русь была разрознена, покорена и опустошена монголами. Строя русскую государственность на севере страны, Русь копила силы и опыт борьбы с азиатскими поработителями.

«...Победы русские были исключены на Западе из исторических начертаний, — пишет Н.К.Рерих. — А если уже невозможно было не упомянуть об удачах, о строительстве русского народа, то это делалось шёпотом в самых пониженных выражениях. И об этом остались нестираемые памятки...

Об этом можно бы написать поучительное историческое исследование. Будет в нём сказано о том, как народ русский не только умел претерпеть, но и знал, как строить и слагать в больших трудах славное будущее своей великой родины»16.

И вновь обратимся к сохранившейся до наших дней Почаевской мозаике, созданной по эскизу Н.К.Рериха (1910). «...На Почаевской мозаике мне захотелось созвать сонм русских воителей, — читаем в "Листах дневника" Н.К.Рериха. — Так над западным входом собрались славные воины, ставшие крепким дозором. Скоро от Запада пришёл враг. Враг всякой Руси, враг всех народов русских. Но просчитался враг, жестоко просчитался, ибо не понял сущности Народа Русского»17.

По нижнему краю мозаики на старославянском языке дана надпись с именами святых. В левой группе мозаики первым изображён Владимир Ярославович (1020 – 1052) — сын Ярослава Мудрого, князь Новгородский; вместе с отцом он удерживал единство Руси и по его инициативе воздвиг в Новгороде храм Святой Софии, в руках с которым и изображён на мозаике.

Справа от него стоит князь Александр Невский (1219 – 1263) с мечом и свитком, которые символизируют два его подвига — воинский и духовный.

Рядом с Александром Невским художник изобразил его племянника, князя Михаила Тверского (1271 – 1318), княжившего в Твери, а позднее ставшего великим князем Владимирским. По доносу своего племянника, стремившегося получить ярлык на Владимирское княжение, Михаил Тверской был вызван в Орду, где погиб смертью мученика, но тем самым избавил Русь от кровавого нашествия ордынцев.

Далее стоит Игорь Ольгович — князь Черниговский и Киевский. Он «принял мученическую смерть, невинно обвинённый в междоусобице родственных княжеских домов — Ольговичей и Мономаховичей»18.

Рядом с князем Игорем Ольговичем изображён Ярополк Изяславович, князь Владимиро-Волынский. «Во время княжения Ярополка в Волынском княжестве произошла междоусобица с Владимиром Мономахом», в которой «он был предательски убит "неизвестными злодеями"»19.

В правой группе мозаики первым изображён святой Вячеслав Чешский — внук святой княгини Людмилы Чешской, крестившей Чехию. После гибели его отца Ростислава в бою с уграми (венграми) Вячеслав вступил на княжеский престол. Он управлял мудро и справедливо, много потрудился для укрепления христианства в Чехии. Немецкое духовенство противодействовало святому Вячеславу, восстанавливало против него завистливых вельмож, которые уговорили его младшего брата Болеслава занять престол. Вячеслав был убит родным братом на пороге храма. Один из первых славянских святых, Вячеслав чтится русской православной церковью.

Далее мы видим уже известных нам святых: князя Владимира и рядом с ним двух его сыновей — Бориса и Глеба.

Замыкает этот строй Новгородский князь Мстислав Ростиславович Храбрый. «Сей князь, по свидетельству современников, был украшением века и России»20, — пишет историк Н.М.Карамзин. Он «был добродетелен, чтил духовенство, был милосерд к убогим и больным. Когда видел утесняемых христиан, говорил: "Братья, не будем иметь желания, кроме того, чтобы умереть нам за Русскую землю; если умрём — очистимся от грехов наших, и Бог вменит нас с мучениками..."»21 «Усердного храмоздателя»22 художник изобразил с храмом в руках.

В 1263 году, возвращаясь из Орды, Александр Невский скончался по дороге в Городце на Волге, возможно, отравленный в ханской ставке. После его ухода с новой силой разгорелись усобицы между князьями.

Противостоять междоусобицам и натискам Орды могла лишь духовная крепость. И эту духовную крепость явили великие подвижники того времени.

Прокопий Праведный, родом из варягов, ещё в молодости оставил дом, раздав всё своё богатство нищим, пришёл в Хутынскую обитель, недалеко от Новгорода, к преподобному Варлааму, чтобы посвятить себя Богу.

Через некоторое время с благословения игумена он уходит дальше — в глухие места, а затем поселяется в Великом Устюге, где принимает на себя подвиг юродства, молясь за весь народ, позабывший Бога.

«Юродство заключалось в том, что человек ради Христа отказывается от всех удобств жизни, от дома и семьи; когда совсем не заботится о своём внешнем виде: носит самую старую рваную одежду, ходит всегда — зимой и летом — босой; когда питается чем Бог послал, — говорит Н.Д.Спирина в своём слове "Заступник и молитвенник", посвящённом Прокопию Праведному. — По внешнему виду юродивый — это всегда странный человек, не похожий на других ничем; и речь юродивого часто состоит из коротких, малопонятных фраз. Но внутренне — это святой человек, человек одной заботы — как бы лучше послужить Богу. Ради Христа юродивый готов терпеть и голод, и холод, и всякую обиду. (...) Он молил Создателя не только о себе, но и за весь христианский люд, за жителей Устюга, позабывших Бога, погружённых в суетность и грехи, за ненавидящих и обижающих его»23.

Прокопию Праведному однажды было дано откровение Свыше о приближающейся опасности для жителей Устюга за грехи их. Святой призывал их к покаянию, но люди не придали этому значения. В следующее воскресенье над Великим Устюгом началась гроза. Прокопий пламенно молился перед иконой Богородицы, и вскоре гроза утихла «и вёрст за двадцать от города разразилась в пустынном месте страшным каменным градом, которым был поломан огромный лес. Устюг был спасён»24.

Картина Н.К.Рериха «Прокопий Праведный отводит тучу каменную от Устюга Великого» (1914) рассказывает об этом эпизоде из жизни подвижника. Н.Д.Спирина так комментирует её: «Туча уже надвинулась. Первые камни уже лежат. И она должна была побить город и погубить его. Он [Прокопий] своей силой, своими молитвами отводит каменную тучу от его родного города»25.

Сам художник об этом событии пишет так: «Древнейшее сведение о метеорите, выпавшем в пределах России, относится к 1290 г. По сообщениям современника, падение произошло 25 июня в полдень близ Устюга Великого... из той каменно-огненной тучи, которая в 1290 г. угрожала В[еликому] Устюгу полным разрушением и которая была "отведена" от города молитвами св. Прокопия Праведного»26.

Вторая картина Николая Рериха — «Прокопий Праведный за неведомых плавающих молится» (1914) отображает другой подвиг Святого. «В последние годы жизни, — пишет Н.Д.Спирина, — Прокопий особенно часто поднимался на высокий берег Сухоны и садился на большой камень. Он любил это место и часами следил отсюда за рыбачьими лодками, моля Бога даровать им мирное плавание. Неоднократно выражал он желание быть погребённым под этим камнем»27.

В ночь на 8 июля 1303 года блаженный Прокопий по дороге в Михайловский монастырь ушёл из жизни. «На заре поднялся сильный ветер. Нависли тяжёлые чёрные тучи. Стало холодно, и пошёл густой снег»28. Так земля прощалась с великим подвижником.

А через одиннадцать лет, в 1314 году, на землю приходит другой Подвижник — Сергий Радонежский. При царящей в это время политической и государственной разрозненности, когда «Киевской Руси уже не было... сердце Руси — Киево-Печерская Лавра — была разрушена»39 и Русь уходила на север, — в глухие радонежские леса, в отшельничество отправился Варфоломей, сын ростовского боярина-переселенца. «В трудное время загорелся этот великий светильник; Русь приходилось строить заново... И здесь, в Радонежских лесах, начинает, благодаря Преподобному Сергию, биться духовное сердце Новой Руси — Троицкая обитель»30.

«Он создал общинную обитель, просиявшую на всю Россию. Он делал это просто, как просто всё подлинно великое, начав с того, что срубил своими руками церквушку и келию для жилья. Именно тогда заложил он то зерно, из которого впоследствии, всем на диво, выросла во всём своём великолепии и грандиозности Троице-Сергиева Лавра. Подумаем, какой же потенциал был у этого зерна! — говорит в своём выступлении Н.Д.Спирина. — Первым, кто пришёл к отшельнику, был медведь. Его привёл к Сергию не только голод, но и сердце. (...) Потом стали приходить и люди и селиться около подвижника, привлечённые его мощным духовным магнитом. Они учились у него общинножитию. Это было трудно и непривычно. Сергий непрестанно подавал им наглядный пример, который необходим для обучения подражанием. Сергий трудился наравне со всею братией, ничем внешне не отличаясь от остальных монахов. Он вразумлял и наставлял их, не задевая достоинства, не вызывая обиды, но пробуждая совесть и сознание. (...) Всем своим обликом Сергий учит, каким в идеале должен быть общинник»31.

«Чтобы сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство, русскому обществу должно было поднять и укрепить свои нравственные силы, приниженные вековым порабощением и унынием. Этому делу, нравственному воспитанию народа, и посвятил свою жизнь Сергий. Сергий был идейным вдохновителем Куликовской битвы, неумолимым врагом княжеских междоусобий, препятствовавших собиранию национальных сил. Он мирил князей, сплачивал их против общего врага вокруг молодого московского княжества, предвидя Москву как будущий центр государства российского»32.

«Сергий, "данный России Воевода", всегда был с ней в критические времена её становления. О Его помощи в Куликовской битве знают многие. Эта помощь, как и другие Его проявления, вошла в историю»33.

Одна из любимых фигур Рериха — Сергий Радонежский, которому он посвятил несколько картин. «Отлично зная историю России, Рерих переосмыслил традиционную трактовку образа Сергия. В его картине "Сергий-Строитель" отсутствует та отрешённость и святость, которая имеется в изображениях Нестерова. У Рериха Сергий трудится физически над строительством обители, он трудится духовно над построением Руси после 300-летнего разрушительного татарского ига»34.

«На картине Рериха "Святой Сергий Радонежский" (1932) [он] благословляет воинство на смертный бой с врагом, на Куликовскую битву, и держит в руке храм — символ будущей Руси, которую он созидает»35. Вверху картины Рерих поместил символ Всевидящего Ока — Пространства, которое фиксирует все явления жизни, для него нет ничего скрытого и тайного.

«На картине Николая Константиновича Рериха "Святой Сергий Радонежский", — продолжает в другом выступлении описание этой картины Н.Д.Спирина, — есть такая надпись, выполненная славянской вязью: "Дано Святому Преподобному Сергию трижды спасти Землю Русскую. Первый раз при князе Дмитрии, второй при Минине. Третий..." и далее многоточие»36.

«Как святой, Сергий одинаково велик для всякого, — пишет русский писатель Б.Зайцев. — Подвиг его всечеловечен. Но для русского в нём есть как раз и нас волнующее: глубокое созвучие народу, великая типичность — сочетание в одном рассеянных черт русских. Отсюда та особая любовь и поклонение ему в России, безмолвное возведение в народного святого, что навряд ли выпало другому»37.

«Вспомним времена смутного времени [1607 -1613], когда настойчивые и повторные видения Преподобного к простым русским людям и посадскому мещанину Минину вывели их на великое служение своей стране, — говорит Н.К.Рерих в одной из своих статей. — Все великие акты русской истории совершались под Знаменем Преподобного. Не видеть этого — значит иметь закрытые глаза. Так и теперь, в эпоху разгула тёмных сил, первым этапом служения под знаменем Преподобного будет ясное осознание в наших сердцах Его как Водителя и Заступника перед Престолом Всевышнего»38.

«Через пятьсот лет, всматриваясь в его образ, чувствуешь: да, велика Россия! Да, святая сила ей дана. Да, рядом с силой, истиной мы можем жить»39.

Страна Твоя стоит как факел Света;

Вокруг неё бушует море мглы,

Но дни её грядущие светлы

И предначертана её победа.

Страна Твоя...

Твоей Рукой она

От полчищ вражеских была охранена,

И рок ей уготован небывалый.

Чертог воздвигнут.

Умысел лукавый

Десницей мощной будет сокрушён.

Она восстанет в ореоле славы

Оплотом мира,

духа маяком 40.

Продолжение следует. Начало см. в № 11, 12 - 2006, № 1 - 2007

1 Андреев Л. Держава Рериха // Держава Рериха. М., 2004. С. 38.

2Николай Рерих в русской периодике. Вып. 1. СПб., 2004. С. 294 – 295.

3Там же. С. 379 – 380.

4Перед Восходом. 2000, № 2. С. 11.

5Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. М., 2000. С. 328.

6Хеллин Т. Го ло с эпохи // Держава Рериха. С. 51.

7Пушкин А.С. Сочинения. Ленинград, 1957. С. 719.

8Сахаров А.Н. История России с древнейших времён до конца XVII века. М., 1996. С. 247.

9Бегунов Ю.К. Александр Невский. М., 2003. С. 69. (Серия ЖЗЛ)

10Там же. С. 70.

11Там же. С. 73.

12Там же.

13Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. С. 461.

14Кузнецова И.Н. Русский век. Богатырская серия // Рерих: пророчества. Самара, 2004. С. 168.

15Бегунов Ю.К. Александр Невский. С. 11.

16Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. С. 322.

17Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 3. М., 2002. С. 212.

18Маточкин Е.П. Николай Рерих: мозаики, иконы, росписи, проекты церквей. Самара, 2005. С. 76.

19Там же. С. 76, 78.

20Карамзин Н.М. История государства Российского: В 12 т. Т. 3. М., 2003. С. 32.

21Маточкин Е.П. Николай Рерих: мозаики, иконы... С. 79.

22Там же.

23Спирина Н.Д. Отблески — 2000. Новосибирск, 2001. С. 45.

24Там же. С. 48.

25Спирина Н.Д. Из аудиозаписи программы «Образы Рериха». 1992.

26Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 3. С. 113 – 114.

27Спирина Н.Д. Отблески — 2000. С. 49.

28Там же. С. 50.

29Спирина Н.Д. Отблески — 1998. Новосибирск, 1999. С. 18.

30Там же.

31Спирина Н.Д. Отблески — 1990. Екатеринбург, 1997. С. 25 – 26.

32Спирина Н.Д. Отблески. I. 1944 – 1989. Новосибирск, 1996. С. 35.

33Спирина Н.Д. Отблески — 1990. С. 25.

34Спирина Н.Д. Отблески. I. 1944 – 1989. С. 35.

35Спирина Н.Д. Из аудиозаписи программы «Образы Рериха». 1992.

36Спирина Н.Д. Отблески — 2001. Новосибирск, 2002. С. 8.

37Знамя Преподобного Сергия Радонежского. Сборник. Новосибирск, 2005. С. 93.

38Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М., 1999. С. 92.

39Знамя Преподобного Сергия Радонежского. С. 95.

40Спирина Н.Д. Перед Восходом. Новосибирск, 1997. С. 140.

Источник : http://voshod.sibro.ru/

«Мир идей и дел Н.К. Рериха» Павлодарское областное Рериховское общество

• Куда-то идут бесконечным походом воины...

Наводопелые лапти шуршат по распутице, и вдаль, бесконечную даль уходят эти военные люди... [5; 26, с.211].

•...Ратники идут тяжкой дальней дорогой: лапти месят предвесенний грязный снег, по нему с трудом волочат ноги собаки, с трудом бредут люди, привязав тяжёлые красные щиты за спины или неся их за ручки. Меха, в которые одеты люди, облезли, обвисли, щиты тоже кажутся неуклюжими, чуть не облупленными.

“Однажды Куинджи раскритиковал мою картину “Поход”, но полчаса спустя он, сильно запыхавшись, вновь поднялся в мастерскую: “Вы не должны огорчаться. Пути искусства бесчисленны, лишь бы речь шла от сердца”, — улыбаясь, говорил он”. Для Стасова истинен же один путь — благоговейной реальности в изображении действительности, в воплощении человеческих характеров, индивидуальностей, которых нет в “Походе ”. Путь бескомпромиссной борьбы с “декадентами”. Рерих казался ему первым помощником в этом пути, в этой борьбе. Оказался не столько помощником, сколько наблюдателем. Это, думается, и определяет прежде всего раздражённость тона по отношению к древнеславянскому походу, который изобразил художник, не пошедший в поход на ненавистных “мирискуссников” [8, с.53,54].

• Его подход к старине весьма отличен от всех прежних приближений к ней. На полотнах Рериха не видно ни всем известных, увенчанных историей и легендой героев, ни обычной подстроенности сюжета, ни театральности композиции, ни её неоправданной нарядности, словом, не видно всего того, на что так были падки многие русские живописцы. Художнику открылось не прикрашенное и не ложное лицо старины — открылось во всей своей здоровой, древней и сильной истине.

Острым взглядом увидел художник долины и холмы, расцветшие сотни лет назад, леса крепкоствольные и людей тогдашних, безликих, “сросшихся“ с деревьями и лугами и непобедимых этим. Посмотрите, как неожиданно и “истинно“ изображён “Поход" (189): по холмистой русской равнине, ещё крытой снегом, поздним вечером медленно движется крестьянская рать, движется нестройной “разбившейся“ толпой, поднимаясь ленивым потоком на холм. Подобное построение исторической композиции было столь чуждо пониманию современников, что даже такой поклонник русских тем, как Стасов, обронил в “Новостях“ такие строки: “Жаль только, что все к зрителю спиной, и потом, почти все опустили головы, словно от меланхолии, и глядят себе под ноги, ни у кого не видать никакой храбрости, мужества или хоть бодрости. Ведь, кажется, их никто на войну плетью не гонит“ [26, с.13].

•... произведение”Поход” (1899) более всего поразило критиков непривычной трактовкой темы, показом войны как тягостного вынужденного занятия для славян. На холсте не было ни стройных рядов, ни хорошо вооружённых воинов. По снежной холмистой равнине тянулась подавленная унылая толпа, вооруженная чем попало: деревянными щитами, кольями, топорами. Архитектор В. Свиньин писал М. Нестерову о картине: “здесь видно совершенно новое понимание о походе. Это не тот поход, который имеет целью истребление ближнего...” В картине Рерих попытался избавиться от недостатков своего предыдущего произведения. Светлее стал колорит, спокойнее манера письма. Но по-прежнему были ещё погрешности в рисунке... [27, с.56,57].

5. Вс.Н.Иванов. “Рерих. Художник, мыслитель”.Рига, 1937г., 101с. Репринтное издание, Рига, 1992г.

8. Е.И.Полякова. Рерих, М., “Искусство”, 1973г.344с.

26. Д.Н.Попов. Держава Рериха. М., “Изобразительное искусство”, 1996г., 446с.

27. В.П.Князева. Николай Рерих. С-П..1994г.. 160с.

П.Ф. БЕЛИКОВ, В.П. КНЯЗЕВА Николай Константинович Рерих (Самара: Изд-во "Агни", 1996. - 3-е изд., доп.)

В 1899 году Николай Константинович заканчивает картину "Поход", и в его дневнике появляется любопытнейшая запись о намерении (хотя и с оговоркой "в шутку") показать картину на "декадентской" выставке. "Воображаю, какой скандал подымется, -пишет художник, - как завопит Стасов, как многие не будут знать, что и думать. Уговариваю и В. И. (Зарубина. - П. Б. и В. К.) дать что-либо туда же. Прямо скандалистами мы с ним становимся".

Дело было, конечно, далеко не шуточным, так как сам Дягилев обратился к Николаю Константиновичу с просьбой дать ему "Поход" для своих выставок. Между прочим, Дягилев высоко ценил и "Гонца" Рериха. Однако Рерих отказал Дягилеву, сославшись на то, что картина уже обещана на

IV "Весеннюю выставку" Академии художеств, на которой она и экспонировалась. Сам же факт переговоров Дягилева с Николаем Константиновичем и заметки последнего в дневнике весьма красноречивы. Тем более что Николай Константинович никогда даже не заикался о желании участвовать в выставках Товарищества передвижников. "Поход" был благожелательно встречен Стасовым и многими другими. Так, архитектор В. Свиньин писал М. Нестерову: "Здесь видно совершенно новое понимание о походе. Это не тот поход, который имеет своей целью истребление ближнего". В "Походе" Рерих решал не только сюжетные задачи, но и задачу сложной многофигурной композиции, причем нельзя сказать, что ему удалось с ней хорошо справиться. Картину раскритиковал Куинджи, впрочем, поспешивший заверить Николая Константиновича, что "пути искусства бесчисленны, лишь бы песнь шла от сердца".

С. ЭРНСТ Н.К.Рерих / Держава Рериха. Сост. Д. Н. Попов. — М.: Изобразительное искусство, 1993. — 444 с.: ил. — Резюме англ.

Острым взглядом увидел художник долины и холмы, расцветшие сотни лет назад, леса крепкоствольные и людей тогдашних, безликих, «сросшихся» с деревьями и лугами и непобедимых этим. Посмотрите, как неожиданно и «истинно» изображен «Поход» (1899): по холмистой русской равнине, еще крытой снегом, поздним вечером медленно движется крестьянская рать, движется нестройной «разбившейся» толпой, поднимаясь ленивым потоком на холм. Подобное построение исторической композиции было столь чуждо пониманию современников, что даже такой поклонник русских тем, как Стасов, обронил в «Новостях» такие строки: «Жаль только, что все к зрителю спиной, и притом почти все опустили головы, словно от меланхолии, и глядят себе под ноги, ни у кого не видать никакой храбрости, мужества или хоть бодрости. Ведь, кажется, их никто на войну плетью не гонит».

В.ИВАНОВ Рерих — Художник-Мыслитель/ Держава Рериха. Сост. Д. Н. Попов.— М.: Изобразительное искусство, 1993. — 444 с.: ил. — Резюме англ.

А вот еще — «Поход», на котором куда-то бредут бесконечным походом воины... Наводопелые лапти шуршат по распутице, и вдаль, в бесконечную даль уходят эти военные люди...

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 1: 1891–1901 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2004. ISBN 5-98408-012-5. I. Соболев, А. П., ред

Художественные новости

«Гвоздём» предстоящей весенней выставки в Академии художеств будет, вероятно, большое полотно художника Н. К. Рериха под названием «Поход». Художник задался целью изобразить на картине состояние русского войска во время так называемого «удельного периода». Картина изображает холм, по которому подымаются войска. Войска идут вяло, с поникшими головами. В каждой фигуре чувствуется нерешительность, вялость — характерные признаки тогдашнего состояния наших ратников. Даже собаки на первом плане картины, и те как будто прониклись общим вялым настроением. Впечатление от картины таково, что — налети сейчас на это войско с дюжину «злых татаровьев», и всё войско рассыплется как прах… Пейзаж — серенький и однообразный, как нельзя более в тон с фигурами, и дополняет общее впечатление этой интересной картины.

Россия. 1900. 21 января / 2 февраля. № 266. Пятница. С. 3.

Общественная жизнь в С.-Петербурге

...Художник Рерих только что окончил большое художественное полотно «Поход древней Руси». Картина эта появится на предстоящей академической выставке в залах Императорской Академии художеств.

Биржевые ведомости. 1900. 6/18 февраля. № 36. Воскресенье. С. 2.

Так же: Санкт-Петербургские ведомости. 1900. 6/18 февраля. № 36. Воскресенье. С. 4; Северный курьер. 1900. 6/18 февраля. № 95. Воскресенье. С. 3.

Художественные новости

Комитет предстоящей Весенней выставки в Академии художеств приступил уже к осмотру картин, которых, как говорят, доставлено около 400 №№. Очень крупных полотен в этом году на выставке нет. Самые большие полотна принадлежат кисти г. Рериха и г. Скиргелло. Картина г. Рериха изображает «Поход» древнерусского войска...

Россия. 1900. 10/22 февраля. № 286. Четверг. С. 3.

Хроника

Выставку картин в Императорской Академии художеств посетили вчера 19-го февраля их императорские высочества президент Академии великий князь Владимир Александрович и великий князь Георгий Михайлович. Объяснения давали вице-президент Академии гр. И. И. Толстой, В. П. Лобойков, В. А. Беклемишев и Н. К. Рерих.

Автор картины «Поход» (Русь), снимок с которой помещён в субботнем приложении «Нов. вр.» (№ 8614), — Н. К. Рерих. Картина эта, выставляемая в Академии художеств, была на конкурсе в Императорском Обществе поощрения художеств, бывшем 19-го февраля, и удостоена премии, как и картина г. Зейденберга «Ушкуйники». В настоящее время обе картины уже доставлены в Академию художеств.

Новое время. 1900. 21 февраля / 5 марта. № 8615. Понедельник. С. 4. Ч/б снимок с картины «Поход» помещён: Новое время. 1900. 19 февраля / 3 марта. № 8614. Суббота. С. 5.

Н. Кравченко

Выставки картин

...Картину дал всё-таки только один — Н. Рерих. Это «поход» старой Руси. Трудно сказать «какой поход», «когда он был», «по какому поводу». Это просто поход, каким он должен казаться в представлении каждого, кто читал эти бесконечные неурядицы, междоусобные войны, набеги. Старые русские ратные люди, вооружённые в тяжёлые, неуклюжие доспехи, медленно тянутся по протоптанной в снегу дороге. Идут они как-нибудь, без всякого строя, по двое, по трое, медленно поднимаются на высокий бугор, в последний раз обрисовываются на светлом небе силуэтом и исчезают в огромной, волнистой равнине, кое-где покрытой лесом и снегом. При всех своих чисто ученических недостатках, это всё-таки картина! Одна-единственная на всю выставку.

Россия. 1900. 22 февраля / 6 марта. № 297. Вторник. С. 3.

Художественная хроника

19-го февраля в Императорском Обществе поощрения художеств состоялось присуждение премий по ежегодно устраиваемому конкурсу художественных произведений. На конкурс было представлено до 100 №№ художественных произведений, которые были развешаны в малом выставочном зале. В нынешнем году конкурс вышел не особенно блестящим, о чём, главным образом, свидетельствует небольшое число выданных премий. Некоторые из них, за отсутствием достойных быть премированными произведений, так и остались никому не присуждёнными. К числу таковых относится премия в 600 р. имени А. А. Краевского за жанровые произведения и премии за живопись декоративную и живопись на фарфоре. Удостоены премий по живописи на исторический сюжет (премия имени В. П. Боевского): художник Зейденберг за картину «Ушкуйники» в сумме 500 р. и Н. К. Рерих за картину «Поход» — 300 р. ...

Россия. 1900. 23 февраля / 7 марта. № 298. Среда. С. 3.

Так же: Искусство и художественная промышленность. 1900. Февраль. № 17. С. 276.

Старовер

Весенняя выставка картин в залах

Императорской Академии художеств

...Смею, однако, думать, что Академия не особенно высокого мнения о выставке, раз верно сообщение газет, что она не нашла ни одной картины, достойной приобретения для её музея. Этот приговор, пожалуй, слишком строг, так как среди почти трёхсот нумеров выставки есть пять-шесть картин, авторы которых вполне заслуживают поощрения со стороны Академии. На этих картинах я только и остановлюсь. Две из них получили премии в Императорском Общества поощрения художеств накануне открытия Весенней выставки. Это произведения гг. Н. К. Рериха и С. М. Зейденберга. Картина первого из них называется «Поход», второго — «Ушкуйники». О г. Рерихе мне уже случалось говорить в моих отчётах, и с каждым его новым произведением его крупное художественное дарование проявляется ярче, хотя от некоторых своих недостатков он избавляется не с желательной быстротой. Положительная сторона его картин — это стремление проникнуть в ту эпоху, которую он изображает, условие необходимое для исторического живописца. Г[-н] Рерих археолог-учёный, а не дилетант, и в этом сила его картин. Его «Поход» — историческая картина, в лучшем значении этого слова, это не изображение одних только костюмов определённого времени, но и точная, по возможности, конечно, передача характеров. На меня, по крайней мере, она производит впечатление исторической правды. Очень хорош и чисто русский пейзаж, слабо освещённый ранним утренним светом. Недостаток картины излишняя чернота, которая губит картину, главным образом потому, что она повешена на выставке так, что на неё не проникает ни луча света, да кроме того к ней и подойти близко нельзя. Посмотрите эту картину при надлежащем освещении, и получится совершенно иное впечатление...

Санкт-Петербургские ведомости. 1900. 27 февраля / 11 марта. № 56. Воскресенье. С. 2.

М. С.

Наши художественные выставки

...Картина Рериха «Поход (Русь)» — одна из серьёзных работ этой выставки: солнце садится, и через гору, покрытую глубоким снегом, тянутся вереницей, друг за другом, измученные, усталые трудной дорогой, ратные люди. Усталость и утомление переданы очень реально. Только, мне кажется, художник понял свою задачу довольно узко, раз он задумал изобразить поход и именно поход старой Руси, поход всё равно какой и всё равно куда, т. е. хотел выразить «собирательное» понятие похода. Ведь что такое были походы Руси? Это были такие походы, благодаря которым Русь из маленького княжества выросла в громадную, могущественную империю. Следовательно, поход Руси был поход бодрых, сильных, здоровых людей, для которых никакие тяготы, ни трудности не были непреодолимы. Такими мужественными и сильными, а не слабыми и утомлёнными, я бы и изобразил этот ратный люд. Пейзаж в этой картине хорош, поэтичен, верен правде, что при недурной композиции и рисунке составляет одно гармоническое целое. ...

Новое время. 1900. 28 февраля / 12 марта. № 8622. Понедельник. С. 3.

М. Далькевич

Весенние выставки

...Здесь самая значительная картина — «Поход» г. Рериха; из других особенно талантливы, своеобразны и заметны работы гг. Зарубина, Пурвита, Рущица, Вальтера, Богатырёва, Рылова. ...

Северный курьер. 1900. 14/27 марта. № 131. Вторник. С. 3.

М. Далькевич

Весенние выставки

Г[-н] Рерих выставил только одну картину «Поход (Русь)». Она служит продолжением других, появившихся раньше, где были воплощены моменты в жизни той же Руси, предшествовавшие «Походу», как прошлогодние «Старцы», собравшиеся на совет, и ещё раньше «Гонец», посланный с вестями от одного из древних славянских племён к другому. Картина эта, как и прежние, является чем-то новым, сильным и самобытным. К ней никак не подойдёшь с выработанными уже «мерками», что особенно раздражает привыкших к ним ценителей, делящих все картины на определённые разряды: пейзажи, жанры, исторические и т. п. Причислить её к пейзажам — нельзя, потому что одинаковое значение имеет здесь и изображение людей, но в картине нет «рассказа», нет типов, даже не видно лиц этих людей, — следовательно, это не жанр. По внешности она менее всего подходит к традиционным «историческим» картинам: здесь нет ни театральной композиции, ни изложения исторического факта, ни даже детальной археологической разработки, которая здесь не бросается в глаза и едва лишь кое-где намечена, а между тем — это именно историческая картина в полном и истинном значении этого слова. Г[-н] Рерих обладает своеобразной способностью в совокупности и свойственной только ему группировке отдельных элементов разных «родов» живописи — передавать дух целой исторической эпохи, передавать так, что она даёт определённое настроение, представляется со всеми характерными особенностями, деталями, типами людей и отдельными моментами их исторической жизни, что нечасто встречается в многотомных исторических романах и монографиях. В настоящей картине художник остаётся верным себе и неустанно следует по избранному пути, прогрессируя так же, как и его товарищи гг. Рылов, Богатырёв и Зарубин...

Северный курьер. 1900. 19 марта / 1 апреля. № 136. Воскресенье. С. 5.

В. Стасов

Пять выставок

В двух академиях

...На исторические сюжеты картин очень немного: всего две. Одна «Из варяг в греки» г. Владимирова и «Поход русских» г. Рериха. Обе картины были выставлены на конкурсе в Обществе поощрения художеств, и за первую из них была дана 1-я награда, а за другую — 2-я. Такой приговор кажется мне мало справедливым. Картина г. Владимирова ничего другого не представляет кроме нескольких натурщиков до пояса, довольно тщательно написанных — но более того тут уже ровно ничего нет. Картина же г. Рериха, невзирая на многие несовершенства рисунка в фигурах, всё-таки представляет немало истинного интереса. Г[-н] Рерих, надо сказать, был первоначально пейзажист и шёл по классу профессора Куинджи. Это извиняет, до некоторой степени, недостатки его рисунка человеческой фигуры. Но, не покидая специальности пейзажа, он увлёкся сюжетами древней русской истории, ревностно занялся также изучением древнерусского быта и этнографии. Оттого его композиции на русские стародавние сюжеты заключают всегда много интереса. Так, например, в нынешнем «Русском походе» и местность, и крутая, ярко освещённая тропинка впереди, в гору, и полоска света вдали на горизонте, и бредущие в изрядном беспорядке «деревенские воины», прямо мужичьё от сохи, в лаптях и онучах, но с досчатыми щитами на руках или за спиной, кто в шлемах, а кто в шапках, и все с кое-каким оружием — это всё живописно и правдиво. Жаль только, что все — к зрителю спиной, и притом почти все опустили головы, словно от меланхолии, и глядят себе под ноги, ни у кого не видать никакой храбрости, мужества или хоть бодрости. Ведь, кажется, их никто на войну плетью не гонит. Но, невзирая на такие недочёты, картина не лишена интереса и, может быть, обещает нам нехудого исторического живописца в будущем. У нас живописцев с историческим чутьём и стремлением всегда так мало. Автору надо побольше учиться, мне кажется. Оттого я о нём немножко и распространился...

Новости и биржевая газета. 1900. 20 марта / 2 апреля. № 79. Понедельник. С. 2.

М. Далькевич

За месяц

Весенние выставки: академическая,

Общества С.-Петербургских художников и передвижная

...В Академии самое значительное произведение — картина г. Рериха «Поход (Русь)». Она служит продолжением других, появившихся раньше, где были воплощены моменты из жизни той же Руси, предшествовавшие «Походу», как то: прошлогодние «Старцы», собравшиеся на совет, и ещё раньше «Гонец», посланный с вестями от одного славянского племени к другому. (С ними наши читатели знакомы по приложениям к одному из № журнала за прошлый год.) В настоящей картине так же определённо выступает своеобразная способность художника в совокупности и свойственной только ему группировке отдельных элементов разных «родов» живописи — передавать дух целой исторической эпохи, передавать так, что она даёт определённое настроение, представляется со всеми характерными особенностями, деталями, типами людей и отдельными моментами из исторической жизни, чтo не часто встречается даже в многотомных исторических романах и монографиях. В настоящей картине художник остаётся верным себе и неустанно следует по избранному им пути, прогрессируя точно так же, кaк и некоторые из его товарищей, — гг. Рылов, Богатырёв и Зарубин...

Искусство и художественная промышленность. 1900. Апрель. № 19. С. 397–409; илл. с. 400.

Сторонний

Заметки о художестве

...К такому же прискорбному заблуждению надо отнести и былое увлечение молодым и многообещающим художником Н. Рерихом, одна из картин которого красуется даже в Третьяковской галерее. На Парижской выставке была его большая картина «Сходятся старцы». Сколько помнится, в своё время она была отмечена здесь, в Петербурге, единодушными похвалами печати — теперь же потерпела фиаско наравне с творениями Васнецова и Репина. ...

...Картина г. Врубеля повешена на выгодном месте, — а Рериха поместили где-то на задворках.

Новое время. 1900. 26 сентября / 9 октября. № 8830. Вторник. С. 3.

Ив. Лазаревский

Николай Константинович Рерих

...В следующем, 1900 году, сначала на конкурсе в Поощрении художеств, а потом на Весенней в Академии появилась новая картина Н. К. Рериха — «Поход». Она вызвала в печати и в публике ещё большие толки, чем две первые. Эта картина представила поход в таком изображении, которое публике незнакомо. Нет ни стройных рядов хорошо вооружённых, в блестящих доспехах воинов, не видно развевающихся по ветру знамён и стягов, нет смело гарцующих полководцев. Ничего этого нет. А тянется серая толпа, не яркая, не картинная толпа воинов, а толпа оторванных от земли, от сохи и семьи мужиков. Все они вооружены, чем Бог помог: кто с деревянным щитом за спиной да с копьём и луком, кто просто с копьём, а вон воин, тот и топором удовольствовался; все они в лаптях да в онучах, в заплатанных посконных штанах и рубахах, в грубых армяках, в старых помятых шишаках. Они идут вялой толпой, то кучками, то по одному. Они идут, но мыслями, видимо, далеко от похода — погнали, значит так надо, рассуждать не приходится — думами они дома, у занесённых снегом избушек с оставленными семьями и родными. Слева остановился на громадном коне, тяжёлом и могучем, старый витязь, и поглядывает на своё покорное, разношёрстное войско.

Н. К. Рерих с обычным своим талантом и мастерством прекрасно справился со своей задачей и вполне сумел передать в картине то впечатление, которое желал, а именно — впечатление древнего русского похода... Написана картина, по моему мнению, хорошо. Особенно удался художнику пейзаж картины — и крутая горка, на которую взбираются полчища, и долина справа, внизу поросшая дремучим лесом, порой прерываемая озёрами, и небо с яркой, поразительно верно схваченной полоской света на горизонте, на которой так рельефно выделяются воины у перевала горки...

Но и за эту картину многие порицали художника, приводя на вид то, что картина эта написана ещё эскизнее, так сказать, чем «Сходятся старцы», и что колорит её несколько темноват. Соглашаясь отчасти со вторым недостатком картины, никак не могу согласиться с первым. «Поход» написан нисколько не эскизнее «Старцев», но там общий колорит гораздо темнее и потому и кажется, что в «Походе», при более ясном колорите, рисунок вышел ещё эскизнее. Я уже имел случай заметить, говоря о «Старцах», что будь у Рериха более ясный, сухой рисунок, давай он резко определённые линии форм, ему бы никогда не достигнуть такой передачи впечатления, какой он достигает при своём эскизном рисунке. То же надо сказать, понятно, и о «Походе». ...

Новый мир. 1901. 15 сентября. № 66 (18). С. 328–331. Портрет: с. 328. Иллюстрации: с. 328, 330, 331 — из этюдов Н. К. Рериха; с. 329 — «Гонец: восстал род на род», «Сходятся старцы»; с. 330 — «Поход»; с. 331 — «Утро богатырства киевского».

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 2: 1902–1906 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова;Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб. : Фирма Коста, 2005. 558 с.[1] л. портр. ISBN 5

Н. Шебуев

Негативы

Крупнейшим событием сегодняшнего художественного дня является выставка «Мира искусства».В первый раз дягилевцы попадают в Москву и притом с такою богатою коллекциею картин, какой Петербург ещё не видал. До трёхсот полотен заключают в себе и такие произведения, которые экспонировались на выставках предыдущих лет. Выставка в целом произведёт на москвича ошеломляющее впечатление, до того много необычного увидит он.<…>

Во второй зале останавливает внимание Рерих. Помните его «Воронов» на прошлогодней Весенней выставке? Много будут говорить об его серии из шести картин, изображающих «Скандинавскую Русь», «Очаг», «Старцы», «Заморские гости», «Поход», «Город строят».

«Заморские гости», если не ошибаюсь, были в прошлом году на Весенней академической выставке, так что москвичи по ним могут себе составить [мнение], насколько интересна вся серия. <…>

Русское слово (Москва). 1902. 15/28 ноября. № 315. Пятница. С. 2.

Н. Шебуев

Негативы

Сегодня официальное открытие выставки «Мира искусства». Вчера посетители пускались только по почётным билетам. Целый день стучал молоток. <…>

Теперь перейду к г. Рериху. Это тоже столп и утверждение дягилевской истины.Он почерпнул свои сюжеты оттуда, где кончается область истории и начинается миф из седой, могучей скандинавской старины.Сильные, мускулистые люди его картин кажутся сказочными богатырями, а сильные, примитивные краски и тяжёлый мускулистый рисунок как нельзя более гармонируют с примитивностью их быта.Быть может, такою и была эта таинственная Русь, какою мы видим её на картинах Рериха «Очаг», «Старцы», «Заморские гости», «Идолы», «Поход» и «Город строят». В этой сюите, пока она целиком, много смысла и содержания. Поэтому я очень удивился, когда услыхал, что Третьяковская галерея хочет её разрознить, приобретая только «Город строят». ...

Русское слово (Москва). 1902. 16/29 ноября. № 316. Суббота. С. 2.

Художественная хроника

Как мы и предполагали, первая в Москве выставка картин художников, группирующихся около редакции журнала «Мир искусства», пришлась по вкусу москвичам и была сочувственно встречена московской печатью; <…>

На этой же выставке Москва впервые знакомится с интересными и оригинальными работами художника Н. К. Рериха, он взял себе ту далёкую область, когда история древней Руси начинает сливаться с мифическим, мирным временем; Н. К. Рерих так понял этот далёкий, но полный своеобразной поэзии мир, и с такой оригинальностью воспроизводит его, что приковывает к себе всецело внимание; теперь Н. К. Рерих выставил целую серию своих картин; из этой серии, в которую вошли: «Русь времён варягов», «Очаг», «Заморские гости», «Поход», наиболее интересна картина «Город строят»; последнюю картину мне пришлось видеть в мастерской художника — и, по моему мнению, по этому произведению видно, насколько двинулся вперёд Н. К. Рерих в своём художественном развитии и в силе передачи настроения. …

Биржевые ведомости. 1902. 19 ноября / 2 декабря. № 316. Вторник. С. 6.

Z.

На выставке журнала «Мир искусства»

...Менее известен г. Рерих, выступающий на выставке с целым рядом картин из русской седой старины.

...«Поход» — зимою, узкой вереницей, воинов в шлемах, с копьями и узкими норманнскими щитами;

Русские ведомости (Москва). 1902. 26 ноября. № 327. Вторник. С. 3.

Н. К.

Выставка картин «Мира искусства»

...Во всяком случае, картины г. Рериха интересны и по своей своеобразности, и по красивым краскам. Отметим в особенности картины: «Заморские гости», «Поход», «Город строят» и «Городок, утро». ...

Московский листок. 1902. 20 декабря. № 353. Пятница. С. 3.

Н. З. Панов

Николай Константинович Рерих

...«Поход». Это Русь собралась отражать врагов и защищать своё народное достояние. Вооружённая, потянулась она в горы, таща за собой припасы, кто на коне, кто пеший. На первом плане — военачальник на белом коне. Белый конь и доныне остался неизменной принадлежностью военного героя в народной фантазии. ...

Живописное обозрение. 1904. 14 ноября. № 46. С. 725–729; на с. 725 помещён ч/б фотопортрет Н. К. Рериха; с. 726 — ч/б илл. «Княжая охота», «Идолы»; с. 727 — «Сходятся старцы»; с. 728 — «Поход» («Русь»).

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 3: 1907–1909 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2006. 558 с.[1] л.

Ив. Лазаревский

Творчество Н. Рериха

...В картине «Поход» Рерих изобразил движение войска в таком виде, какой публике мало знаком. Нет ни стройных рядов хорошо вооружённых воинов в блестящих доспехах, не видно развевающихся по ветру знамён и стягов, нет смело гарцующих полководцев. Ничего этого нет. А тянется серая толпа, не яркая, не картинная толпа воинов, а толпа оторванных от земли и сохи мужиков. Все они вооружены чем попало: кто деревянным щитом, копьём да гнутым луком, а кто и просто топором или самодельной вилой; все они в лаптях да онучах, в заплатанных посконных штанах, в рваных армяках и зипунах, в помятых старых шишаках. Они идут вялой толпой, то кучками, то по одному. Они идут шаг за шагом, но чувствуется, что мысли всей этой массы далеко от похода, думами они у занесённых снегами избушек с оставленными семьями, заботами и нехитрыми своими делами. Слева от этой толпы остановился витязь на могучем коне и поглядывает на своё покорное и разношёрстное войско.

И такой передачей Рерих сумел дать сильное впечатление древнего русского похода. С технической стороны картина удалась художнику; особливо хорош пейзаж — и крутая горка, на которую взбираются полчища, и долина справа, внизу, поросшая дремучим лесом, порой прерываемым озёрами, и небо с поразительно верно схваченной полоской света на горизонте, на которой так рельефно выделяются воины на перевале горы…

В мире искусств. 1908. Сентябрь–октябрь. № 11–13. С. 9–11.

Так же: Киевская мысль.1908. 19 сентября. № 260. Пятница. С. 2.

Ив. Лазаревский

О творчестве Н. К. Рериха

...И за первую, и за вторую картину критика немало упрекала художника за эскизность, неясности и расплывчатости рисунка; ещё более усилились эти упрёки, когда появилась третья картина Рериха — «Поход». Упрёки эти были неосновательны, придай художник большую чёткость рисунку, ему бы никогда не достигнуть той силы настроения неясности старины, которой отличаются произведения Рериха.

В «Походе» Рерих изобразил движение войска в таком виде, какой публике не знаком. Нет ни стройных рядов хорошо вооружённых воинов в блестящих доспехах, не видно развевающихся по ветру знамён и стягов. Ничего этого нет. А валит серая толпа, не яркая, не картинная толпа воинов, а толпа оторванных от земли и сохи мужиков. Они идут вяло, толпой иль кучками или по одному. Они идут тяжело и думами далеки от похода; все они заняты мыслями о занесённых в сугробах деревушках с оставленными семьями и нехитрыми своими делами. Слева от этой толпы стоит на могучем коне витязь и поглядывает на своё покорное разношёрстное войско. Такой передачей Рерих дал впечатление древнего русского похода. В этой картине особенно художнику удался пейзаж. Воздуха и шири вообще много в пейзажной части работ Рериха. Тут, несомненно, сказалась школа такого художника, каковым является Куинджи, — этот удивительный живописец, чуткий, внимательный и любовный руководитель молодёжи, плодотворно влиял на развитие своеобразного дарования Рериха. ...

Новый журнал для всех. 1909. Январь. № 3. Стб. 127–133.

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика