Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Шекар-Дзонг. # 52 [Гималаи]
1937

Н.К.Рерих. Шекар-Дзонг. # 52 [Гималаи]. 1937

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=2063&size=3

              
Атрибуты картины

Название Шекар-Дзонг. # 52 [Гималаи]
Год 1937
Где находится Львовская галерея искусств. Украина
Материалы, размеры Холст на картоне, масло. 47,8 х 61 см.
Источник Ксения Рудзите. Коллекция картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха в Государственном художественном музее Латвии http://www.uguns.org/articles_html/026.html
Примечание Загружено 3 изображения. Инв. № Ж-3640. Изъята в 1942 г. немцами из Рижского худож. музея. К. Рудзите указывает размеры 30.5 х 45.5 см. Среднее по величине изображение явно сжато по горизонтали, но служит доказательством нахождения картины в Львове (получено оттуда)

«Мир идей и дел Н.К. Рериха» Павлодарское областное Рериховское общество

• Другое тоже старинное место — Шекар-дзонг. Когда тибетцы были смелыми орлами, они не боялись взлетать на отвесные скалы и лепить на кручах свои защищённые святыни. Целая декорация башен, переходов и храмов. Но теперь тибетцы спустились в долину. Начальники уже не живут в замке, а ютятся внизу, обирая народ произвольными, жестокими поборами. Только издали привлекательны старые дзонги Тибета.

Ещё выше дзонга на скалах вознёсся монастырь. Теперь там всего восемь лам. Но ведь там двор, отмеченный в "Письмах (Махатм)". Там была школа, основанная Махатмами, теперь школы уже давно нет. Опять лхасское правительство лишало её жизни. Но старики ещё помнят, что здесь была "религиозная школа", и помнят про "высоких азара" из Индии [14,с.314].

• В Лхасе на улицах запрещено электричество. Запрещён кинематограф. С прошлого года в Тибете запрещено светским людям стричь волосы, носить европейскую обувь и опять приказано носить длинные халаты. Современные формы и обычаи армии названы красными обычаями и запрещены. Так рассказывается самими тибетцами. Значит, и то немногое, что открывало путь Тибету к обновлению, пресечено и отвергнуто. Значит, опять остаётся мрак невежества, со всеми суевериями, убийствами, пытками и отравлениями. Этот мрак оправдывается недопустимыми суевериями.

Так, отравитель человека высокого положения будто бы получает себе всё счастье и преимущества отравленного. Существуют какие-то семьи, в которых право отравительства передаётся как родовое преимущество, и в семье хранится состав особого яда... Это напоминает старые повести об отравленных предметах и особенно кольцах. Такие кинжалы и кольца с приспособлениями для помещения яда приходилось видеть. Такие вещи бывали и непальской работы. Видимо, и там подобные обычаи издавна процветали. Передают, что до сих пор при погребении махараджи старший брамин должен съесть кусок мяса покойного, и за это съевший попадает в верхние сферы неба. Много рассказывают такого, чему даже трудно поверить. Если привести рассказы о способах лечения, то тоже не верится, что сказанное относится к нашему времени...

Есть что-то суждённое в умирании старого Тибета. Колесо закона повернулось. Тайна ушла. Тибету некого охранять, и никто не хранит Тибет. Исключительность положения как хранителя буддизма более не принадлежит Тибету, ибо буддизм, по завету Благословенного, делается мировым достоянием. Глубокому учению не нужны суеверия. Исканию истины противны предрассудки.

Первое изображение Благословенного получено Тибетом от Непала и от Китая. Получено только в седьмом веке, более чем через тысячу лет после учения и жизни Благословенного. Получено после того, как в Индии сложилась уже блестящая литература последователей буддизма. Получено первое изображение тогда, когда уже по всей Азии высились прекрасные вихары, перед которыми дуканги Тибета стоят как бедные младшие братья. Теперь, когда возникает мысль о восстановлении истинного буддизма, и эта волна минует Тибет.

Возьмем чёрную магию Тибета. Вспомним их оживающие трупы, знаменитое ролланг-воскресение, которое не что иное, как грубая форма вампиризма.

Вспомним блуждающих духов, которые убивали и всячески злоумышляют, причём часто бывают духами именно лам (вспомним всякие виды одержания, когда под злым воздействием люди совершенно меняются и временно впадают в настоящее безумие). Вспомним злые заклинания и наваждения, которым вооружаются ламы для запугивания тёмного народа. Вспомним самоубивающие магические кинжалы, тёмные гадания, заговоры, оборотней, принимающих вид зверей, и всякие измышления злой воли. Во-первых, все это очень дурно, и такие темные занятия лам не свидетельствуют в их пользу. Во-вторых, колдуны Малабарского берега воспроизводят всю чёрную некромантию гораздо сильнее. О них знают, их опасаются, но никто не поклоняется им и не считает их священными личностями. Малабарские "чудеса" опередили Тибет.

Многие писания о Тибете называли его "чудо из чудес". Но это название могло относиться или к прошлому Тибету, или к непониманию тех писателей, загипнотизированных традицией. Правда, можно было назвать чудом школу, организованную Махатмами около Кампа-дзонга. Но ведь уже много лет эта школа не существует. И кем же нарушена она? Теми лхасскими ламами, которые не имеют ничего общего с тем многим замечательным, совершавшимся на территории Тибета. Всё это — прошлое. Теперь же немногие тибетские ламы имеют зачаточные формы левитации, материализации, проблески воли и ясновидения. Но самое большое испытание для лам — если, при их самомнении, вы предложите им: "Спросите Вашего оракула, что я сейчас думаю и какие намерения имею?". Тогда гадатель и прозорливец окажется отсутствующим, а ламы приходят в смущение. Те же, кто развил в себе ясновидение, не живут в монастырях, не живут в Лхасе.

Правда, в горах бывают удивительные явления, но они не имеют отношения к ламству. Вспоминаем этот поразительный огонь в палатке, опять бывший на Чантанге. Вспоминаем волны тепла среди жестоких морозов. Вспоминаем многие проявления тонких энергий, но ведь Лхаса-то тут ни при чём? Поразительно проходить местами, где ещё недавно были Ашрамы.

Но самая необычайная встреча не будет иметь ничего общего с правительством далай-ламы. Смешение двух совершенно различных понятий следует расчленить, — и Тибет не имеет более права укрываться за не принадлежащей ему таинственностью. Рад, что мы шли открыто, что мы спрашивали открыто тибетское правительство и говорили с тибетцами открыто.

Старая тропа преодолений слишком импозантна для Тибета. Сейчас он должен сказать открытое слово.

Было бы нелепо осуждать всё миллионное население Тибета. Опять ламы могут стать образованными. Опять может появиться просвещённое правительство. И народ снова может обрести восхождение. Многое, что представляется "павшим", просто еще "не поднялось".

В Учении истинных заветов Благословенного имеются практические указания касательно всей жизни. При некотором прилежании можно ознакомиться и принять к руководству эти благие наставления. Теперь же те, которые позорят Учение, и негодные чины правительства должны понять, что их преступная деятельность осуждена и не может продолжаться [14, с. 316-321].

• …Радость устремлениям тибетцев к новейшим техническим достижениям не удивляет, так как ещё Будда заповедал о наступлении нового века Майтрейи, когда “по небу полетят железные птицы и землю обовьёт железный змей”. Буддист-тибетец радуется, видя аэроплан, и с той же радостью садится в поезд. И не следует ли задуматься над тем, что книга является почётным предметом в доме тибетца? Путешественники часто говорят об отрицательных чертах тибетцев — у кого их нет? Таковы поступающие из тибетских источников сведения и получаемые ими впечатления. [46,c.100,101]

• Азара сказал: “Будет время бедствий Тибета, когда не признают голос Шамбалы, когда опустеют монастыри и Учение обрастёт шерстью невежества, белый покров горя покроет землю. Где же наставники народа? Знаю преданного старого ламу в Роденге, трёх полезных в Моруланге и около пятнадцати в Рудоке и Каме в отшельничестве. Кончается учение лам, чтобы открыть свет Будды. Можно признать наступление времени обещанного Майтрейи. Наступает год Шамбалы [46, c.531,532].

• Тьма невежества и суеверий запорошили глаза Тибету, называющему себя “священной страной”, где народ и правительство якобы “религиозные” люди. Если тибетцы-ламаисты и слышали об Учителе Будде, то это ещё не даёт им права называть своё страну “священной”, а себя именовать религиозными людьми. Будда и Учение его в Тибете не популярно. Гораздо более ламаисты чтят здесь “идамов”, олицетворяющих силы природы. Чем рогатее, страшнее и безобразнее “идам”, тем большее благословение и почёт он вызывает у ламаистов-суеверов. Надо категорически — раз и навсегда — усвоить, что ламаизм Тибета лишь прикрывается именем Будды, нагло обманывая народ обрядностью, ничего общего с учением Будды не имеющий. В то же время Тибет с давних времён уже эксплуатирует священное для буддистов понятие Шамбалы, пользуясь близостью её территорий. Но опять-таки надо твёрдо сказать и усвоить, что Мудрецы Шамбалы, или Гималайское Братство, ничего общего ни с Далай–Ламой, ни с ламами или с ламаизмом, ни с Тибетом как таковыми не имеют. Здесь существует всего лишь формальная территориальная близость. В том и заключается тайна Тибета. Но ни Далай-Лама, ни чиновники его и вообще никто без зова и разрешения в Шамбалу показаться не могут и точного пути туда и её месторасположения не знают. Это — прежде всего самой природой — хорошо защищённое место, к тому же искусно охраняемое [46, с. 611,612].

14. Н.К.Рерих, Алтай — Гималаи, Рига, Виеда, 1992г., 336 с.

46. Рябинин. Развенчанный Тибет. “Амрита-Урал”, 1996 г., 730 с.

Фото изображенного объекта

Экспедиционная фотография в архиве Музея Николая Рериха (г. Нью-Йорк):

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика