Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Чингиз-хан. # 88 [Чингиз-хан (Всадник. Монголия)]
1937

Н.К.Рерих. Чингиз-хан. # 88 [Чингиз-хан (Всадник. Монголия)]. 1937

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=1515&size=3

  
Атрибуты картины

Название Чингиз-хан. # 88 [Чингиз-хан (Всадник. Монголия)]
Год 1937
Где находится Новосибирский государственный художественный музей. Россия
Материалы, размеры Холст, темпера. 45.5 х 79.3 см.
Источник Научная картотека Новосибирского государственного художественного музея
Примечание № Ж-79, инв. № КП 584, 041016

Е. П. МАТОЧКИН Николай РЕРИХ. Завещано Сибири / Новосибирск: Издательский Центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2008. - 76 стр.

Ещё в 1929 году Николай Константинович выдвинул идею о необходимости заключения международного Пакта с целью сохранения культурных сокровищ человечества. В 1935 году этот Пакт был ратифицирован государствами Америки, а в дальнейшем инициатива Рериха получила завершение в Гаагской конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооружённых конфликтов.

В качестве охранительного флага, названного Знаменем Мира, Рерих предложил белое полотнище с тремя кругами внутри окружности, символизирующими вечность, явленную в человеческом обществе преемственностью прошлого, настоящего и будущего. Знак этот распространен повсеместно. Его древнейшие изображения встречаются в Монголии (Аршанхад, гора Тэбш). Николай Константинович сам зарисовывал его со скал Центральной Азии. Такие же три круга Рерих изобразил на груди легендарного монгольского воителя («Чингис-Хан», 1937), чьей храбростью, мужеством и мудрыми наставлениями, сохранившимися в памяти потомков, художник всегда восхищался.

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 3: 1907–1909 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2006. 558 с.[1] л.

Записные листки Н. К. Рериха

Вождь

(Таково предание о Чингиз-хане, вожде Темучине)

Родила Чингиз-хана нелюбимая ханша.

Стал Чингиз-хан немилым сыном отцу.

Отец отослал его в дальнюю вотчину.

Собрал к себе Чингиз других нелюбимых.

Глупо стал жить Чингиз-хан.

Брал оружие и невольниц, выезжал на охоту.

Не давал Чингиз о себе вестей.

Вот будто упился Чингиз кумысом

И побился с друзьями на смертный заклад,

Что никто от него не отстанет!

Тогда сделал стрелку-свистунку Чингиз.

Слугам сказал привести коней.

Конными поехали все его люди.

Начал дело своё Чингиз-хан.

Вот Чингиз выехал в степь,

Подъезжает хан к табунам своим.

Нежданно пускает свистунку Чингиз.

Пускает в лучшего коня десятиверстного.

А конь для татар — сокровище.

Иные убоялись застрелить коня.

Им отрубили головы.

Опять едет в степь Чингиз-хан.

И вдруг пускает свистунку в ханшу свою.

И не все пустили за ним свои стрелы.

Тем, кто убоялся, сейчас сняли головы.

Начали друзья бояться Чингиза,

Но связал он их всех смертным закладом.

Молодец был Чингиз-хан!

Подъезжает Чингиз к табунам отца.

Пускает свистунку в отцовского коня.

Все друзья пустили стрелы туда же.

Так приготовил к делу друзей,

Испытал Чингиз преданных людей.

Не любили, но стали бояться Чингиза.

Такой он был молодец!

Вдруг большое начал Чингиз,

Он поехал к ставке отца своего

И пустил свистунку в отца.

Все друзья Чингиза пустили стрелы туда же.

Убил старого хана целый народ!

Стал Чингиз ханом над Большой Ордой!

Вот молодец был Чингиз-хан.

Сердились на Чингиза Соседние Дома.

Над молодым Соседние Дома возгордились.

Посылают сердитого гонца:

Отдать им все табуны лучших коней,

Отдать им украшенное оружие,

Отдать им все сокровища ханские!

Поклонился Чингиз-хан гонцу.

Созвал Чингиз своих людей на совет.

Стали шуметь советники;

Требуют: «Идти войною на Соседний Дом».

Отослал Чингиз таких советников.

Сказал: «Нельзя воевать из-за коней»,

И послал всё ханам соседним.

Такой был хитрый Чингиз-хан.

Совсем загордились ханы Соседнего Дома.

Требуют: «Прислать им всех ханских жён».

Негодовали советники Чингиз-хана,

Жалели жён ханских и грозились войною.

И опять отослал Чингиз советников.

И отправил Соседнему Дому всех своих жён.

Такой был хитрый Чингиз-хан.

Стали безмерно гордиться ханы Соседнего Дома.

Звали людей Чингизовых трусами,

Обидно поносили они ордынцев Большой Орды

И, в гордости, убрали ханы стражу с границы.

И забавлялись ханы с новыми жёнами.

И гонялись ханы на чужих конях.

И злоба росла в Большой Орде.

Вдруг ночью встал Чингиз-хан.

Велит всей Орде идти за ним на конях.

Вдруг нападает Чингиз на ханов Соседнего Дома.

Полонил всю их Орду.

Отбирает сокровища, и коней, и оружие.

Отбирает назад всех своих жён,

Многих даже нетронутых.

Славили победу Чингиза советники.

И сказал Чингиз старшему сыну Откаю:

«Сумей сделать людей гордыми.

А гордость их сделает глупыми.

И тогда ты возьмёшь их».

Славили хана по всей Большой Орде;

Молодец был Чингиз-хан!

Положил Чингиз Орде вечный устав:

«Завидующему о жене — отрубить голову,

Говорящему хулу — отрубить голову,

Отнимающему имущество — отрубить голову.

Убившему мирного — отрубить голову,

Ушедшему к врагам — отрубить голову».

Положил Чингиз каждому наказание.

Скоро имя Чингиза везде возвеличилось.

Боялись Чингиза все князья.

Как никогда богатела Большая Орда.

Завели ордынцы себе много жён.

В шёлковые одежды оделись.

Стали сладко есть и пить.

Всегда молодец был Чингиз-хан.

Далеко видит Чингиз-хан.

Приказал друзьям: разорвать шёлковую ткань

И прикинуться больными от сладкой еды.

Пусть народ по-старому пьёт молоко,

Пусть носят одежду из кож,

Чтобы Большая Орда не разнежилась.

У нас молодец был Чингиз-хан!

Всегда готова к бою была Большая Орда,

И Чингиз нежданно водил Орду в степь.

Покорил все степи Таурменские,

Взял все пустыни Монгкульские.

Покорил весь Китай и Тибет.

Овладел землёю от Красного моря до Каспия.

Вот был Чингиз-хан-Темучин!

Попленил ясов, обезов и половцев,

Торков, косогов, хозаров,

Аланов, ятвягов разбил и прогнал.

Тридцать народов, тридцать князей

Обложил Чингиз данью и податью.

Громил землю русскую, угрожал кесарю.

Темучин-Чингиз-хан такой молодец был.

Н. Рерих [факсимиле]

Новое слово. 1909. Май. № 5. С. 38–39.

Урикова Н.В. Описание 100 картин Н.К.Рериха и 5 С.Н.Рериха

Чингис-Хан.

Сдерживая своего царственного коня, на одной из вершин стоит Чингис-хан, всматриваясь в раскинутые перед ним просторы. На картине много фиолетового, синего и голубого цветов, что символизирует о мудрости этого полководца. Художник как бы приглашает нас покинуть почву буквальных фактов и вековых предрассудков и подняться в иное жизненное пространство, более свободное, бросить взгляд на исторические события с высоты Знаний будущего, с позиции мудрости Учения Живой Этики.

"Чингис-хан был религиозным вождём своего народа... В своих больших походах он нередко применял самую различную тактику, неожиданную для врагов его... Знамя Чингис хана было белое. При этом в разных походах употреблялись символы многих изображений: лев, конь счастья, кречет, барс. В основе монгольский цвет синий, но и посейчас живут заветы великого Чингис хана. Также упоминаются и законы его, среди которых многие могут жить и посейчас.

Перечень суровых наказаний за кражу, убийства, прелюбодеяния и другие недостойные действия не упадут со страниц законодательств и в настоящее время. Также и прочие государственные деяния, требования к чиновным лицам и заботы о преуспевании страны были широко установлены великим ханом... По всему, дошедшему до нас, Чингис хан действительно был великим вождём и строителем." (Н.К.Рерих. Сказки. Монголия, с.61)

"Европа считала монголов какими-то сверхъестественными существами во времена Чингис хана. В Европе искренне верили, что у монголов собачьи головы и они питаются человеческим мясом. Но со временем оценки изменились. Так, Чингис хан был действительно великим вождём и строителем. Многие законы его могли бы жить и сейчас. Для уничтожения в ханах гордости он запрещал принимать пышные титулы. Соблюдалась веротерпимость и свобода воли, лишь бы признавалась любовь к Богу. Смертная казнь полагалась для шпионов, лжесвидетелей, колдунов, лихоимцев. С целью уничтожения пьянства Чингис хан восставал против употребления спиртных напитков. Имеются указы об истреблении чрезмерного суеверия и о развитии гостеприимства среди кочевого населения и доставление безопасности при следовании по обширным владениям империи.

Правнук Чингис хана Тимур (или Тамерлан) тоже раньше считался лишь разрушителем. Но Тимур владел Камнем, Сокровищем Мира, и тоже был великим Строителем, внимательным к наукам и искусствам. Также и Акбар, представитель династии Великих Моголов, как ни старались представить его кровожадным тираном, был светлым объединителем и культурным правителем. Многие правители мира, спешно осужденные, через века представали совершенно в другом свете. И в нашей истории было нечто подобное с Петром Великим и Иваном Грозным." (Н.К.Рерих. Нерушимое)

"Славу Чингису поём. Мудрости его пояс возносим. О народе думает хан, о силе, о богатстве, о славе народа. Вот прослышал хан, что раздвоился сильный Тарбагатайский род. Этакий срам, два брата родные откочевали в разные стороны. Делят скот, угоняют коней. Разделили дружину и пошили разные знамёна. Срам приключился.

Вот призывает Чингис братьев на пир. Пьют и едят, как бы ничего не случилось. После пира хан приказал принести свой саадак с длинными стрелами. "Постреляем в дальнюю цель". И выцелил хан стрелку - свистунку, и попала она в дальнюю цель. "А ну теперь, славный Тарбагатай, покажи древнюю славу рода!" Так говорил хан и вынул стрелу и как бы хотел дать старшему брату, но вздохнул: "Теперь раздвоилися братья - придется и стрелу раздвоить". И сломал хан стрелу и подал каждому половину. Сказали братья: "Разве можно стрелять сломанной стрелой?" Хан засмеялся: "И я думаю, что нельзя. Пропала стрела, - пропала сила. Сохраните половинки и подумайте о себе, о славе Тарбагатая".

Так устыдил хан братьев, и с той поры остался единый Тарбагатай. Славу Чингису поём!" (Н.К.Рерих. Седая древность, 1993, с.43)

Не о единении ли всех народов Земли задумался Чингис на картине?

Н. КОЧЕРГИНА Завещано Сибири Журнал Восход: № 11-12 (187-188), Ноябрь-декабрь, 2009

Рериха привлекают образы великих деятелей и героев, обладающих высокими качествами духа — мужеством, бесстрашием, дерзновением. Таким на картине «Чингиз-Хан» мы видим героя монгольского народа. Художник изображает его на вершине горы; вокруг валуны и камни, напоминающие древнее священное место. Перед Чингизом вверх и вниз открыто пространство. Он зорко вглядывается в голубую даль, словно прозревая далёкое и прекрасное будущее своей страны, а сияющие сквозь туман нежно-лиловые вершины говорят о духовных победах.

В древнемонгольских хрониках Чингиз-Хана называли Хранителем Огня. Для монголов он не только великий вождь, с которым связаны славные страницы родной истории, но и великий человек, монгольский Прометей, объединитель и устроитель жизни своего народа.

Знаменателен знак триединства на одежде монгольского вождя — это не просто исторически достоверная деталь, но указание на способность вмещения и синтеза. В Учении Живой Этики приводится следующая притча: «Передают, что к Чингиз-Хану прибыли послы от Старца Горы. В ларце лежала золотая чаша и многие разноцветные покрывала. Надпись гласила: "Пей из одной чаши, но покрывайся платами всех народов". Так была явлена Иерархия и терпимость, как и подобает Вождю»23. Он утвердил соблюдение «веротерпимости и свободы слова, лишь бы признавалась любовь к Богу». «По всему дошедшему до нас, Чингис-хан действительно был великим вождём и строителем»; «И посейчас живут заветы великого хана»24, — писал Н.К. Рерих.

23 Сердце. 295.

24 Рерих Н.К. Монголы // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М., 1995. С. 222 – 223.

Источник: http://voshod.sibro.ru/

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика