Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Заморские гости
1901

Н.К.Рерих. Заморские гости. 1901

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=340&size=3

                 
Атрибуты картины

Название Заморские гости
Год 1901
Серия Русская серия (не авт. серия)
Где находится Государственная Третьяковская галерея. Россия. Москва
Материалы, размеры Холст, масло. 85 х 112.5 см.
Источник Сайт Государственного каталога музейного фонда Российской Федерации http://госкаталог.рф/
Примечание Инв. № Ж-494, п. 36378
См. все одноименные работы

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 2: 1902–1906 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова;Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб. : Фирма Коста, 2005. 558 с.[1] л. портр. ISBN 5

Хроника

<…> При обзоре выставки приобретены картины: Государем Императором — «Заморские гости» худ. Рериха…

Новое время. 1902. 3/16 марта. № 9337. Воскресенье. С. 5.

Так же: Петербургская газета. 1902. 3 марта. № 60. Воскресенье. С. 4.

Ив. Л.

Весенняя художественная выставка

...Хорошо передана вода и движение в небольшой работе Н. К. Рериха — «Заморские гости» ...

Биржевые ведомости. 1902. 5/18 марта. № 62. Вторник. С. 3.

Старовер

Весенняя выставка в залах

Императорской Академии художеств

...Другая картина, приобретённая е. и. в. Государем Императором, «Заморские гости», изображает весёлое настроение природы. На ярко разукрашенных ладьях едут замор¬ские гости. Вдали на бугре торчит убогий городок. В воздухе реют белые чайки. По мотиву, взятому художником, — на мой взгляд, картине желателен более яркий колорит. ...

Санкт-Петербургские ведомости. 1902. 11/24 марта. № 68. Понедельник. С. 2.

Н. Лейкин

На академической выставке картин

…Лысина и затылочная проплешина в форменных сюртуках гражданского ведомства внимательно рассматривают две картинки Н. К. Рериха «Заморские гости» и «Поход Владимира на Корсунь», находящиеся рядом. Лысина и проплешина заходят к ним справа и слева, останавливаются прямо, заходят на расстояние и опять приближаются.

— Решительно не могу понять, что это за живопись. Ведь это не декадентство,— бормочет лысина.

— Какое декадентство! — отвечает проплешина.— Но удивительно странная манера писать.

— Византийщина какая-то. Но, с другой стороны, ведь это исторический жанр.

— Да, это изображение исторических событий. Но как они изображены!

— Удивительно… Всё удивительно… Краски… Манера… Даже нет надлежащей перспективы.

— Китайщина какая-то… что-то восточное…

— Именно китайщина. Но знаете, я нашёл… Я понял, что это такое. Я догадываюсь… Я даю себе объяснение…

— Ну?! — спрашивает проплешина.

— Это подражание нашему старинному лубку, нашим старинным раскрашенным лубочным картинам, — решает лысина.

— ?!? Так ли это?

Проплешина недоверчиво смотрит на лысину.

Петербургская газета. 1902. 31 марта. № 88. Воскресенье. С. 9.

XXX

Маленькая хроника

Вообще надо заметить, что Весенняя выставка привезена из Петербурга в довольно сокращённом виде. В Петербурге было выставлено более 400 номеров, сюда привезён всего 141 номер. ...

В особенности это относится к картинам Н. К. Рериха, художника, ещё мало знакомого Москве. Из 9 его вещей, фигурировавших на Весенней выставке в Петербурге, сюда прибыли только две картины: «Зловещие» и «Заморские гости». Интересные картины «Языческое», «Соглядатаи», «Поход Владимира на Корсунь» и декоративные работы не удостоили посещением Москвы, между тем, все они нарасхват раскуплены в разные музеи (конечно, не нашей галереей) и частными лицами. ...

Курьер (Москва). 1902. 17 апреля. № 105. Среда. С. 3.

Н. Георгиевич

На Весенней

...Чрезвычайно стильны и «Заморские гости», приобретённые Государем Императором. Они так пестры, так нарядны. ...

Русское слово (Москва). 1902. 17/30 апреля. № 104. Среда. С. 2.

Б. Божидаров

С.-Петербургская Весенняя выставка

в Строгановском училище

…Собственно историческая живопись на этой выставке отсутствует. «Заморские гости», картинка Н. К. Рериха, приобретённая Государем Императором, вещь условная, стилизованная, а «Орда наступает» И. А. Дженеева — ученический эскиз.

Русский листок (Москва). 1902. 30 апреля. № 116. Вторник. С. 3.

С. Сергеевич

«Весенняя» академическая выставка

в залах Строгановского училища

...Г[-н] Рерих, положительно, интересный художник, и действительно жаль, что в Москву привезены не все его полотна. Он ищет в своих картинах каких-то особых наполовину сказочных настроений, и нельзя не признать, что кое-что в этом смысле ему удаётся. Вот, например, большой эскиз «Заморские гости». На полотне в условных тонах красивой старинной заставки бирюзово-синее устье реки и в нём на парусах ярко изукрашенные ладьи, увешанные щитами, и «заморские гости» в пёстром наряде на ладьях. Смотришь на этот эскиз и невольно проникаешься верой художника, что действительно когда-то было на свете и такое синее море, и так же скользили по нему эти пёстрые ладьи. ...

Курьер (Москва). 1902. 3 мая. № 121. Пятница. С. 3.

Н. Рерих

[Помещены 11 илл. картин Н. К. Рериха: «Волхов», «Ждут», «Городок», «Поход Владимира на Корсунь», «Заморские гости», «Языческое», «Зловещие», «Гонец», «Черепа», «Зловещие» (вариант), «Рисунок».]

Мир искусства. 1902. № 5–6. С. 309–315.

Н. Шебуев

Негативы

Крупнейшим событием сегодняшнего художественного дня является выставка «Мира искусства».В первый раз дягилевцы попадают в Москву и притом с такою богатою коллекциею картин, какой Петербург ещё не видал. До трёхсот полотен заключают в себе и такие произведения, которые экспонировались на выставках предыдущих лет. Выставка в целом произведёт на москвича ошеломляющее впечатление, до того много необычного увидит он.<…>

Во второй зале останавливает внимание Рерих. Помните его «Воронов» на прошлогодней Весенней выставке? Много будут говорить об его серии из шести картин, изображающих «Скандинавскую Русь», «Очаг», «Старцы», «Заморские гости», «Поход», «Город строят».

«Заморские гости», если не ошибаюсь, были в прошлом году на Весенней академической выставке, так что москвичи по ним могут себе составить [мнение], насколько интересна вся серия. <…>

Русское слово (Москва). 1902. 15/28 ноября. № 315. Пятница. С. 2.

Н. Шебуев

Негативы

Сегодня официальное открытие выставки «Мира искусства». Вчера посетители пускались только по почётным билетам. Целый день стучал молоток. <…>

Теперь перейду к г. Рериху. Это тоже столп и утверждение дягилевской истины.Он почерпнул свои сюжеты оттуда, где кончается область истории и начинается миф из седой, могучей скандинавской старины.Сильные, мускулистые люди его картин кажутся сказочными богатырями, а сильные, примитивные краски и тяжёлый мускулистый рисунок как нельзя более гармонируют с примитивностью их быта.Быть может, такою и была эта таинственная Русь, какою мы видим её на картинах Рериха «Очаг», «Старцы», «Заморские гости», «Идолы», «Поход» и «Город строят». В этой сюите, пока она целиком, много смысла и содержания. Поэтому я очень удивился, когда услыхал, что Третьяковская галерея хочет её разрознить, приобретая только «Город строят». ...

Русское слово (Москва). 1902. 16/29 ноября. № 316. Суббота. С. 2.

Художественная хроника

Как мы и предполагали, первая в Москве выставка картин художников, группирующихся около редакции журнала «Мир искусства», пришлась по вкусу москвичам и была сочувственно встречена московской печатью; <…>

На этой же выставке Москва впервые знакомится с интересными и оригинальными работами художника Н. К. Рериха, он взял себе ту далёкую область, когда история древней Руси начинает сливаться с мифическим, мирным временем; Н. К. Рерих так понял этот далёкий, но полный своеобразной поэзии мир, и с такой оригинальностью воспроизводит его, что приковывает к себе всецело внимание; теперь Н. К. Рерих выставил целую серию своих картин; из этой серии, в которую вошли: «Русь времён варягов», «Очаг», «Заморские гости», «Поход», наиболее интересна картина «Город строят»; последнюю картину мне пришлось видеть в мастерской художника — и, по моему мнению, по этому произведению видно, насколько двинулся вперёд Н. К. Рерих в своём художественном развитии и в силе передачи настроения. …

Биржевые ведомости. 1902. 19 ноября / 2 декабря. № 316. Вторник. С. 6.

Z.

На выставке журнала «Мир искусства»

...Менее известен г. Рерих, выступающий на выставке с целым рядом картин из русской седой старины.

...«Заморские гости», плывущие на парусном судне мимо высокого берега, на котором возвышается обнесённый стеною городок;

Русские ведомости (Москва). 1902. 26 ноября. № 327. Вторник. С. 3.

Н. К.

Выставка картин «Мира искусства»

...Во всяком случае, картины г. Рериха интересны и по своей своеобразности, и по красивым краскам. Отметим в особенности картины: «Заморские гости», «Поход», «Город строят» и «Городок, утро». ...

Московский листок. 1902. 20 декабря. № 353. Пятница. С. 3.

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 1: 1891–1901 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2004. ISBN 5-98408-012-5. I. Соболев, А. П., ред

По пути из Варяг в Греки

Заметки Н. К. Рериха

Плывут полунощные гости. Светлой полосой тянется пологий берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного, весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек спустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями — всполошило их мирную жизнь что-то, малознакомое, невиданное. Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдёт через леса и болота, перекатится широким полем, подымет роды славянские — увидят они редких, незнаемых гостей, подивуются они на их строй боевой, на их заморский обычай.

Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые бортa, завершившись высоким, стройным носом-драконом. Полосы красные, зелёные, жёлтые и синие наведены вдоль ладьи. У дракона пасть красная, горло синее, а грива и перья зелёные. На килевом бревне пустого места не видно — всё резное: крестики, точки, кружки, переплетясь, дают самый сложный узор. Другие части ладьи тоже резьбой изукрашены; с любовью отделаны все мелочи, изумляешься им теперь в музеях и, тщетно стараясь оторваться от теперешней практической жизни, робко пробуешь воспроизвести их — в большинстве случаев совершенно неудачно, потому что, полные кичливого, холодного изучения, мы не даём себе труда постичь дух современной этим предметам искусства эпохи, полюбить её — славную, полную дикого простора и воли.

Около носа и кормы на ладье щиты привешены, горят под солнцем. Паруса своей пестротою наводят страх на врагов; на верхней белой кайме нашиты красные круги и разводы; сам парус редко одноцветен — чаще он полосатый: полосы на нём или вдоль, или поперёк, как придётся. Середина ладьи покрыта тоже полосатым намётом, накинут он на мачты, которые держатся перекрещенными брусьями, изрезанными красивым узором, — дождь ли, жара ли, гребцам свободно сидеть под намётом.

На мореходной ладье народу довольно — человек 70; по борту сидит до 30 гребцов. У рулевого весла стоят: кто посановитей, поважней, сам конунг там стоит. Конунга можно сразу отличить от других: и турьи рога на шлеме у него повыше, и бронзовый кабанчик, прикреплённый к гребню на макушке, отделкой получше. Кольчуга конунга видала виды, заржавела она от дождей и от солёной воды, блестят на ней только золотая пряжка-фибула под воротом, да толстый браслет на руке. Ручка у топора тоже богаче, чем у прочих дружинников, — морёный дуб обвит серебряной пластинкой, на боку большой загнувшийся рог для питья. Ветер играет красным с проседью усом, кустистые брови насупились над загорелым, бронзовым носом; поперёк щеки прошёл давний шрам.

Стихнет ветер — дружно подымутся вёсла; как одномерно бьют они по воде, несут ладьи по Неве, по Волхову, Ильменю, Лoвати, Днепру — в самый Царьград; идут варяги на торг или на службу...

Искусство и художественная промышленность. 1899. Июнь–июль. № 9–10. С. 719–730. Рисунки: с. 719, 724. Фотографии: с. 727, 729. Вставки: ч/б репродукции с картин «Гонец» и «Сходятся старцы».

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 3: 1907–1909 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2006. 558 с.[1] л.

Н. К. Рерих

(Материалы к его биографии)

...По возвращении из-за границы он выставил на ежегодной академической выставке картины «Зловещие» и «Заморские гости», приобретённую для Царскосельского дворца. ...

В мире искусств. 1908. Сентябрь–октябрь. № 11–13. С. 7–9.

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 4: 1910–1912 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. редактор: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2007. 584 с. [1] л. портр.

Тэд

Выставка картин «В мире искусств»

Считая гвоздём выставки картины Борисова-Мусатова, нельзя не отдать должное и остальным участникам этой выставки.

Прекрасны, напр., картины талантливейшего современного художника Н. Рериха. Если считать, что всякое произведение живописи тогда будет истинно художественно, когда оно заставит зрителя при посредстве формы и красок воспринять замысел художника, т. е. почувствовать и понять творческие переживания самого художника, его души, то всякий самый обыкновенный посетитель выставки из публики не может не понять творчества Рериха, остановившись перед его № 214 «Заморские гости» — эта вещь, кроме мощной силы красок, заставляющей ваш глаз невольно передать вашему мозгу всю художественную красоту воды, движения по ней судна, красоты окружающего пейзажа, гармоничного сочетания сочных густых красочных пятен, — кроме всего этого она обладает особой таинственной силой заставить вас уйти из действительности и почувствовать себя перенесённым в изображаемую на картине эпоху отдалённой седой старины. Это удивительное умение Рериха уходить в область русской старины и воспроизводить её настолько красиво и сильно не является результатом одного лишь изучения и богатства эрудиции. Для такого ясного воспроизведения нужно сильное переживание, нужна та громадная сила творчества, которой обладает этот Баян в красках...

С. ЭРНСТ Н.К.Рерих / Держава Рериха. Сост. Д. Н. Попов. — М.: Изобразительное искусство, 1993. — 444 с.: ил. — Резюме англ.

Те же черты встретим и в чудесной картине этого же года «Заморские гости», хотя главная ее радость не в этом, а в светло-красочном ее наряде.

Глубока и студена синь широкой реки, привольно окаймленной зелеными цветущими берегами, весело рассекают прозрачную воду пурпурно-желтые острогрудые ладьи, трепещут паруса, млечным жемчугом реют длиннокрылые чайки и над всем этим праздником — высокое солнечное небо. Свежая красочная гармония, уловленная легким, сочным и простым мазком, звучит неким освобождением от сумрака первых работ Рериха. С этих пор сияние земного милого неба, вся лучезарная его слава все сильнее и сильнее движет вдохновениями художника.

П.Ф. БЕЛИКОВ. Творчество Н.К.Рериха. Сборник "Непрерывное восхождение". МЦР, Мастер-Банк. Москва, 2001. Т.1

«Заморские гости» — разве это купцы, преследующие торговую наживу? Их ладьи горят самоцветами народного духовного богатства.

П.Ф. БЕЛИКОВ, В.П. КНЯЗЕВА Николай Константинович Рерих (Самара: Изд-во "Агни", 1996. - 3-е изд., доп.)

В 1901 году Рерих заканчивает картину "Заморские гости". Еще в 1899 году он совершил путешествие по "великому водному пути" к Новгороду. "Чудно и страшно было сознавать, что по этим же самым местам плавали ладьи варяжские, Садко богатого гостя вольные струги, проплывала Новугородская рать на роковую Шелонскую битву...", - писал о своих впечатлениях художник. Тогда же выкристаллизовался сюжет "Заморских гостей". "Плывут полунощные гости. Светлой полосой тянется берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного, весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек спустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями - всполошило их мирную жизнь что-то, мало знакомое, невиданное. Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдет через леса и болота, перекатится широким полем, подымет роды славянские - увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются они на строй боевой, на их заморский обычай. Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким стройным носом-драконом..."

Литературный и живописный варианты "Заморских гостей" точно повторяют друг друга в большинстве деталей, что указывает на поразительную четкость художественно-образного мышления Николая Константиновича. В "Заморских гостях" еще в большей степени, чем в "Идолах", сказалось мастерство Рериха, культура живописных исканий. К этому следует добавить, что в картине художнику удалось синтезировать историческую действительность с ее эстетическим идеалом, а это в свою очередь породило новую реальность - реальность самодовлеющей ценности произведения искусства. В основу магии такого творения, несомненно, легло обращение к традициям народного искусства - к яркой

декоративности лубков, росписи на игрушках и бытовой утвари. И как не вспомнить при анализе "Заморских гостей" слова самого художника: "Народ должен навсегда духовно оборониться от пошлости и дикости, должен из обломков и из самородков с любовью найденных слагать Кремль великой свободы, высокой красоты и глубокого знания".

«Мир идей и дел Н.К. Рериха» Павлодарское областное Рериховское общество.

(По статье Н.К. Рериха “По пути из варяг в греки”)

• Вот перед нами на картине, на великолепной синьке морской воды — словно вылетающие из полотна белые чайки. Они висят в воздухе, эти птицы, а за ними паруса, весёлые, полные ветром... а сами струги — тоже ярко красны и жёлты, а небо звенящее солнечно и высоко...

Плывут полунощные гости. Светлой полосой тянется пологий берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловые полосы и круги. Стайки чаек спустились на волны, беспечно на них закачались, и лишь под самым килем передней ладьи сверкнули крыльями — всполошило их что-то незнакомое, невиданное.

Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдёт через леса и болота, перекатится широким полем, подымет роды славянские — увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются на их строй боевой, на их заморский облик...

Длинным рядом идут ладьи, яркая окраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись стройным, высоким носом — драконом. Полосы красные, зелёные, жёлтые и синие наведены вдоль ладьи. У дракона глаза, пасть, обрамление головы красные, горло синее, а перья и грива зелёные... Около носа и кормы на ладье щиты привешены, горят под солнцем. У рулевого весла стоят кто поважней, посановитей, сам конунг там стоит... Идут варяги на торг или на службу... Едут, едут заморские гости!

Картина сильна своей красотой, сильна как пасхальный благовест в весенний ситцевый день. [5,с.27-28], [10].

• Ладьи... — те самые ладьи-драконы, что выставлены норвежцами в музее, рядом с плотом “Кон-Тики”. [8, с.111].

• Некоторые картины Н.К. Рерих сопровождал своеобразными по жанру литературными комментариями. Образ картины “Заморские гости” поэтически отразился в статье “По пути из варяг в греки”, написанной художником в 1899 году [13, с.10]

• Картину “Заморские гости ” Н.К. Рерих заканчивает в 1901 году. Масляные краски в полную силу цвета зазвучали на полотне. Новая для него стилизованная манера письма передаёт радостное, оптимистическое восприятие жизни [13, с.10].

• Караван варяжских ладей входит в Волохов из Ильмень-озера, они летят на крыльях ветра, на крыльях белой волны, среди крыльев чаек.

Рерих кладёт густые мазки красочного жеста, стараясь передать в фактуре живописи плотность воды, сопротивление волн, упругость паруса. Зритель видит строй разноцветных щитов на бортах ладей (защита, украшение, опознавательные и геральдические знаки варягов), любуется орнаментированными, раскрашенными яркой киноварью мачтой, узорчатым полотняным навесом и огромным тугим парусом, пламенеющим на солнце.

Применение орнамента — линейного и цветового — своеобразный “камертон” произведения. Мотивы парящих крыльев птиц, бегущей волны легли в основу линейной ритмики “Заморских гостей”. Тот же рисунок парящих крыльев повторяется в контурах берегов, и земля неосознанно воспринимается также “летящей” навстречу судам [15].

• Картина из серии “Начало Руси. Славяне”. Сюжет взят из древних саг, эпических сказаний скандинавских народов. В них рассказывалось как с наступлением весны отправлялись на лодках молодые викинги в далёкие плавания посмотреть на жизнь людей в чужих краях, померяться с ними силою, искать себе славу... [15].

• Вот перед нами на картине на великолепной синьке морской воды словно вылетающие из полотна белые чайки. Они висят в воздухе, эти птицы, а за ними паруса, весёлые, полные ветром... а сами струги тоже ярко красные и жёлтые, а небо звеняще солнечно и высоко... [26, с.212].

• Художник выписывает темперу из Мюнхена, узнает рецепты (охотно делится ими с Серовым), сам готовит краски. В Лондоне увидел незаконченную картину Микельанджело, писанную на зеленоватом холсте, стал работать на цветных холстах, они определяли общий тон картины (и сами определялись им), они давали неожиданные эффекты в сочетании с красками.

Для работы над этими холстами художнику уже не нужна натура, не нужны непосредственные зрительные впечатления: он строит новые композиции, новые исторические мотивы как бы из готовых блоков — единожды созданных и уже неоднократно проверенных, использованных художником. Потому ещё картины Рериха сразу, безошибочно узнаваемы: они — словно один бесконечно продолжающийся пейзаж северо-западной Руси, одни холмы, одна река, на берегах которой возникают то идолы, то городища, то фигуры святых.

Повторяется пейзаж, повторяются сюжеты, повторяются образы викинга, воина, охотника, старца-колдуна славянского и старца скандинавского, посылающего в странствия молодых викингов. Повторяются и образы-темы кораблей, плывущих вдаль, вечного боя облаков, всадников, вечного странствия воинов и вечного ожидания женщины на берегу.

Художник многократно варьирует свои любимые сюжеты: “Заморских гостей”, “Идолов”, “Городища”, — но никогда не делает копий-повторов. Каждая картина входит в огромную, через всю жизнь проходящую, сюиту — вариацию на темы древней жизни, странничества, ожидания, боя и подвига.

Удивляет даже не самое количество картин, писанных в эти годы Рерихом, — удивляет как раз то, что в этих сотнях картин, варьирующих и открыто повторяющих одни мотивы, нет и следа ремесленничества, штампа, художественного компромисса. Живописные вариации Рериха не надоедают, как не надоедают музыкальные вариации композитора, который ведет единую мелодию, как не надоедает, но завораживает орнамент восточного ковра, тоже ведь повторяющий единый узор.

В единстве, в повторах-вариациях, напротив, проявляется очарование ритма, рождающегося от повторов. Но для этого и основная тема и самый ритм должны быть найдены особенно точно, именно в том качестве, которое наиболее соответствует индивидуальности, мировоззрению данного художника. Свою тему, свой ритм Рерих сохранил на всю жизнь.

Это определяет самостоятельность Рериха в круге исторических художников рубежа девятнадцатого — двадцатого веков. А круг этот обширен и разнообразен как никогда...

Отличие Рериха — исторического живописца — от предшественников и современников очевидно. Справедливо говорят искусствоведы об одиночестве художника среди “мир искусников”.

Они в основном тяготеют к сравнительно недалёкому историческому анекдоту, он — к доисторической эпике. Живопись “мир искусников” изящна, акварельно легка, кисть Рериха плотна и тяжела. Их природа — очеловеченная, современная, почти дачная, его — подчеркнуто первобытная, дочеловеческая...

Их прошлое, даже созидательная эпоха Петра Великого, — неустойчиво, ненадёжно, хрупко — узорны не только кружева — поленницы дров на барже.

К этому прошлому они относятся со смешанным чувством иронии и грубости, патетика, торжественность, монументальность вовсе не свойственны лидерам “Мира искусства”.

Патетика, торжественность, монументальность органически свойственны Рериху. Он не иронизирует, не грустит над прошлым, он славит самое давнее, самое древнее прошлое человечества, огромную землю, которая вращается в лучах ярила-солнца, в свете звёзд, в беспредельном космосе [8, с. 120-123].

• Красота, яркость, звучность языческой Руси раскрылись в полную силу в картинах “Заморские гости ”, “ Иноземные гости ”.

Свежестью, радостью, праздничностью чаруют эти картины. Они переносят в древний, овеяный красотой и романтикой мир сильных, смелых людей, воскрешают в памяти многие любимые сказки детства.

Высокопоэтический строй картин, их красочная нарядность вытекают из необычной трактовки исторической темы, новой, стилизованной манеры письма, к которой художник обратился в своём творчестве.

В каждом из нас с ранних лет живёт особое знание старины, которое складывается в свете народных сказок, легенд, памятников древней литературы и искусства. Несмотря на элементы художественного вымысла в них, они дают нам общее, истинное в основе своей представление о далёкой эпохе.

Рерих, работая над этими картинами, обратился к народному искусству, неисчерпаемому источнику творчества... В основе картин лежит не только исторический факт, знание материальной культуры, но и очень тонкая, искусная интерпретация образа синего моря с яркими расписными ладьями, известного нам по различным памятникам народного творчества. Историзм в картине дополнился красотой, восходящей к народному искусству, и это выразилось, прежде всего, в стилизованной манере письма. Декоративизм, интенсивность цвета, упрощённость рисунка оказались здесь необходимыми для передачи особого поэтического колорита отдалённой эпохи.

В своё время созданные в Париже картины получили высокую оценку современников. Кормон ставил эти работы в пример своим ученикам и не раз говорил Рериху: “... а Вы идёте своим путём. Мы у Вас будем учиться”. По заказам коллекционеров было выполнено несколько повторений того и другого произведения [27, с.60,61].

• Своим решением они напоминают, с одной стороны, произведения древней иконописи, с другой — народного творчества. Обращаясь к славянской древности, Рерих выбирает соответ-ствующие художественные образы — корабли-драконы, красные паруса, синие реки. Эти образы можно встретить в иконописи XVI-XVII веков. К названию картины “Заморские гости ” художник добавляет: “Народная картинка”, что указывает на связь художественного решения картины с народным искусством. Сочетание ярких синих, красных, зелёных цветов вносит впечатление свежести и ясности, так хорошо выражающих восприятие Рерихом славянской жизни.

Ретроспективная тема и стилизованное, декоративное исполнение, характерные для произведения Рериха, особенно в 1900-х годах, позволяют видеть в нём художника модерна...

Картина, написанная в стиле модерн, представляла собой особый мир, не столько отражавший реальную сущность предметов, сколько воплощавший мысли и представления художника. Так Рерих создал в своих произведениях идеально прекрасный мир славянской древности. [40,с.14,15].

10. Сборник комментариев к картинам Н.К. Рериха. Новосибирск. Д.Н. Попов, Н.Д. Спирина, О.А. Уроженко, Н.В. Жукова и др. (распечатка с дискеты 1995 г.).

13. Н.К.Рерих. Из собрания Государственной Третьяковской галереи, М, “Изобразительное искусство”, 1989г.

15. А.Юферова, Николай Рерих. Альбом репродукций (42 репродукции). Издание главного управления госзнака, М, 1970, 13с.

26. Д.Н.Попов. Держава Рериха. М., “Изобразительное искусство”, 1996г., 446с.

8. Е.И.Полякова. Рерих, М., “Искусство”, 1973г.344с.

40. Л.В.Короткина. Н.К. Рерих. С-П, “Художники России”, "Золотой век”.1996г., 191с.

27. В.П.Князева. Николай Рерих. С-П..1994г.. 160с.

Описание картины

В 1899 году Николай Константинович Рерих совершил путешествие по «великому водному пути» к Новгороду. «Чудно и страшно было сознавать, что по этим же самым местам плавали ладьи варяжские, Садко богатого гостя вольные струги, проплывала Новугородская рать на роковую Шелонскую битву…»,— писал о своих впечатлениях художник. Именно тогда у молодого Рериха выкристаллизовался сюжет «Заморских гостей».

У картины есть авторский подзаголовок: «Народная живопись». Это свидетельство использования Рерихом в яркой, пронизанной солнцем работе мотивов и красок народной живописи. Ладьи с головами драконов, красные паруса и темно-синие реки - это изображения, которыми изобилуют работы древнерусских иконописцев и мастеров прикладного искусства. И все же Рерих был далек от слепого подражательства; так же, как многие молодые художники, жившие на стыке веков, он сочетал эстетику прошлого с современным восприятием.

«Заморские гости» - картина, прославляющая древнескандинавский дух. Это победная песнь варягам IX века, плывущим на огромных ладьях с миссией мира к враждующим славянским племенам. В изящно изогнутых линиях, в крупных мазках сияющих красок и в декоративном убранстве предметов и людей отразилось торжество духа современного художника.

«Плывут полунощные гости. Светлой полосой тянется берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного, весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек спустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями — всполошило их мирную жизнь что-то, мало знакомое, невиданное. Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдет через леса и болота, перекатится широким полем, подымет роды славянские — увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются они на строй боевой, на их заморский обычай. Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким стройным носом-драконом…»

Литературный и живописный варианты «Заморских гостей» Рериха точно повторяют друг друга в большинстве деталей, что говорит о поразительной четкости художественно-образного мышления Николая Константиновича.

На выставке в Академии Художеств в 1902 году картина была приобретена Николаем II для царскосельского дворца.

Фрагмент книги "Описание 100 картин Н.К.Рериха и 5 С.Н.Рериха" Урикова Н.В.

Заморские гости. (1901 г.)

"Плывут полуночные гости. Светлой полосой тянется пологий берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек опустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями - всполошило их мирную жизнь что-то малознакомое, невиданное. Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдет через леса и болота, перекатится широким полем, подымит роды славянские - увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются они на их строго боевой, на их заморский обычай.

Длинным рядом идут ладьи! Яркая раскраска горит на Солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким, стройным носом. Полосы красные, зеленые, жёлтые и синие наведены вдоль ладьи. На килевом бревне пустого места не видно - всё резное: крестики, точки, кружки переплетаются в самый сложный узор. Другие части ладьи тоже резьбой украшены; с любовью отделаны все мелочи, изумляешься им теперь в музеях и, тщетно стараясь оторваться от теперешней практической жизни, робко пробуешь воспроизвести их - в большинстве случаев совершенно неудачно, потому что, полные холодного, кичливого изучения, мы не даём себе труда постичь современную этим предметам искусства эпоху, полюбить её - славную; полную дикого простора и воли.

Около носа и кормы на ладье щиты привешены, горят под Солнцем. Паруса своею пестротою наводят страх на врагов; на верхней белой кайме нашиты красные круги и разводы; сам парус резко одноцветен - чаще он полосатый; полосы на нем или вдоль или поперек, как придется. Середина ладьи покрыта тоже полосатым намётом, он накинут на мачты, которые держатся перекрещенными брусьями, изрезанными красивым узором, - дождь ли, жара ли, гребцам свободно сидеть под намётом.

На мореходной ладье народу довольно - человек 70; по борту сидит до 30 гребцов. У рулевого весла стоят кто посановитей, поважней, сам Конунг там стоит. Конунга сразу можно отличить от других; и турьи рога у него на шлеме повыше, и бронзовый кабанчик, прикрепленный к гребню на макушке, отделкой получше. Кольчуга Конунга видала виды, заржавела она от дождей и от солёной воды, блестят на ней только золотая пряжка - фибула под воротом, да толстый браслет на руке. Ручка у топора тоже богаче, чем у других дружинников, - мореный дуб обвит серебряной пластинкой, на боку большой загнувшийся рог для питья. Стихнет ветер - дружно подымутся вёсла; как одномерно бьют они по воде, несут ладьи по Неве, по Волхову, по Ильменю, Ловати, Днепру - в0 самый Царьград; идут варяги на торг или на службу". (Н.К.Рерих. Избранное, М., 1990, с.77)

"В картине "Заморские гости" старина оживает, вторгается в наши чувства в блеске ослепительных красок, жизнерадостная, бодрая, прекрасная. Гости приплыли в наши северные земли, обрамляющие залив, поднимающимися из него зелеными островами. На одном из холмов - город, обнесенный крепостной стеной. И земля, и этот город, и его жители, которых мы не видим, но присутствие которых хорошо чувствуем, - всё полно внутренней силы, красоты, всё "Русью пахнет".

Эта, выполненная маслом, картина декоративна, цвет её предельно интенсивен. Художественные особенности картины, не говоря уже о содержании,свидетельствуют о её связи с народным искусством, с национальными традициями русской живописи. Интересно, что она вошла в каталог персональной выставки Рериха в 1903 г. под названием: "Заморские гости. Народная картина". В этом произведении ярко проявился талант Рериха в области композиции, которой он прекрасно владел. Характерно для него оперирование большим и обобщенными тоновыми и цветовыми массами, стремление к максимальной простоте, определенности линий и форм, глубокая продуманность каждой детали; впрочем, - и это типично для всего зрелого творчества художника, - он допускает минимальное, самое необходимое количество деталей, а то и вовсе избегает их, чтобы не нарушить значимости образов, монументальности". (Н.Соколова. Н.К.Рерих. Жизнь и творчество, М., 1978, с.45)

"Историчны не только ладьи и сидящие в них варяги в шлемах, но и пейзаж. Волнистые линии зеленых холмов с оставшимися кое-где округлыми валунами - след движения ледников, сгладивших, смягчивших рельеф северного ландшафта. На вершине одного холма три кургана - захоронения вождей, на другом - укрепленный тыном и башнями славянский городок, откуда, должно быть, с тревогой и любопытством смотрят на флотилию жители. Поразительно мастерство, с которым Рерих по-куинджевски написал озаренные закатными лучами и горящие на Солнце разноцветные струги. Художник переносит нас в глубь веков и заставляет стать очевидцами событий языческой Руси. Для понимания красоты этой Руси нужно, писал он, "постичь дух современной этим предметам искусства эпохи, полюбить её, славную, родную, полную дикого простора и воли". Вместе с Рерихом мы видим, как прекрасна эта горделивая ладья, рассекающая синеву реки, и дрожащее в легкой зыби её разноцветное отражение". (Там же,с.10)

Н.ВАСИЛЬКОВА Николай Рерих и древняя Русь Журнал Восход № 11 (151), Ноябрь, 2006

Эпоха жизни славянства до призвания варяжских князей почти не известна историкам.Устное предание, послужившее основой для поздней летописи — «Повести временных лет», созданной в XII веке монахом Киево-Печерского монастыря Нестором Летописцем, — отражает слабые намёки, по которым можно лишь в общих чертах представить историю, культуру и быт Древней Руси. Некоторые сведения о жизни и нравах древних славян можно встретить в зарубежных источниках.

В те далёкие времена разрозненные славянские племена вели между собой постоянную борьбу за землю, объединяясь лишь на время, чтобы отразить набеги степных кочевников. При патриархальном укладе жизни все дела племени вершили старейшины, и слово их было законом. «Правосудие у них было запечатлено в умах, а не законах, — писал один грече­ский историк, — воровство случалось редко и считалось хуже всяких преступлений. Золото и серебро они столь же презирали, сколько прочие смертные желали его»1. Другой историк пишет: «Племена славян... любят свободу и не выносят рабства. Они особенно храбры и мужественны в своей стране и способны ко всяким трудам и лишениям. Они легко переносят жар и холод, и наготу тела, и всевозможные неудобства и недостатки»2.

Если говорить о религиозных воззрениях восточных славян, то их истоки уходят в древние индоевропейские верования, где зарождались первые представления человека о сверхъестественных силах. Славяне обожествляли могущественные силы Природы. Высокий холм, огромный камень, берег реки или могучий дуб могли в любое время стать храмом, где совершались обряды почитания языче­ских богов.

В лекции «Искусство и археология» Рерих отмечает: «Если для поэзии необходима тайна, то где же искать художнику большей поэзии, как не в минувшем, полном очарования тайны? Куда же направлять ему своё воображение, как не в давно прошедшие века, подёрнутые седым туманом? (...) Как-то особенно звучат для нас отзвуки минувшего. Со страниц летописи веет чем-то величаво-спокойным, характеры полны и детски понятны; время отбрасывает все подробности и детали, складывая облик полной художественной правды, общей всем векам и народам. (...) История неотразимо привлекает к себе художника; словно безжалостная водяница, завлекает она его в свои глуби, но чуть отзовись он, поддайся этому течению, и, без помощи младшей сестры истории — археологии, наверно, погибнет в прекрасных омутах. (...) Для того чтобы историческая картина производила впечатление, необходимо, чтобы она переносила зрителя в минувшую эпоху; для этого же художнику нельзя выдумывать и фантазировать, надеясь на неподготовленность зрителей, а в самом деле надо изучать древнюю жизнь как только возможно, проникаться ею, пропитываться насквозь»3.

Так писал Николай Константинович Рерих, который с детства приобщился к археологии, а затем, под её влиянием, увлёкся изучением этнографии и древнерусского быта. Став художником, он посвятил истории Древней Руси целую серию картин. Его работы — это правдивая история, это отклики на конкретные исторические события.

Современник Н.К.Рериха, Н.З.Панов, писал в журнале «Живописное обозрение»: «...Каким живым и могучим воображением нужно обладать, чтобы, собрав скудные осколки неясных сведений о быте, нравах и верованиях народа, создать полные глубокого смысла, цельные, яркие картины жизни отдалённого прошлого, картины, в которых перед нами встают живые люди со всеми характерными особенностями давно минувшего времени, отдалённого от нас веками.

Когда художник изображает древность такою, какою она ему представляется, недостаточно, чтобы он обставил её атрибутами эпохи (такие опыты бывали не раз), нужно, чтобы он заставил нас поверить, что жизнь в те далёкие времена была именно такою и иною не могла быть. А для этого нужно, чтобы он сам жил тою жизнью, чтобы он проникся настроением эпохи, переселился в неё своей творческой мыслью и показал нам её на полотне из того далека, куда может перенестись только живая деятельная фантазия истинного художника. Едва ли найдётся другой художник, который достиг этого с такой полнотой и законченностью, как Н.К.Рерих»4.

Родная история захватывает Николая Рериха с первых же дней учёбы в Академии художеств и Петербургском университете, куда он одновременно поступает в 1893 году. При этом, обучаясь юриспруденции, он с большим интересом слушает лекции на историческом факультете. Неудивительно, что многие его академические работы посвящены историческим событиям.

Н.К.Рерихом и его тягой к русской истории сразу же заинтересовался критик В.В.Стасов. Он возглавлял художественный отдел в Публичной библиотеке и охотно допустил молодого художника к её сокровищам — древним летописям, грамотам, книгам. Между ними происходили длительные интересные беседы, а также переписка.

Вспоминая о Стасове, Рерих отмечал: «Всегда я ему писал в виде старинных русских грамот, и он всегда радовался, если слог и образность были исконными. Иногда он отвечал мне тем же исконным слогом. (...) У Курбатова была фотография наша, снятая у его знаменитого отягчённого книгами стола в Публичной библиотеке. ...Как чуткий критик, он понимал, что русская сущность будет оценена тем глубже, если она выявится в своих прекрасных образах»5.

Николая Константиновича очень интересовал важнейший переломный момент в истории Отечества — образование Древнерусского государства, и он задумывает целую серию картин «Начало Руси. Славяне» (первоначальное название — «Славяне и варяги»).

В 1899 году, уже создав несколько работ на исторические темы, Н.К.Рерих писал историку, писателю и журналисту А.В.Половцеву: «Последнее время я мучим несбыточной мечтою, чтобы мне предоставили зал какого-нибудь музея, чтобы написать в нём «Начало Руси», покрыть все стены живописью от пола до потолка, растолковать целый период, чтобы вошедший в это помещение сразу переносился в эту поэтичную эпоху. (...) Это была бы работа, которой стоит посвятить всю жизнь, можно внести столько нового и в искусство и в науку»6. И Николаю Константиновичу действительно удалось сделать очень многое в том, чтобы «растолковать» целый исторический период жизни Древней Руси. Павел Фёдорович Беликов, известный исследователь творчества художника, пишет: «Картины Рериха, построенные на глубоком знании исторического материала, насыщены философским содержанием. Показывая далёкие времена, Рерих как бы задаёт вопрос — не растеряли ли мы на пройденных путях нечто очень нужное, не пренебрегли ли той «стариной», которая никогда не стареет?»7

Итак, рассмотрим несколько первых работ Н.К.Рериха на тему «Начало Руси. Славяне».

В 1897 году Николай Константинович создаёт картину «Гонец. Восстал род на род», за которую получает звание художника. Работа сразу же была приобретена известным собирателем П.М.Третьяковым для своей московской галереи, и это явилось настоящим признанием. Но Стасов сказал Рериху: «Что мне все ваши академические дипломы и отличия! Вот пусть сам великий писатель земли русской произведёт вас в художники. Вот это будет признание. Да и «Гонца» вашего никто не оценит, как Толстой. Он-то сразу поймёт, с какою такою вестью спешит ваш «Гонец»»8. И через два дня в Москве состоялась встреча с Львом Николаевичем Толстым.

«...Стасов оказался совершенно прав, полагая, что «Гонец» не только будет одобрен, но и вызовет необычные замечания, — вспоминал Рерих. — На картине мой гонец спешил в ладье к древнему славянскому поселению с важной вестью о том, что «восстал род на род». Толстой говорил: «Случалось ли в лодке переезжать быстроходную реку? Надо всегда править выше того места, куда вам нужно, иначе снесёт. Так и в области нравственных требований: надо рулить всегда выше — жизнь всё равно снесёт. Пусть Ваш гонец очень высоко руль держит, тогда доплывёт»»9.

Через полвека Рерих напишет: «Не случайно моя первая картина была «Гонец», и с тех пор всякие «Вестники» — моя любимая тема»10.

На переднем плане этой картины мы видим челнок, скользящий по ночной глади реки, в нём — два человека. «Один из них стоит на корме, управляя веслом, другой же сидит... На его лице видна какая-то серьёзная дума... И как не раздумывать, когда везёшь такую важную весть своим сородичам, что «восстал род на род»»11.

На берегу реки — поселение с домиками, характерными для древнеславянских городищ. На частоколе насажены конские черепа, — это древний славянский обычай, связанный с поверьями об их волшебной силе, ограждающей стада от мора, а людей и их жильё — от грозы и других несчастий. Над такими историческими деталями, как лодка-однодеревка, изгородь, тип древней славянской избы, художник тщательно работал и советовался со Стасовым, посылал ему зарисовки, и когда получал одобрение — вводил их в композицию.

К какому же времени относится сюжет картины? Древняя летопись повествует, что в середине IX века в районе озера Ильмень формировался мощный союз славян. Этому объединению способствовала борьба славянских племён с варягами, которым они платили дань. Варяги были изгнаны, но разгорелась новая борьба — за власть: «восстал род на род», — рассказывает летопись.

Как продолжение этой исторической темы — следующая картина: «Сходятся старцы» (1898).

«...Сходились старцы — народоправный совет»12. Сошлись они «под вековой раскидистый дуб, к священному костру». Собрать их всех сюда могла только очень важная причина, от которой зависела судьба целого народа.

Вот как раскрыл содержание этой картины сам художник, написав поэтическую былину:

За дальним Перуновым озером,

В заповедном от дедов урочище

Стоит над яром высокий дуб.

Любил Сварожич то дерево,

А славяне ильменские чтут его.

Место вокруг дуба утоптано.

Горит под дубом святой огонь,

К дубу сходятся родичи:

«Стоять ли земле без хозяина?»

Старцы земли Новагорода

Сойдутся под дубом раскидистым.

Ворон на дубе не каркает,

На небе заря разгорается —

Скоро Ярило покажется —

Засияет, блеснёт красно солнышко —

И проснётся земля Святорусская.

«Недалеко от деревни Озёртицы, близ которой были вскрыты курганы разной древности от X [до] XIV в., — писал Н.К.Рерих, — мне было указано место и остатки корней огромного дуба. Как говорят, прежде этот дуб пользовался уважением всего края; по исконному обычаю окружные деревни собирались к нему по праздникам. Здесь водились хороводы и даже вершились общие дела... Как слышно, дуб был не менее 12 вершков; при сравнительной редкости этого дерева в нашем краю и крайне медленном росте его в этом предании можно видеть следы очень древнего обычая...»13

Осенью 1900 года Николай Константинович уезжает учиться в Париж и в 1901 году создаёт картину «Заморские гости», которая отличается от предыдущих полотен богатой цветовой палитрой. В последующие годы Рерих пишет ещё несколько картин с таким же сюжетом, который, по словам Юрия Николаевича Рериха, посвящён прибытию Рюрика на Русь14.

Как известно из летописей, для установления мира и покоя ссорящиеся племена пригласили варяжских князей. «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву. И пошли за море к варягам, к руси...» — сказано в «Повести временных лет».

После обращения к варягам, в славянские земли «прибыл Рюрик с братьями Синеусом и Трувором», «что по толкованию северян, — пишет уже Николай Константинович, — значит: «конунг Рурик со своим Домом (син хуус) и верною стражею (тру вер)»».

Вдохновила художника на написание этой картины поездка, совершённая им в 1899 году, во время которой он, по поручению Императорской Археологической комиссии, обследовал современное состояние объектов археологии, расположенных на великом торговом пути «из Варяг в Греки», зародившемся в VIII веке.

Позже художник так писал о своих впечатлениях: «Чудно и страшно было сознавать, что по этим же самым местам плавали ладьи варяжские, Садко богатого гостя вольные струги, проплывала Новугород­ская рать на роковую Шелонскую битву...»

Заметка Рериха «По пути из Варяг в Греки» появилась ещё до написания картины «Заморские гости». Николай Константинович пишет так, словно он сам был очевидцем проис­ходящего: «Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким, стройным носом-драконом. Полосы красные, зелёные, жёлтые и синие наведены вдоль ладьи. (...) Около носа и кормы на ладье щиты привешены, горят под солнцем. Паруса своей пестротою наводят страх на врагов... (...) У рулевого весла стоят кто посановитей, поважней, сам конунг там стоит. Конунга можно сразу отличить от других: и турьи рога на шлеме у него повыше, и бронзовый кабанчик, прикреплённый к гребню на макушке, отделкой получше»15.

Такие подробности в описании деталей, известные Николаю Константиновичу как археологу, конечно же, очень важны. Хочется также отметить ещё один момент, на который указывает известный историк Б.А.Рыбаков: «Перечисление... «научно-художественных» прозрений Рериха заняло бы несколько страниц, но одно поразительное открытие последних лет мы всё-таки отметим. (...)

В правом верхнем углу картины, за высокой сопкой — могилой Вещего Олега — Рерих написал загадочное поселение на возвышенности — крепость, археологических данных о которой в его время не было. В 1997 году археолог Е.А.Рябинин действительно обнаружил на этом месте, известном под названием Любши, древнейшую на территории Восточной Европы славянскую каменно-земляную крепость, датируемую серединой VIII века. Под каменной Любшанской крепостью оказалась деревянная последней трети седьмого столетия. (...) На фоне Любши Рерих и изобразил своих «Заморских гостей»».

Если продолжить разговор о других историче­ских предвидениях Рериха, то, по словам академика Б.А.Рыбакова, «чутьё художника помогало ему предугадывать будущие археологические открытия. На рисунке «Изба смерти» Рерих дал умозрительную конструкцию славянского языческого погребального сооружения. Через три десятка лет раскопки на Верхнем Дону подтвердили предсказание художника»16 о том, что на территории озёрного края будут найдены свайные постройки на заливаемых или заболоченных местах.

Николай Константинович пишет: «Идея сваи, идея искусственного изолирования жилья над землёю в пределах России существует издавна. (...) Здесь мы у большой древности. ...Избы смерти славянской старины, сказочные избушки на курьих ножках — всё это вращается около идеи свайной постройки»17.

Такие постройки изображены и на нескольких работах Рериха, в их числе: «Соловей-разбойник» (панно из сюиты «Богатырский фриз», 1910), «Озёрная деревня» (1915), «Небесный бой» (1915), «Каменный век» (1910) и другие.

Следующая картина, о которой мы поговорим, это «Идолы». В 1901 году Николай Константинович создаёт две работы на эту тему. Следует отметить, что к теме идолов он возвращается неоднократно, извест­но не менее восьми вариантов его картин и эскизов с таким же названием.

Идолы — деревянные изображения языческих богов. Вера людей во всемогущие силы природы за­ставляла человека выбирать для поклонения этим силам определённые места, чаще всего курганы. Такие культовые места являлись своеобразными древнеславянскими храмами под открытым небом. «Эскиз к «Идолам» меня радует, — писал художник своей будущей жене, Елене Ивановне, — он сильный, яркий, в нём ни драмы, ни сентиментальности, а есть здоровое языческое настроение»18.

На картине мы видим высокий холм, защищённый со всех сторон частоколом, увешанным черепами животных. В центре капища стоит пять идолов, разрисованных яркими красками. Видимо, в своём замысле Николай Константинович следовал «Повести временных лет», где сказано, что князь Владимир поставил на холме пять кумиров. В центре святилища — Перун, главное языческое божество.

Идолы украшены резьбой и орнаментами. Их создатели, по мнению Н.К.Рериха, были людьми, по-настоящему близкими искусству. «Кто же делал идолов?.. Кто же эти ваятели? Не всякому можно было поручить такое важное дело, как ваяние божества. Всякое божество должно было быть известного вида, иметь те или другие вполне опредёленные атрибуты... Все эти традиции могли быть известны одним ближайшим служителям бога — жрецам. Наиболее вероятно будет предположить, что они и были художниками этого дела...»19

Вопрос «Откуда есть пошла Русская земля», заданный ещё в начале XII века русским летописцем Нестором, интересует учёных и поныне. Ответить на него — значит понять исторические корни русского и других славянских народов, выявить их место на древней географической карте, понять их взаимоотношения с другими европейскими народами. Нестор упомянул, что было время, когда по всей Европе был «род един и язык един». И не случайно немало общих корней имеется в языках славянских народов и в санскрите — древнейшем языке Индии.

Восточные славяне жили племенными союзами, каждый из которых имел свою территорию и главный «град» — укреплённое городище, в котором собиралось общеплеменное вече — народное собрание, производился суд, а также находилось святилище и торг. В случае военной опасности в городищах могли укрыться общинники, которые жили в неукреплённых деревнях.

Установление порядка, нарушенного усобицами, было главной целью призвания князей из варягов. На княжение прибыл Рюрик. С него и начинается династия пер­вых русских князей — правителей Древней Руси.

До летописца дошло мало преданий о княжении Рюрика, известно лишь, что он построил крепость на Ладоге, где и поселился. По заключению Е.А.Рябинина, «самые первые археологические раскопки в России были произведены в начале XVIII века... в окрестностях Старой Ладоги — первой летописной столицы Древней Руси»20.

«Сохранилось предание, что по смерти братьев Рюрик оставил Ладогу, пришёл к Ильменю, срубил город над Волховом, прозвал его Новгородом и сел тут княжить. Это... прямо показывает, что... Новгород был основан Рюриком...»21 Так на Руси началась важная деятельность наших князей — построение городов.

В 1902 году Рерихом была создана картина «Город строят». На фоне строящегося светлого града, среди строителей в белых одеждах, выделяется князь в красном плаще, под руководством которого разворачивается грандиозное строительство — не просто возводится город, но строится и слагается славное будущее Великой Руси.

Вот что писал сам художник: «...Картина «Строят город». В ней мне хотелось выразить стремление к созиданию, когда в разгаре сложения новых твердынь нагромождаются башни и стены. (...) В наши дни, когда мы пережили столько разрушений, каждое строительство является особо ценным»22. «Так ждалось, так предвиделось и так увиделось. «Город строят!» И какой чудесный, мощный!»23

«Там, где строят — там не разрушают. Каждое строение есть умножение блага. «Когда постройка идёт — всё идёт»»24.

«Почему все строители в белых одеждах? У Рериха ничего случайного нет, — сказала Наталия Дмитриевна Спирина, — значит, это люди с чистыми помыслами, не для себя строящие, не для корысти... а строящие ради общего блага».

Этой картине Н.Д.Спирина посвятила стихотворение.

ГОРОД СТРОЯТ

Мы строим город небывалый,

Одежды белые надев,

Не ради власти или славы —

Во имя блага всех людей.

Мы строим и не отступаем

От трудностей и от преград;

Свой труд за счастье почитаем,

Не ждём похвал или наград,

И не боимся поношений.

Мы знаем — в город тот придут

Посланцы новых поколений,

Которых неотложно ждут25.

Продолжение следует

--------------------------------------------------------------------------------

1 Цит. по: Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России. М., 2000.

2 Там же.

3 Николай Рерих в русской периодике. Выпуск 1. СПб., 2004. С. 81.

4 Николай Рерих в русской периодике. Выпуск 2. СПб., 2005. С. 355.

5 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М, 1999. С. 378 – 379.

6 Петербургский Рериховский сборник. Т. II – III. Самара, 1999. С. 198.

7 Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. Самара: Агни, 1996. С. 57.

8 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 88.

9 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. С. 90.

10 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 3. М., 1996. С. 404.

11 Николай Рерих в русской периодике. Выпуск 1. С. 377.

12 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. С. 334.

13 Цит. по: Рериховские Чтения. Материалы конференции 3 – 6 ноября 1997 г. Новосибирск, 2000. С. 169.

14 Рудзитис Р. Встречи с Юрием Рерихом. Минск, 2002. С. 84.

15 Рерих в России. М.: МЦР, 1993. С. 27.

16 Петербургский Рериховский сборник. Т. II – III. С . 759 – 760.

17 Там же. С. 702.

18 Цит. по: Рериховские Чтения. Материалы конференции 1997 г. С. 171.

19 Там же. С. 178.

20 Петербургский Рериховский сборник. Т. II – III. С. 15.

21 Соловьёв С.М. Об истории Древней России. М., 1992. С. 32.

22 Рерих Н.К. Держава Света. Священный Дозор. Рига: Виеда, 1992. С. 241.

23 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. С. 334.

24 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. С. 535.

25 Спирина Н.Д. Отблески — 2002. Новосибирск, 2003. С. 109.

Источник : http://voshod.sibro.ru/

В.С.КЕМЕНОВ. Николай Константинович Рерих. «Н.К.Рерих. Жизнь и творчество». Сборник статей М., «Изобразительное искусство», 1978, 372 с. с ил.

«Заморские гости» (1902) имеет свой литературный вариант—новеллу, написанную Рерихом в 1900 году. Меткими, точными словами описывает Рерих плывущие ладьи. Носы их завершены резными раскрашенными драконами, к бортам привешены щиты, горящие на ярком солнце. Наполненные ветром пестрые паруса наводят страх на врагов. Плывут «ладьи по Неве, Волхову, Ильменю, Ловати, Днепру — в самый Царьград; идут варяги на торг или на службу»2.

Историчны не только ладьи и сидящие в них варяги в шлемах, но и пейзаж. Волнистые линии зеленых холмов с оставшимися кое-где округлыми валунами — след движения ледников, сгладивших, смягчивших рельеф северного ландшафта. На вершине одного холма три кургана — захоронения вождей, на другом — укрепленный тыном и башнями славянский городок, откуда, должно быть, с тревогой и любопытством смотрят на флотилию жители. Поразительно мастерство, с которым Рерих по-куинджевски написал озаренные закатными лучами и горящие на солнце разноцветные струги. Художник переносит нас в глубь веков и заставляет стать очевидцами событий языческой Руси. Для понимания красоты этой Руси нужно, писал он, «постичь дух современной этим предметам искусства эпохи, полюбить ее, славную, полную дикого простора и воли». Вместе с Рерихом мы видим, как прекрасны эта горделивая ладья, рассекающая синеву реки, и дрожащее в легкой зыби ее разноцветное отражение.

2.Рерих Н.К. По пути из варяг в греки. // Собрание сочинений. Кн. 1. С.43.

А.Д. АЛЕХИН «Творческий метод Н.К. Рериха». «Н.К.Рерих. Жизнь и творчество». Сборник статей М., «Изобразительное искусство», 1978, 372 с. с ил.

Пожалуй, первым произведением, в котором ясно определились черты творческой манеры зрелого Рериха, явились «Заморские гости». Вот как сам Рерих описывает приезд варягов в русские земли:

«Плывут полунощные гости.

Светлой полосой тянется пологий берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловые полосы и круги. Стайка чаек опустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями — всполошило их мирную жизнь что-то малознакомое, невиданное...

Длинным рядом идут ладьи, яркая раскраска горит на солнце... Полосы красные, зеленые, желтые и синие наведены вдоль ладьи... Около носа и кормы на ладье щиты привешены, горят под солнцем. Паруса своей пестротою наводят страх на врагов» .

В картине «Заморские гости» старина оживает, вторгается в наши чувства в блеске ослепительных красок, жизнерадостная, бодрая, прекрасная.

Гости приплыли в наши северные земли, обрамляющие залив, поднимающиеся из него зелеными островами. На одном из холмов — город, обнесенный крепостной стеной. И земля, и этот город, и его жители, которых мы не видим, но присутствие которых хорошо чувствуем, — все полно внутренней силы, красоты, все «Русью пахнет».

Эта выполненная маслом картина декоративна, цвет ее предельно интенсивен. Художественные особенности картины, не говоря уже о содержании, свидетельствуют о ее связи с народным искусством, с национальными традициями русской живописи. Интересно, что она вошла в каталог персональной выставки Рериха в 1903 году под названием «Заморские гости. Народная картинка».

В этом произведении ярко проявился талант Рериха в области композиции, которой он прекрасно владел. Характерно для него оперирование большими обобщенными тоновыми и цветовыми массами, стремление к максимальной простоте, определенности линий и форм, глубокая продуманность каждой детали; впрочем, — и это типично для всего зрелого творчества художника — он допускает минимальное, самое необходимое количество деталей, а то и вовсе избегает их, чтобы не нарушить значимости образов, монументальности.

Б.А.СМИРНОВ. Русский пейзаж в творчестве Н.К.Рериха. «Н.К.Рерих. Жизнь и творчество». Сборник статей М., «Изобразительное искусство», 1978, 372 с. с ил.

Человек и его творения в произведениях Рериха неразрывно слиты с природой, и природа в свою очередь несет в себе дыхание человеческого бытия. Изучая первобытное и древнерусское искусство, Рерих постепенно создает свой аспект видения природы, окружавшей древнего человека, проникается его мироощущением.

Это еще более присуще картине «Заморские гости», над которой художник работал одновременно с «Идолами», еще убедительнее передан образ далекой эпохи, ощущение бодрящего ветра и яркого солнечного освещения. Узорчатость украшений варяжской мореходной ладьи, цветные щиты, ярко-красные паруса прекрасно сочетаются с глубокой синевой воды и сочной зеленью холмов. Картина исполнена оптимизма, для того времени она была новаторской как в живописном отношении, так и в трактовке истории.

Усиливается ощущение плоскостности картины, в ней исчезает характерная для пленэрной живописи воздушная перспектива. Линии в их ритме и движении, декоративность и «узорчатость» композиции, интенсивность цвета становятся средствами глубокого эмоционального воздействия, повышают напряженность трактовки образа.

В связи с этим хочется привести одно из высказываний А.А.Федорова-Давыдова о живописи А.А.Рылова, которое может быть отнесено к творчеству Н.К.Рериха: «Живописный пространственный цвет, окраска, явившаяся результатом именно данных условий освещения, рефлекса от соседнего цвета и т.д., то есть цвет в его мгновенном явлении фиксируется, как бы сгущается в больших однородно окрашенных пятнах (курсив мой. — Б.С.). Будучи, по существу, динамическим и изменчивым, он приобретает определенность и постоянство локального цвета. Тем самым образуется возможность придавать цвету и линейному ритму некую чувственную символику. Это очень характерно для своего времени. Вспомним, как увлекаются в это время только что открываемой древнерусской иконописью именно за эти ее качества цветовой гаммы, ритма линий и масс» .

Л.В. КОРОТКИНА. Николай Константинович Рерих. СПб.:

Аналогичная художественная концепция присуща и двум следующим картинам начала 1900-х годов - "Иноземные гости" и "Заморские гости". Своим решением они напоминают, с одной стороны, произведения древней иконописи и, с другой - народного творчества. Обращаясь к славянской древности, Рерих выбирает соответствующие художественные образы корабли-драконы, красные паруса, синие реки. Эти образы можно встретить в иконописи XVI-XVII веков. К названию картины "Заморские гости" художник добавляет - "народная картинка", что указывает на связь художественного решения картины с народным искусством. Сочетание ярких синих, красных, зеленых цветов вносит впечатление свежести и ясности, так хорошо выражающих восприятие Рерихом славянской жизни.

Е.Г. СОЙНИ Николай Рерих и Север. – Петрозаводск: Карелия, 1987.–166 с: ил.

Поездка 1899 г. для Рериха-живописца была необыкновенно плодотворна. Под впечатлением поездки по Великому водному пути Рерих пишет одну из самых известных своих картин – "Заморские гости"* (1901). Лучше всего о ней можно сказать словами из новеллы художника "По пути из Варяг в Греки", как бы предвосхитившей появление живописного полотна: "Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким, стройным носом-драконом... Около носа и кормы на ладье щиты привешены, горят под солнцем. Паруса своей пестротою наводят страх на врагов... У рулевого весла стоят кто посановитей, поважней, сам конунгтам стоит".

На персональной выставке Рериха в Петербурге (1903) эту картину увидел финский критик Венцель Хагельстам. Из его статьи "Молодое русское искусство" жители Финляндии впервые узнали о молодом русском художнике. "Искусство Рериха, – писал Хагельстам, – лучше всего себя чувствует в сумрачном мире саги. Его произведениям присущи богатая фантазия и поэзия... Рерих – это художник, досконально владеющий формой и с ее помощью объединяющий глубокую мысль и чувство". Интересное замечание финский критик сделал о цвете, хотя и нашел его несколько однообразным. В рериховской живописи, по мнению Хагельстама, преобладают туманно-зеленый фон, сумеречные краски, длинные тени. Рерих, на его взгляд, не очень любит дневной свет: "...в рериховских картинах можно только предчувствовать наступление утра".

"Заморские гости" напомнили Хагельстаму живоись Аксели Галлен-Каллелы. Сравнивая это рериховское полотно с "Защитой Сампо" Галлен-Каллелы, Хагельстам пишет, что художников роднит тематика, стиль, цвет. В картине Рериха критик находит тот же взгляд на мир через историю и мифологию, который был присущ и финскому мастеру.

С. ЯРЕМИЧ У истоков творчества / Держава Рериха. Сост. Д. Н. Попов. — М.: Изобразительное искусство, 1993. — 444 с.: ил. — Резюме англ.

Можно самым точным образом воспроизвести древний корабль во всех его подробностях, но никогда он не получит такого жуткого и живого вида, как корабль в былине о Соловье Будимировиче: «У того было сокола, у корабля, вместо очей было вставлено по дорогу каменю, по яхонту, вместо бровей было прибивано по черному соболю якуцкому... вместо уса было воткнуто два острые ножика булатные, вместо ушей было воткнуто два востра копья... корма по-туриному, бока взведены по-звериному». И опять-таки только у Рериха находим настоящий «живой» корабль. Он движется и живет в своей пугающей красоте во многих видах, но сильнее всего запечатлевается на картинах «Славяне на Днепре», «Заморские гости», «Бой» и мн. др.

В.ИВАНОВ Рерих — Художник-Мыслитель/ Держава Рериха. Сост. Д. Н. Попов.— М.: Изобразительное искусство, 1993. — 444 с.: ил. — Резюме англ.

Вот перед нами на картине на великолепной синьке морской воды словно вылетающие из полотна белые чайки. Они висят в воздухе, эти птицы, а за ними паруса, веселые, полные ветром... А сами струги — тоже ярко-красны и желты, а небо звеняще-солнечно и высоко... Едут, едут «Заморские гости»!..

Тут уж не этнография, не история. Отступление в прошлое для Рериха в этой картине не сюжетно, оно нужно как прием, для отступления от реальности, для преодоления ее. И картина сильна своей красотой, сильна, как пасхальный благовест в весенний ситцевый день.

Н. ПРОКОФЬЕВА, Н. КИШИЛОВ. Н. К. Рерих 1874–1947. Журнал «Огонёк» (Москва). 1958. Июнь. № 25. С. 15–18.

...Совершенно другого характера полотно «Заморские гости» (1906 год). Радостная, бодрая, плавная, как широкая русская песня, композиция решена с не меньшим живописным мастерством. ...

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика