Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Белые Гималаи. # 27
1931

Н.К.Рерих. Белые Гималаи. # 27. 1931

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=27&size=3

        
Атрибуты картины

Название Белые Гималаи. # 27
Год 1931
Серия Кулута (составлена в 1931 г.)
Где находится Государственный музей искусства народов Востока. Россия. Москва
Материалы, размеры Холст, темпера. 31 х 43 в свету; 36 х 48 см.
Источник Сайты Государственного музея искусства народов Востока и Государственного каталога музейного фонда Российской Федерации http://госкаталог.рф/
Примечание Инв. № 9329 II, 28573 КП

Урикова Н.В. Описание 100 картин Н.К.Рериха и 5 С.Н.Рериха

К серии картин "Гималаи".

Художник говорил, что он очень любит горы, и если бы у него была своя планета, она была бы сплошь гористой. Гималаям посвящено очень много картин и этюдов, ведь Гималайский хребет является самым мощным магнитом на нашей планете, содержащим невыразимую красоту. Людей издавно влекли эти прекрасные горы, люди чувствовали их духовное притяжение. Много экспедиций отправлялись для покорения Гималайских вершин, но многие заканчивались трагически.

Многие виды Гималаев написана так, как будто художник находился на одной из вершин, но никак не внизу, в долине. Это качество делает его картины гор космичными. Перед нами открывается панорама с очень большой высоты. Чтобы так написать, нужно побывать на таких высотах, особенно на перевалах, где очень холодно и писать красками невозможно. Кроме того, Рерих создавал такие картины с видами гор и пещер, которые его экспедиция не проходила и не посещала. И эти изображения в точности соответствуют действительности. Художник видел эти вершины в духе, и в духе он бывал там, где не ступала нога человеческая. В его дневнике есть рассказ о том, как с Эвереста вернулась немецкая экспедиция, встретившая караван Рериха. На картине "Сжигание тьмы" они узнали точное изображение ледника Эвереста, где, кроме них, никто не бывал, и никак не могли понять, как этот характерный вид мог попасть на картину.

"Я горд, что мне было предназначено прославить во многих картинах величавые Священные Гималаи. Любя Индию и будучи русским, я счастлив, что в истории русского искусства Гималаи и Индия будут воспеты с любовью и уважением", - писал Рерих. "В Гималаях кристаллизовалась великая Веданта. В Гималаях Будда вознесся духом. Самый воздух Гималаев пропитан духовным напряжением... Хотя бы мысленное приобщение к торжественному величию будет укрепляющим средством. Ведь всё по-своему стремится к прекрасному. О прекрасном по-своему мыслит каждый и непременно захочет, так или иначе сказать о нем..."

Вторая половина жизни Н.К.Рериха была тесно связана с Гималаями. Он пишет их в разное время года, в разное время дня. "Где еще можно получить такую радость, как восход Солнца над Гималаями, когда синева интенсивней сапфиров, когда из далекого-далека сверкают ледники, как несравненные драгоценные камни",- писал художник.

Как прекрасно переливаются закатные краски лучей Солнца в Гималайских горах! Из единого луча Света, разложенного на семь составных и пять дополнительных, слагаются закатные краски снегов Гималаев. На картинах Рериха мы видим Гималаи и в розовых лучах восходящего Солнца, и в фиолетовой дымке сумерек, окутанные густой синевой ночи, блистающие снегами, величественные, прекрасные в своей непостижимости и тайне. Удивительны краски картин и часто создаётся впечатление, что художник пишет растертыми драгоценными камнями - кораллами, лазуритом, янтарем, изумрудами. Каждая из картин Гималайской серии наполнена своим особым смыслом и звучанием. Это не просто пейзаж, не просто мгновение жизни, но "жемчуг исканий", поиск высшего смысла бытия. Всемогущая, таинственная сила сокрыта в картинах художника, посвященных Гималаям. Они насыщены Космическими энергиями. В них представлен мир величаво-мудрой красоты, способной исцелить человека.

"На высотах условия мысли иные. Даже сотня метров имеет значение. Даже подвал отличается от верхнего этажа. Имеет значение всё. Чем выше, тем характер мышления становится более утонченным. Нельзя представить, что на высоте трехсот километров мышление останется прежним. Как это ни странно, но Космическое мышление станет много доступнее, когда человек фактически оторвётся от Земли." (Грани Агни-Йоги (ГАИ)

Н.К.Рерих писал: "Далеко поверх состязаний и соперничества заложено устремление к мировым магнитам, к тому неизреченному священному чаянию, в котором родятся герои... Истинно, чем выше, тем мощнее влияние воедино. Так же, как путник проходит свой путь к вершине, отрываясь от житейских привязанностей, так и путник явленного огненного права освобождается от всяких воспоминаний, которые жизнь наложила, как бремя. Истинно, нужно понять символ вершины, как восхождение духа. Каждый ученик должен помнить, что уклонение от вершины уводит путника от пути. Явление вершины остро, и каждая привязанность к миру земному останавливает путника. Но трудно остановиться на склоне, потому будем помнить о вершине восхождения".

"Гималаи закрывают Тибет. Где же такое сверкание, такая духовная насыщенность, как не среди этих драгоценных снегов? Нигде нет такого определительного слова, как в Сиккиме. Здесь ко всему прибавляется понятие геройства. Мужчины - герои, женщины герои, скалы-герои, деревья-герои, водопады-герои, орлы-герои... Не только духовные возвышения сосредоточились в Гималаях, но и физические возможности в богатстве своём создали для этой снежной страны высочайшую славу. По всему миру пробежала легенда о Жар-цвете. И в Китае, и в Монголии, и в Сибири, и в Сербии, и в Норвегии, и в Бретании вы можете услышать о чудесном огненном цветке. В конце концов, куда же приведёт вас происхождение этой легенды? К тем же Гималаям. В отрогах Гималаев растет особый вид чёрного аконита. Местные жители говорят, что они выходят собирать его ночью. В темноте растение светится, и они отличают его этим путём от других видов аконита. Истинно, жар-цвет растет в Гималаях!

Опять индус поёт: "Могу ли я говорить о величии Творца, если знаю несравненную красоту Гималаев?" (Н.К.Рерих. Сердце Азии, 1991, с.54)

"Для меня Гималаи являются вершиною мира не только по высоте, но и по всем благостным многозначительным традициям. Из книг моих вы знаете, что именно нагория Гималаев и Трансгималаев были одним из главных пунктов переселения народов, объединяя этим лучшие стили Запада, выдвигая скифику, напоминая о романском стиле и прочих незабываемых культурных сокровищах... Много всемирных сказаний пришло от этих Снежных вершин. Мысли о целительных травах, о чудесной пыли метеоров, о магнитных токах и мощных энергиях во благо человечества приведут нас опять к тем же снеговым великанам.

Мировая сокровищница Духа! Устремление ко Благу, стремление вверх, где же оно так же действенно может проявиться, как не у Высот, на которые еще не ступала нога человеческая? Во имя этих высот укрепляйте всю бодрость духа. Забудьте всё размельчающее и умаляющее. Охраняйте сокровища человеческого гения. Воздвигайте неустанно твердыни, где дух человеческий укрепит благие достижения. Крепко держите Знамя Мира!" (Н.К. Рерих. Держава Света, с. 92)

"Вдали подымаются белые сверкающие вершины. Ведь это уже Гималаи. Они кажутся не так высоки, потому что мы сами стоим на больших высотах. Но как кристально белы они. Это не горы - это царство снегов!" (Там же).

"В декабре хотим ехать в Гималаи. На нас смотрят изумленно: "Но ведь там теперь снег". Снега боятся! Между тем, единственное время для Гималаев - ноябрь-февраль. Уже в марте подымается завеса тумана. А в мае-августе совсем редко можно на короткое время увидеть всю сияющую гряду снегов. Правда, такое величие нигде не повторено". (Алтай-Гималаи, с.24)

"Два мира выражены в Гималаях. Один - мир земли, полный здешних очарований. Глубокие овраги, затейливые холмы столпились до черты облаков, курятся дымы селений и монастырей. По возвышениям пестрят знамёна, субурганы или ступы. Всходы тропинок переплели крутые подъёмы. Орлы спорят в полёте с многоцветными бумажными змеями, пускаемыми из селений. В зарослях бамбука и папоротника спина тигра или леопарда может гореть богатым дополнительным тоном. На ветках прячутся малорослые медведи, и шествие бородатых обезьян часто сопровождает одинокого пилигрима.

Разнообразный земной мир. Суровая лиственница рядом стоит с цветущим рододендроном. Всё столпилось. И всё это земное богатство уходит в синюю мглу гористой дали. Гряда облаков покрывает нахмуренную мглу. Странно, поражающе неожиданно после этой законченной картины увидать новое, надоблачное строение. Поверх сумрака, поверх волн облачных сияют яркие снега. Бесконечно богато возносятся вершины ослепляющие, труднодоступные. Два отдельных мира, разделенные мглою.

Помимо Эвереста, 15 вершин гималайской цепи превосходят Монблан. Если от реки Великий Рангит осмотреть все подступы до снеговой черты и все белые купола вершин, то нигде не запоминается такая открытая стена высот. В этом грандиозном размахе - особое зовущее впечатление и величие Гималаев - "Обитель снегов".

В сторону восхода вершины сливаются в стену сплошную. Зубчатый, бесконечный хребет священного ящера. Трудно догадаться, что именно там притаились снежные перевалы Джелап-ла и Нату -ла по дороге на Шигацзе и Лхасу. Туман особенно часто закрывает этот путь". (Алтай-Гималаи, с.39)

"Все 17 вершин Гималаев сияют над Сиккимом. С Запада к Востоку: Канг, Джану, Малый Кабру, Кабру, Доумпик, Талунг, Канченджунга, Пандим, Джу-бони, Симву, Нареинг, Синиолчу, Пакичу, Чомомо, Лама Андем, Канченд-жау. Целая снеговая страна, меняющая свои очертания при каждом изменении света. Поистине неисчерпаемая впечатлениями и неустанно зовущая.

Нигде на Земле настолько не выражены два совершенно отдельных мира, мир земной с богатой растительностью, с блестящими бабочками, фазанами леопардами, енотами, обезьянами, змеями и всей бесчисленной живностью, которая населяет вечнозеленые джунгли Сиккима. А за облаками в неожиданной вышине сияет снежная страна, не имеющая ничего общего с кишащим муравейником джунглей. И этот вечно волнующийся океан облаков и непередаваемых разнообразий туманов". (Н.К.Рерих. Сердце Азии, с.8)

"Вся область Гималаев представляет исключительное поле для научных исследований. Нигде в мире не могут быть собраны воедино такие разнообразные условия. Высочайшие вершины до 30 000 футов; озёра на 15-16000 футах; глубочайшие долины с гейзерами и прочими минеральными горячими и холодными источниками; самая неожиданная растительность - всё это служит залогом новых научных нахождений чрезвычайной важности. Если иметь возможность сопоставить научно условия Гималаев с нагорьями других частей света, то какие поучительные аналогии и антитезы могут возникнуть! Гималаи - это место для искреннего учёного". (Там же, с. 17)

"Подход к перевалу Сассер, выше 17000 футов (5200м). Полная арктическая тишина. Глетчеры и снеговые пики - красивейшее место. Волны облаков перекатываются и открывают новые, бесконечно новые комбинации космического строительства. Широкие линии, весь орнамент и арабеск сброшен. Люди делаются более сосредоточенными... И стираются на трудных переходах все социальные различия, все остаются именно людьми, равно работающими, равно близкими к опасностям.

Молодые друзья, вам нужно знать условия караванной жизни в пустынях, только на этих путях вы научитесь бороться со стихиями, где каждый неверный шаг - уже верная смерть. Там вы забудете число дней и часы, там звезды заблестят вам небесными рунами. Основа всех учений - бесстрашие. Не в кислосладких летних пригородных лагерях, а на суровых высотах научитесь быстроте мысли и находчивости действия. Не только на лекциях в тепло натопленной аудитории, но на студёных глетчерах осознаете мощь работы материи, и вы поймёте, что каждый конец есть только начало чего-то, еще более значительного и прекрасного". (Н.К.Рерих. Алтай-Гималаи, с.116)

"Каждый перевал увенчан красивым мендангом с колёсами жизни, с рельефами молитв и с нишами седалищ перед ликом зовущих далей. Здесь медитируют ламы и путники. Здесь развиваются знамёна. Здесь каждый ездок приостанавливает коня. С перевалов опять спускаемся в уходящие холмы. Убегают рёбра разноцветных бугров, точно спины барсов, тигров и волков". (Алтай-Гималаи, с.53)

"Горные пути сложны. Столько поворотов! Столько осыпей под копытами! Столько пересекающих потоков и ручьёв с мертвящей сыростью из-под зелёно-синей листвы! Поистине, много змей под цветами. И язык шорохов в листве непонятен". (Там же, с. 46)

"Эти опасности природы так веселы по существу, так будят бодрость и так очищают сознание. Есть собиратели жгучих восклицаний опасности, но самый неверный бамбуковый или веревочный мост будит в вас упрямую находчивость..." (Там же, с.131)

"Перевалили Депсанг. Вышли на крышу мира. Иначе назвать нельзя. Все острия гор исчезли. Перед нами точно покрытие каких-то мощных внутренних сводов. Глядя на эти песчаные своды, невозможно представить себя на высоте 18000 футов (5500м). Бесконечные дали. Налево, далеко белый пик Гудвина. Направо, на горизонте, громады Куэнь-Луня. Всё так многообразно и щедро, и обширно. Синее небо граничит с чистым кобальтом, а бесстрашные купола-своды отливают золотом, а далёкие пики кажутся ярко-белыми конусами. Вереница каравана не нарушает самой высокой дороги мира". (Там же, с. 121)

"Опять неожиданные подъёмы и повороты в узких проходах, и мы оказались в широкой долине, окруженной разноцветными горами. Какие-то внутренние богатства отливаются разносияющими пластами в склонах гор. Как на фресках Гоццоли, стоят группы граненых лиловых гор, рассеченные темно-коричневыми буграми". (с.119).

"Иногда строение гор больше всего напоминает соединение разноцветных жидкостей, и часто пустыня гремит аккордами океана". (с.228).

"Берега ручьёв и склоны гор покрыты белоснежною содою. Синие, малиновые и коричневые наслоения гор показывают насыщенность металлами. Кажется почему-то, что и радий должен быть в этих благословенных и неиспользованных краях". (с.115)

"Здесь, в просторах Азии родились сказания о великанах-богатырях. Высота ли, или чистота воздуха увеличивает все размеры, и всадник, поднявшийся из-за бугра, выглядит великаном, а средняя киргизская собака принимает размеры медведя. Великие здесь масштабы. Велики должны были быть потоки между горами, чтобы оставить широкие русла, полные обработанной гальки. В большом каньоне вы чувствуете какую-то трагическую катастрофу, переломившуюся в красоте. Около Каракорума чуете какую-то непонятную и длительную работу гигантов. Не здесь ли готовили построение грядущего?" (с.119).

"Когда уже знаете красоты Азии, уже знаете всю насыщенность красок её, и всё-таки они опять поражают, опять возносят чувства. И самое недосягаемое становится возможным". (с.91)

"Наш путь шёл от Гималаев и обратно к ним. Величественен Каракорум и ледяное царство Сассера. Прекрасен Куэнь-Лунь. Фантастичен Тянь-Шань -

Небесные Горы. Широк кругозор Алтая. Декоративен Наньшань. Суров Ангар-Дакчин. Но всё это только пролог перед невиданным величием Гималанв. В Гималаях кристаллизовалась великая веданта. В Гималаях Будда вознесся духом. Самый воздух Гималаев пропитан духовным напряжением - истинная Майтрейя Сангха". (с.316)

"Ясное утро. Лиловые горы. Будет жарко. Четкость гор и стройность несколько напоминают Ладак". (с.216).

"Со всех сторон показались горы: синие, сапфировые, фиолетовые, жёлтые и красно-бурые. Серое небо и жемчужные дали. По руслу широкого потока доходим до Кара-Кизыл, т.е. черно-красный. Название дано верно, ибо скалы из черного и красного крупнозернистого гранита". (с.222)

"Жаркий день. Сперва пустыня со многими буграми и скалами вокруг. Через восемь потаев вошли в красивое ущелье. Шли им около семи потаев. Сине-чёрно-бронзовые скалы, все в трещинах". (с.223)

"Жёлтое солнце заходит за янтарную гору. Спускаемся с гор к небольшой реке. Видны развалины старого форта. На чёрно-синем фоне гор светится неожиданная светло-золотая песчаниковая вершина. Нам говорят: "Там живёт святой человек. Прежде он показывался людям, а теперь его никто не видит. А знаем, что живёт там. И стоит там как бы часовенка, а только дверей не видать". Так сеется легенда". (с.226)

"Сегодня ночью над цепью Центральных Гималаев вспыхивали необычайные озарения. Это была не зарница, ибо небо было чисто, но то самое, недавно отмеченное в науке, светоносное излучение Гималаев". (Н.К.Рерих. Твердыня Пламенная, с.201)

"Кругом всё насыщено именами знаменитыми, тут и пещеры Миларепы, слушавшего на заре голоса дэв, тут был и Падма Самбхава и Джава Гузампа и все главы учения нуждались в незаменимом сиянии Гималаев". (Алтай-Гималаи, с.179)

"Все народы знают, что место Святых людей на горах, на вершинах. От вершин откровение. В пещерах, на вершинах жили Риши. Там, где зачинаются реки, где вечные льды сохранили чистоту вихрей, где пыль метеоров приносит от дальних миров доспех очистительный,- там возносящие сияния. Сюда стремится дух человеческий. Сама трудность горных путей привлекает. Там случается необычное. Там мысль народная работает кверху. Там каждый перевал сулит невиданную новизну, предвещает перелом на новые грани великих очертаний". (с.197)

"Истинно, чем выше, тем мощнее слияние воедино. Так же как путник проходит свой путь к Вершине, отрываясь от житейских привязанностей, так и путник явленного Огненного Права освобождается от всяких воспоминаний, которые жизнь наложила, как бремя". (Там же, 20)

"Истинно, нужно принять символ Вершины как восхождение духа. Каждый ученик должен помнить, что уклонение от Вершины уводит путника от пути. Каждый лишний груз не поможет путнику. Явление Вершины остро, и каждая лишняя привязанность к миру земному останавливает путника. Но трудно остановиться на склоне, потому будем помнить о Вершине восхождения. Трудно достичь Вершины, если дух не понимает основ Иерархии. Так на пути Огненном нет одиночества и пустоты, но есть лишь отрыв от мира земного и неудержимое притяжение в Миру Огненному". (с. 22)

"Вспомним миф о происхождении гор. Когда планетный Создатель трудился над оформлением тверди, он устремил внимание на плодоносные равнины, которые могли дать людям спокойное хлебопашество. Но Матерь Мира сказала: "Правда, люди найдут на равнинах и хлеб, и торговлю, но когда золото загрязнит равнины, куда же пойдут чистые духом для укрепления? Или пусть они получат крылья, или пусть им будут даны горы, чтобы спастись от золота". И Создатель ответил: "Рано давать крылья, они понесут на них смерть и разрушение, но дадим им горы. Пусть некоторые боятся их, но для других они будут спасением." Так различаются люди на равнинных и на горных". (Мир Огненный ч.2, 5)

"Ранним утром мы любовались великолепной опаловой зарей, в свете которой белые изломы гор вырисовывались особенно отчётливо. Около 10 утра наш караван начал подъём на перевал. В течение часа снежные вершины и массивы горных склонов, залитые солнечным светом, сверкали яркими красками... Прилегающая равнина представляла собой холмистое нагорье, расположенное на большой высоте. На юго-запад и юго-восток от неё протянулись могучие горные цепи, среди которых возвышался дапсангский пик. На Западе, по направлению Кара-Корума и другим пикам этой системы, сверкали снежные шапки величественных гор". (Ю.Н.Рерих. По тропам срединной Азии, Хабаровск, 1982, с.50)

"Резко контрастируя с серым небом, сверкали белоснежные короны, венчавшие тёмные, почти чёрные, зубчатые вершины. В ущелье завывал ветер, фантастические узоры змеились на отвесных стенах". (Там же с.53)

"Мы пересекли гряду эродированных (подвергавшихся эрозии, или процессу размывания, разрушения водой, льдом, морозом, ветром) песчаниковых и гранитных гор со слоями красного известняка... Преодолев низкий перевал, караван оказался в узкой долине, с обеих сторон теснимой песчаниковыми горами". (Там же, с.252)

"Узкая тропа, которой стремился придерживаться проводник, вела караван к Натра-ла, следующему перевалу в западном направлении. Ориентирами ему служили молитвенные камни на обочине. Этой тропой обычно пользуются паломники во время ежегодных шествий к священной горе Кайлас.

Вершина Натра-ла порадовала нас своеобразным видом, открывающимся с перевала. На юге поднимался скалистый хребет, у подножия которого плескались волны песчаниковых и известковых утёсов. В лучах утреннего солнца горы переливались оттенками красного, фиолетового, оранжевого и жёлтого цветов..." (с.252)

"Сначала мы шли по долине реки, потом поднялись на песчаниковый отрог. Здесь мы стали свидетелями одного из чудес природы. Могучие хребты, дремавшие под пологом густой фиолетовой дымки, внезапно осветились восходящим солнцем; скалы заиграли красными, малиновыми и фиолетовыми красками, а пески пустыни у их подножия вспыхнули ярко-красным и золотистым огнем. Это приветствовали нас Трансгималаи, к северным подступам которых подошел наш караван". (с.256)

"После трехчасового непрерывного подъёма мы достигли вершины перевала (19094 футов), на которой стояло несколько каменных пирамид. Отсюда открывалась изумительная панорама, величественная и строгая. На юге виднелось широкое горное ущелье, на западе и востоке высились хребты, спускавшиеся к равнине Лапсару, а к югу от неё вздымались белые главы Канченджанги". (с.266)

"Мы остановились на берегу горной речки, впадавшей в Брахмапутру, и обратили внимание на разноцветные скалы ущелья. Тёмный базальт залегал здесь вперемежку с пурпурным известняком". (с.272)

"После двухмильного перехода мы достигли подошвы перевала Уранг-ла. Подъём был крутой. Лошади часто останавливались, чтобы отдышаться. С седловины перед нами открывалась панорама гор, возможно самая грандиозная в мире. Сияя в лучах утреннего солнца, высоко над горной страной возносились зубчатые стены Гималаев. Все мы застыли, потрясенные этим образцом Космического величия. Ни одно облачко не обволакивало могучих вершин, и снежные гиганты чётко вырисовывались в разрежённой атмосфере Тибета". (с. 73)

"Ясное утро. В чистом воздухе очертания гор казались подправленными резцом, а их тёмно-синий и пурпурный колорит - подведенный кистью. (276)

"Вот и французская экспедиция идёт воздать честь Гималаям. Со всех сторон разные народы устремляются всё к тем же высотам. Получается уже какое-то шествие, за пределами состязания. Где еще можно получить такую радость, как восход Солнца над Гималаями, когда синева интенсивней сапфиров, когда из далекого-далека сверкают ледники, как несравненные драгоценные камни".

"Как на Вершине мало места для всех, кто взойдёт, так нужно понять, что восхождение не может происходить с тяжёлым грузом, и нет места на Вершине всему ненужному. И дух восходящий должен постоянно думать об отрыве от привязанности к жизни будней. Склоны отвесны, и нужно помнить, что лишь подножие Вершины широко. У подножия есть место всему житейскому, но Вершина остра и мала для всех житейских принадлежностей. Виднее с Вершины явления житейские. Так нужно запомнить всем о явлении Вершины и покатом склоне. При восхождении, при мужестве, при твёрдости, при творчестве нужно вспомнить, что узка явленная Вершина, но необъятен горизонт. Чем выше, тем шире и мощнее; чем мощнее, тем слияние воедино ярче. Так запомним напутствие, явленное для восхождения." (Мир Огненный, ч.3,19)

Это только кажется, что горы неживые. В каменных ладонях

Бьётся пульс полночных звездных хоров,

Гасятся огни небесных молний.

Синие, как небо, фиолетовые, серые и жёлтые отроги...

Горы, вы как звуки разноцветные, но молчать вам повелели боги

Лишь порой, не выдержав безмолвия,

Тяготясь своей недвижной тенью, хмуря грозно каменные брови,

Вздрогните вы от землетрясения.

Вспомните несбывшиеся грёзы, сновиденья все свои припомните,

Вскрикните и каменные слёзы горными обвалами уроните.

Ах, как тяжки каменные вздохи! Но бескрайний горизонт за вами

Где-то мчится в Новую Эпоху красный всадник звездными путями.

О.Ауновская

"По глубокому убеждению Рериха великая горная гряда Алтай-Гималаи не разъединяет, а соединяет Россию и Индию. "Если бы кто-нибудь задался целью исторически просмотреть всемирное устремление к Гималаям, то получилось бы необыкновенно знаменательное исследование. Действительно, если от нескольких тысяч лет тому назад просмотреть всю притягательную силу этих высот, то можно понять, почему Гималаи имеют прозвище "несравненные". Сколько незапамятных знаков соединены с этой горной страной! Даже в самые тёмные времена средневековья, даже удаленные страны мыслили о прекрасной Индии, которая кульминировалась в народных воображениях, конечно, сокровенно, таинственными снеговыми великанами.

Попробуем мысленно собрать все те прекраснейшие легенды, которые могли зародиться только на Гималаях. При этом, прежде всего будем поражены изумительным разнообразием этих наследий... Но и для этих вершинных подвигов требуется окружающее великолепие, а что же может быть величественнее, нежели непревзойденные горы со всеми их несказанными сияниями, со всем неизреченным многообразием. Даже скудно и убого было бы попытаться сопоставить Гималаи с прочими, лучшими нагорьями земного шара. Анды, Кавказ, Альпы, Алтай - все прекраснейшие высоты покажутся лишь отдельными вершинами, когда вы мысленно представите себе всю пышную, нагорную страну Гималайскую. Чего только не вместила в себя эта разнообразная красота. Тропические подходы и альпийские луга, и, наконец, все неисчислимые ледники, насыщенные метеорной пылью. Никто не скажет, что Гималаи

- это теснины, никому не придет указать, что это мрачные врата, никто не произнесет, вспоминая о Гималаях, слово однообразия. Поистине, целая часть людского словаря будет оставлена, когда вы войдете в царство снегов гималайских. И будет забыта именно мрачная и скудная часть...

От малейшего цветка, от крыла бабочки, от сверкания кристалла и так дальше и выше, через прекрасные человеческие образы, через таинственное касание надземное человек хочет утверждаться на незыблемо прекрасном. Если были на Земле создания прекрасных рук человеческих - к ним придет путник, успокоится под их сводами, в сиянии их фресок и стёкол. Если путник может найти зарево далёких горизонтов, он устремится и к ним. Наконец, если он узнает, что где-то сверкают вершины наивысшие, он увлечется к ним, и в одном этом стремлении он укрепится, очистится и вдохновится для всех подвигов о добре, красоте, восхождении". (Н.К.Рерих. Избранное, ст. Гималаи, с.409)

Горная гималайская гряда. "На этом полотне вроде и нет примечательного пейзажа. Обычная синева неба, обычная горная гряда, но это последний рубеж, куда может провести проводник. "Дальше не поведу,- предупредит он вас. Здесь или сам человек должен знать путь, или вас встретят". Эта горная гряда - своего рода граница между Землей и Небом, между нами и Космосом. Дальше, как и положено, Рерихи шли одни". (Л.В.Шапошникова)

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика