Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Конфуций Справедливый. # 6
1925

Н.К.Рерих. Конфуций Справедливый. # 6. 1925

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=441&size=3

                 
Атрибуты картины

Название Конфуций Справедливый. # 6
Год 1925
Серия Знамена Востока (в 1924 г . наз. Зарождение тайн) (составлена в 1924-1925 гг.)
Где находится Международный Центр-Музей им. Н.К. Рериха. Россия. Москва
Материалы, размеры Холст, темпера. 73,8 х 116,9 см.
Источник Центр-Музей имени Н.К. Рериха. Каталог. Живопись и рисунок. Николай Рерих. Святослав Рерих. Юрий Рерих. Елена Рерих. Под общ. ред. Л.В. Шапошниковой. В 2-х т. М.: МЦР, 2009-2010.
Примечание Загружено 2 изображения. 2.1.51, КП 1412. Картина продана 26.4.2006 на аукционе Sotheby's New York. На обороте на подрамнике авт. номера, дата, надпись и монограмма: № 6. 1925. Конфуцiй. Р/х…

Н.К. РЕРИХ Алтай — Гималаи. Предисл. Б.Г.Гафурова. Послесл. А.П.Окладникова. М., «Мысль», 1974.с.23,63,68-70 (примеч.с.304-305, 320, 322)

...Складывается серия «Его страна» и начинается серия «Знамена Востока» *. ...

...Серия «Знамена Востока» сложилась *. 1. «Будда Победитель» перед источником жизни. 2. «Моисей Водитель» на вершине, окруженный сиянием неба. 3. «Сергий Строитель» — самосильно работает. 4. «Дозор Гималаев» в ледниках. 5. «Конфуций Справедливый» — путник в изгнании. 6. «Иенно Гуйо Дья» — друг путников (Япония). 7. «Миларайпа Услышавший» — на восходе познавший голоса дев. 8. «Дордже Дерзнувший» стать лицом к лицу с самим Махакалой. 9. «Сараха — Благая Стрела», не медлящий в благих посылках. 10. «Магомет на горе Хира (весть архангела Гавриила)», предание. 11. «Нагарджуна — Победитель Змия» видит знамение на озере владыки нагов. 12. «Ойрот — вестник Белого Бурхана», поверие Алтая. Уже в музее: 13. «Матерь Мира». 14. «Знаки Христа». 15. «Лао-цзы». 16. «Цзонхапа». 17. «Падмасамбхава». 18. «Чаша». 19. «Змий Древний».

...Конфуций * должен был переезжать изгнанником с места на место. И его странственная колесница поставлена в храме вместе с его сочинениями и музыкальными инструментами. Не диво, ибо в основе учения Конфуция лежит та же община.

Вспомним его учение: «Если любовью будут воспламенены сердца смертных, то весь свет будет наподобие одного семейства. Все люди будут представлять в себе одного человека, и все вещи, по причине удивительного взаимного порядка и союза, покажутся одним и тем же существом. Мы должны любить других, как самих себя, следовательно, должны желать им всего того, чего себе желаем».

«Лицемерие есть порок ненавистнейший».

«Тот, кто прикрывается одною внешностью добродетели, походит на злодея, который днем показывается честным человеком, а ночью занимается похищением имущества ближнего».

«Опасайся тех, которые учиняются скорей хвалителями добродетели, нежели ее последователями. Не обманывайся их учеными рассуждениями, которые хотя бы можно было понимать за выражение души убежденной, но они являются лишь плодом испорченного ума и выдуманными побуждениями сердца. Те, которые говорят с некоторым родом чувствительности о смиренномудрии, о благе общем, не всегда сами бывают в том примерами».

«Воздержание, простота в одеянии, приличество, изучение наук и искусств, отвращение к ласкателям, любовь к низшим, бескорыстие, благоразумие, постоянство, доброта — суть обязанности предписанные».

«Учись наукам и изящным искусствам, пользуйся наставлениями мудрости».

«Скупой, будучи сам в беспокойствии, делается для других предметом страшным и отвратительным. Благоразумие да управляет всеми твоими делами».

«Для познания людей, добры ли они или злы, нет лучшего способа, как смотреть на зрачок глаза; ибо зрачок глаза не может скрывать порока, таящегося в сердце».

«Не давай чувствовать высокого твоего положения низшим, не покажи преимущества твоих заслуг равным».

«Нет ничего такого, чего не могло бы достигнуть постоянство. Могу всякий день приносить корзину земли. И если я то [буду] продолжать [делать], то наконец воздвигну гору».

«Человек должен стать сотрудником неба и земли».

«Все существа питают друг друга». «Законы движения светил совершаются единовременно, не нарушая друг друга».

«Действия неба и земли разделяются на бесчисленные потоки, действуя на каждое существо по отдельности; их общее действие совершает великие превращения — вот в чем величие неба и земли».

«Сознание, человечность и мужественность являются тремя мировыми качествами, но, чтобы приложить их,нужна искренность».

«Человек, не осознавший свое назначение, не может считаться великим человеком».

«Не существует ли панацея для всего сущего? Не есть ли это любовь к человечеству? Не делайте другим того, что не желаете для себя».

«Если человек умеет управлять собою, какую же трудность мог бы он встретить в управлении государством?»

«Мудрец тверд, но не упрям». «Будьте медленны в словах и быстры в действии».

«Мудрый ждет все от самого себя, ничтожество — все от других».

«Я люблю блеск добродетели, который не проявляется громкими словами и напыщенными движениями. Шумиха, возвещение — вещи очень второстепенные в преобразовании народов».

«Невежда, гордящийся своим знанием, ничтожный, желающий чрезмерную свободу человек, возвращающийся к древним обычаям, подвержены неминуемым бедствиям».

«Стрелок являет пример для мудреца. Когда он не попадает в середину цели, он ищет причину в себе».

Уча об общем благе, Конфуций должен был всегда под рукою иметь свою колесницу...

Толкует старый китаец о Конфуции. Эти старые мысли сливаются со следами старых китайских путешественников, оставивших столько полезных сведений об Индии и всей Средней Азии...

*«Его страна», «Знамена Востока» — серии картин Н. К. Рериха, сюжеты которых навеяны впечатлениями описываемого путешествия. Под местоимением «его» подразумевается Майтрейя.

*«Знамена Востока» — попытка символически выразить дух народов Востока, как его понимал художник.

*«Серия «Знамена Востока» сложилась» — здесь перечисляются названия картин, составляющих эту серию: Н. К. Рерих взял для нее эпизоды из жизни мифических личностей вроде библейского вождя евреев Моисея, японского Йенно, «махатмы» Ак-Дордже (молния) и т. д., основателей религии (Будда, Иисус, Мухаммед), философов-этиков (Конфуций) и т. п., которые, по его представлениям, боролись за благо народов и выражали душу и чаяния народные.

*Конфуций — правильно Кун-цзы (551—479 гг. до н. э.), древнекитайский философ, создатель этико-политического учения, регламентирующего поведение людей в семье и обществе; в основе его лежит почитание старших (в том числе и по положению в обществе), проповедь гуманности и культа предков, но в целом его учение имело классовую аристократическую направленность.

Р. РУДЗИТИС Космические струны в творчестве Николая Рериха / Рихард Рудзитис. Минск: Звезды Гор, 2009. — 170 с.

...Образы Рериха характерны не только своим особым выражением, но и фоном деятельности и жизни, своеобразным изображением среды, можно сказать — фоном эпохи, в которой они действовали и на которую сильно влияли, и так мы получаем представление о сути самих героев.

Возьмем хотя бы Конфуция и Лао-цзы — двух современников, которые изображены по-разному, так индивидуально и реально, словно Рерих действительно видел их своими глазами. Удивительно проникновение, вчувствование в психологию эпохи и в самые конкретные исторические условия.

...Конфуций — в вечном странствии, в напряженном покое мышления, на фоне зелено-алых древних китайских гор, в предрассветном тумане едет в одноколке, запряженной белым мулом, размышляя о государственных делах, спешит на помощь народу. Но, быть может, избегая врагов, он направляется в другой конец страны.

«...Даже Конфуций, великий своим миролюбием и справедливостью, был настолько преследуем современниками своими, что даже должен был держать наготове запряженную колесницу и большинство жизни провел в вынужденных переездах».

П.Ф. БЕЛИКОВ, В.П. КНЯЗЕВА Николай Константинович Рерих (Самара: Изд-во "Агни", 1996. - 3-е изд., доп.)

В серии "Знамена Востока" нет ортодоксальных религиозных сюжетов. Рерих заменяет их народными поверьями, апокрифами. Так, Конфуция он показывает терпящим гонение, Сергий у него "самосильно работает", Будда призывает не к отрешению, а к жизненному подвигу, воинственный же Магомет уединяется в пустыне. Духовность и подвижнический пафос персонажей Рериха подлинно человечны, и вся серия в целом пронизана идеей всеединства этических понятий вне зависимости от той или иной религии.

Н.Д. СПИРИНА Из сборников «Перед Восходом» и «Весть Красоты», Новосибирск, 1997 г.

                      КОНФУЦИЙ

      

Конфуций должен был переезжать изгнанником

с места на место. …Уча об общем благе, он

                           должен был всегда под рукою иметь свою колесницу.

Н.К. Рерих. Алтай Гималаи

 

Он держал повозку наготове...

За какие добрые дела

Родина Мыслителя святого

Из конца в конец его гнала

 

Лик его спокойный был и ясный,

Дух готов на подвиг и на бой

За судьбу страны своей прекрасной

С многоликой и тупой враждой.

 

О, дороги пыльные Китая!

Как на них найти его следы?

Знания Источник отвергая,

Как напиться нам живой воды?

 

Мудрость, не была ли ты гонима

Из страны в страну, из века в век?

Оттого ли так неотвратимо

Обнищал и гибнет человек?!

                              ___

Е.П. МАТОЧКИН. «Знамена Востока» Н.К. Рериха. (Князева В.П. Кузнецова И.Н. Маточкин Е.П. Рерих: Пророчества., г.Самара : 000 «Издательский дом «Агни», - 2004г. )

Конфуций (от кит. Кун-Фу-цзы – «Уважаемый учитель Кун», ок. 551-479 до н.э.) – древнекитайский философ, мыслитель, Учитель жизни. В своем всеобъемлющем учении он старательно воскрешал утраченные традиции и увязывал в единый строй бытия обычаи, мораль, политику, религию и другие стороны общественной жизни. В традиции он видел здоровое начало, которое содержит в себе глубинный символический смысл всех достижений. В конфуцианстве высшей формой религии выступает культура – и как итог человеческих творений, и как воплощение великого Пути мироздания. Для Конфуция истинное служение Небу выражается в служении людям. «Проповедник чистой жизни» вместе со своими учениками сформировал небывалую ранее общность людей, своего рода духовное братство, существующее согласно мирским законам и наставлениям Учителя.

В конце жизни Конфуций определил свой жизненный путь следующим образом:

В пятнадцать лет я обратил свои помыслы к учению.

В тридцать лет я имел прочную опору.

В сорок лет у меня не осталось сомнений.

В пятьдесят лет я знал веленье Небес.

В шестьдесят лет я настроил свой слух,

А теперь в свои семьдесят лет я следую влечению сердца, не преступая правил 102.

Николай Константинович так комментирует эти слова Конфуция: «Итак, познавание, освобождение, понимание законов, внимание Истине – всё привело к следованию указам сердца. Это кратчайшее и полнейшее жизнеописание кончается сердечною молитвою о путях праведных. И не пожалел великий философ о том, что была в запряжке колесница его. Кони взнузданные, готовые домчать до путей сердца, были уже благословением. Не к великим ли домам должна была нести колесница не изгнания, но достижения» 103.

В картине Конфуций – не условный персонаж, а герой, наделенный узнаваемыми чертами и определенным психологическим состоянием. Рерих рисует его по воспоминаниям современников и в традиции написания китайского портрета. У Учителя Куна лицо отличалось крупными чертами: большими глазами, мясистым носом с широкими ноздрями, вздернутой верхней губой, густыми свисающими бровями и длинной бородой. В рериховском герое узнаются характерные особенности внешности Конфуция, но его образ, исполненный жертвенности и нравственного подвижничества, несет в себе трагические нотки.

«Конфуций должен был переезжать изгнанником с места на место. И его странственная колесница поставлена в храме вместе с его сочинениями и музыкальными инструментами. Не диво, ибо в основе учения Конфуция лежит та же община. Вспомним его учение: «Если любовью будут воспламенены сердца смертных, то весь свет будет наподобие одного семейства. Все люди будут представлять в себе одного человека, и все вещи, по причине удивительного взаимного порядка и союза, покажутся одним и тем же существом. Мы должны любить других, как самих себя, следовательно, должны желать им всего того, чего себе желаем» 104.

Обращают на себя внимание два иероглифа, четко выведенные Рерихом на повозке Конфуция. Оба эти знака читаются как «шоу» и имеют значение благопожелания, то есть могут быть переведены как «долголетие». Эти иероглифы часто используются в Китае как орнамент при украшении архитектурных сооружений и декорировке тканей.

Учитель говорил:

«Человек должен стать сотрудником неба и земли» 105.

«Благодаря светлому зеркалу выявляется облик вещей. Благодаря знакомству с прошлым познаешь настоящее!..

То, что ищет благородный муж, находится в нем самом. То, что ищет низкий человек, находится в других...

Если человек поутру познает истинный Путь, вечером он может умереть без сожаления...

Благородный муж постепенно совершает восхождение; низкий человек постепенно опускается всё ниже...

Люди, идущие различными путями, не могут делать общее дело...

Если благородный муж взрастил в себе могучий дух, смерть ему не страшна. Если низкий человек взрастил в себе силу, ему не избежать казни» 106.

Нестареющие мысли китайского мудреца – одно из духовных сокровищ Востока – уже давно завоевали уважение в России. Уместно вспомнить здесь о большом интересе Льва Толстого к заповедям Конфуция и упоминание о нем Пушкина в черновых набросках к первой главе «Евгения Онегина»:

(Конфуций) мудрец Китая

Нас учит юность уважать,

От заблуждений охраняя,

Не торопиться осуждать 107.

102.Малявин В.В. Конфуций. М.: Мол. гвардия, 2001. С. 42.

103.Рерих Н. Врата в будущее. Рига: Виеда, 1991.С. 89.

104.Рерих Н. Алтай – Гималаи. С. 80.

105.Там же. С. 81.

106.Малявин В.В. Конфуций. С. 102, 177, 350, 352, 354.

107.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 16 т. Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1937. Т. 6. С. 219-220.

Е.П. МАТОЧКИН Космос Леонардо да Винчи и Николая Рериха: художественные параллели. — Самара: Издательский дом «Агни», 2002. — 192 с.: ил.

...В Китае издавна сложился определённый тип пейзажа, называемый «шань-шуй» – «горы-воды». В своих истоках он шёл от древнего культа гор и вод, в нём получило религиозно-философское осмысление взаимодействие двух противоположных начал: мужского «ян» и женского «инь». В даосизме вода осмыслялась как субстанция, более всего ассоциировавшаяся с дао – Единым и непознаваемым. Высшая мудрость дао подобно водопадам спускается с небес. Место водной стихии в альпийских видах занимали облака. Их зыбкий и бесплотный мир в контрасте с устойчивыми формами гор отражал идею трансформации Единого и вечного. Взгляд на мир как на зримую чувственную реальность и как на сокрытую таинственную суть породил особый эстетический принцип, называемый «Единая Черта Кисти». Чтобы быть причастным к метаморфозам Вселенной, необходимо пользоваться Единой Чертой. Живопись по правилам Единой Черты проистекает прежде всего из духа и реализуется в виде готовых формул, которые считались наиболее адекватными образу высшей истины. Надо полагать, Рерих глубоко проникся сущностью Единой Черты. Его картины «Конфуций Справедливый» и «Лао-цзы» из серии «Знамёна Востока» (1924–1925) исполнены духовной мощи, написаны в каноническом ключе, а рисунок скалистых утёсов в пейзажных фонах соответствует, по известной китайской классификации, приёму цунь и штриху цзесоцунь.

... Через два года, уже путешествуя по Азии, Рерих создаёт грандиозный художественный ансамбль – «Знамёна Востока» (1924–1925), состоящий из 19 произведений. Эта серия – одно из самых значительных и масштабных творений художника. Отдельные картины посвящены Моисею и Христу, Будде и Магомету, Конфуцию и Лао-цзы, Нагарджуне и Сергию Радонежскому. Это подвижники, основатели мировых религий, Учители человечества, представленные в виде общеизвестных иконографических образов. Они спешат на помощь, они исцеляют, они неутомимо творят, они мыслят во благо, их осеняет мудрость. Каждый из них, по словам Н.О. Лосского, «внутренне един со всем миром и обладает безграничной духовной силой, необходимой для бесконечно сложных интенциальных актов, направленных на мировое бытие» . В «Знамёнах Востока» Рерих значительно расширяет Братство святых и подвижников, тем самым развивая христианское прочтение принципа Всеединства до масштаба космологического.

Описание картины

Конфуций (Кун Фу-Цзы, 551-479 до н.э) - виднейший мыслитель, политический деятель и педагог Древнего Китая, основатель первой китайской философской школы. Происходил из знатной, но разорившейся семьи. Был советником при правителе царства Лу, но добровольно ушел в отставку, основав собственную школу.

Разочарованный социальным и политическим устройством своего времени, Конфуций путешествовал по различным китайским княжествам в надежде убедить правителей воспользоваться его учением для установления мира и социальной гармонии. Конфуций провел в странствиях 14 лет и по возвращении домой посвятил свою жизнь просвещению простых людей. И только спустя несколько веков после его смерти правители династии Хань приняли его теории в качестве принципов управления страной.

В картине с большим мастерством выполнен стилизованный в духе китайской живописи пейзаж. Он вносит нас в атмосферу древнего китайского царства, по дорогам которого странствовал великий мудрец.

Вот что рассказывает нам сам автор картины: «... даже Конфуций, великий своим миролюбием и справедливостью, был настолько преследуем современниками своими, что даже должен был держать наготове запряженную колесницу и большинство жизни провел в вынужденных переездах. Но история отбросила в бездну имена этих невежд преследователей. А Конфуций не только остался в памяти, не только прожил через тысячелетия, но имя его еще более укрепляется и в теперешнем современном сознании.»

Конфуций занимался упорядочением древних книг, ему принадлежит редакция «Книги песен» (Шицзин), «Книги исторических преданий» (Шуцзин), составление комментариев к «Книге перемен» (Ицзин). Он составил летопись царства Лу (Чуньцу). Воззрения самого Конфуция изложены в книге «Беседы и суждения» (Луньюй). Она составлена последователями Конфуция из записей высказываний и поучений его самого и его ближайших учеников.

Для установления строгой иерархии внутри общества и устранения междоусобной вражды внутри знати он выдвинул принцип Жэнь и Ли и ряд таких этических правил, как «почтение к родителям» (сяо), «почтение к старшему брату» (ди), «верность правителю и своему господину» (чжун) и др. Следование этим правилам должно было обеспечить неизменность существовавших порядков. Он придавал очень важное значение учебе в воспитании человека.

Принцип жэнь (буквально «человеколюбие») - категория этики Конфуция. Принцип жэнь гласит: «Чего не желаешь себе, того не делай и другим». Ли - (буквально «почтительность», «церемониал») - понятие этики, объединяющее широкий круг правил, имевших целью регулирование отношений между правителями и их подданными, между всеми сословиями, родами, семьями и внутри них, а также отношений между отдельными людьми.

Конфуций считал ли настолько могущественным средством, что те, кто искренне соблюдал ли, могли изменить собственную личность, а это, в свою очередь, имело волновой эффект, влияющий на космос.

«Конфуций, так часто и непонятый и гонимый, заповедовал: «Когда мы наблюдаем явления, мы можем достичь знания; когда мы достигли знания, мы приобретаем доброе желание; когда мы приобрели доброе желание, сердце очищается, человек становится культурным; когда человек делается культурным, порядок царит в его семье; порядок царит и в его стране; когда же порядок будет царить в каждой стране, тогда и мир воцарится во всем мире». Тоже как бы простой путь. От обычного проявления и до мира всего мира. В таком пути, при всей его неоспоримости, сказывается очень высокий и далеко не всем доступный мировой закон. ...Каждый человек, каждый член семьи человеческой несет на себе ответственность за мир всего мира.» (Н. К. Рерих.)

«Мир идей и дел Н.К. Рериха» Павлодарское областное Рериховское общество

• В основе учения Конфуция лежит та же община. Конфуций учил: “Если любовью будут воспламенены сердца смертных, то весь свет будет наподобие одного семейства. Все люди будут представлять в себе одного человека, и все вещи, по причине удивительного порядка и союза, покажутся одним и тем же существом. Мы должны любить других, как самих себя, следовательно, должны им желать всего того, чего себе желаем. “Лицемерие есть порок ненавистнейший”. “Тот, кто прикрывается одной внешностью добродетели, походит на злодея, который днём показывается честным человеком, а ночью занимается похищением имущества ближнего”.

Опасайся тех, которые учиняются скорей хвалителями добродетели, нежели её последователями...”.

“Воздержание и простота в одеянии, приличество, изучение наук и искусств, отвращение к ласкателям, любовь к жизни, бескорыстие, благоразумие, постоянство, доброта — суть обязанности предписанные”.

“Для узнания людей, добры ли они или злы, нет лучшего способа как смотреть в зрачок глаза, ибо зрачок глаза не может скрывать порока, таящегося в сердце”.

“Не давай чувствовать высокого твоего положения низшим, не покажи преимущества твоих заслуг равным”.

“Нет ничего такого, чего не могло бы достигнуть постоянство. Могу всякий день приносить корзину земли, и если я то продолжаю, то наконец воздвигну гору”.

“Человек должен стать сотрудником неба и земли”.

“Все существа питают друг друга”. “Законы движения светил свершаются одновременно, не нарушая друг друга”.

“Сознание, человечность и мужественность являются тремя мировыми качествами, но, чтобы приложить их, нужна искренность”.

“Человек, не осознавший своё назначение, не может считаться великим человеком”.

“Не существует ли панацея для всего сущего? — Не есть ли это любовь к человечеству? Не делайте другим того, что не желаете для себя”.

“Если человек умеет управлять собою, какую же трудность мог бы он встретить в управлении государством?”.

“Мудрец твёрд, но не упрям. Будьте медленны в словах и быстры в действии”.

“Мудрый ждёт всё от себя, ничтожество — всё от других”.

“Невежда, гордящийся своим знанием; ничтожный, желающий чрезмерную свободу; человек, возвращающийся к древним обычаям, — подвержены неминуемым бедствиям”.

“Стрелок является примером для мудреца. Когда он не попадает в середину цели, он ищет причину в себе”.

Уча об общем благе, Конфуций всегда должен был иметь под рукой свою колесницу...(т. е. подвергался гонениям — составитель) [14, c.80-81].

• КОНФУЦИЙ (КУН-ФУ-ЦЗЫ, КУН-ЦЗЫ)

Напрасно обучение без смысла.

Опасна мысль без обучения.

Конфуция спросил ученик:

“Что есть благородный муж?”

“Он совершенствует себя, чтобы выработать в себе уважение (почтительность) к другим”.

“Только и всего?”

“Он совершенствует себя ради спокойствия других”.

“Только и всего?”

“Он совершенствует себя ради спокойствия всех”.

Конфуций “Изречения” (“Лунь-Юй”). [48, т.3, с.193].

14. Н.К.Рерих, Алтай — Гималаи, Рига, Виеда, 1992г., 336 с.

48. Лариса Дмитриева. “Тайная доктрина Елены Блаватской в некоторых понятиях и символах. “Амрита-Урал”, 1994 г.

Е.П. МАТОЧКИН Древний Китай в творчестве Н.К. Рериха.//Сборник материалов научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения Н.К.Рериха.- Нижний Новгород.:НГХМ.1994 г. 120с. ил.

...При обзоре материала нужно иметь в виду еще одно важное замечание Ю.Н.Рериха - о стремлении Николая Константиновича создать "живописную панораму земель и народов Внутренней Азии".[3] Действительно, его привлекало все наиболее значительное, что составляет облик страны, ее ландшафт, исторические реликвии и достижения.

...Его восприятие страны, ее культуры было просто неотделимо от заветов первых китайских мыслителей и подвижников: "Китай без Будды, Лао-Цзе, Конфуция не будет Китаем".[6] Их сложившиеся иконографические образы Рерих изобразил в своей масштабной серии "Знамена Востока" (1924). И Конфуций и Лао-Цзе представлены в движении на фоне горных далей. И хотя Рерих в те годы еще не был в Китае, его пейзажи убедительны и написаны именно в китайском духе, в традициях китайской изобразительности, что говорит о его серьезном изучении наследия китайских мастеров. Художник сам не раз высказывал свое "восхищение старым китайским искусством и философией".[7]

...В Китае издавна сложился определенный тип пейзажа, называемый "шань-шуй" - "горы-воды". В своих истоках он шел от древнего культа гор и вод, в нем получило религиозно философское осмысление взаимодействие двух противоположных начал: мужского "ян" и женского "инь". Место водной стихии в альпийских видах занимали облака. Их зыбкий и бесплотный мир в контрасте с устойчивыми формами гор отражал идею трансформации Единого и вечного. Взгляд на мир как на зримую чувственную реальность и как на сокрытую таинственную суть породил особый эстетический принцип, называемый "Единая Черта Кисти." Чтобы быть причастным к метаморфозам Вселенной, необходимо пользоваться Единой Чертой. Живопись по правилам Единой Черты проистекает прежде всего из духа и реализуется в виде готовых формул, которые считались наиболее адекватными образу высшей истины. Надо полагать, что Рерих глубоко проникся сущностью Единой Черты. Те же его картины "Конфуций справедливый" и "Лао-цзе" исполнены духовной мощи, написаны в каноническом ключе, а рисунок скалистых утесов в пейзажных фонах соответствует по известной китайской классификации приему цунь и штриху цзесоцунь.

3. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. - Хабаровск: Хабаровское книжное изд-во, 1982 - с.29

6. Рерих Н.К. Врата в будущее. - Рига: Угунс, 1936 - с. 129

7. Рерих Н.К. Шамбала. - М: МЦР, 1994 - с. 114

Е.П. МАТОЧКИН Н.К. Рерих и русский космизм. //Сборник материалов научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения Н.К.Рериха.- Нижний Новгород.:НГХМ.1994 г. 120с. ил.

...Через два года, уже будучи в Индии, Рерих создает грандиозный художественный ансамбль "Знамена Востока" (1924), состоящий из 19 произведений. Эта серия - одно из самых значительных и масштабных творений художника. Отдельные картины посвящены Моисею и Христу, Будде и Магомету, Конфуцию и Лао-Цзы, Сергию Радонежскому и Нагарджуне. Каждый из них представлен в значительный момент своих деяний, а вся серия может быть осмыслена как своеобразный иконостас. В нем Рерих расширяет Братство православных святых и подвижников до масштаба всемирного.

В своей философской работе "Свет невечерний" Булгаков утверждает: "И если мы не можем отрицать положительного религиозного содержания в язычестве, то еще меньше мы имеем к тому основания относительно великих мировых религий, по-своему взыскующих Бога и духовно согревающих свою паству. Подвижники религии суть всегда вожди человечества, и, например, Рамакришна принадлежит не только Индии, но и европейскому миру"[36]. Интересную мысль, сказанную, правда, в отношении Л. Н. Толстого, можно обнаружить в исследовании Бердяева "Русская идея", где он пишет, что Толстой "стремился не к совершенству формы, а к жизненной мудрости. Он почитал Конфуция, Будду, Соломона, Сократа, к мудрецам причислял и Иисуса Христа, но мудрецы не были для него культурой, а были учителями жизни, и сам он хотел быть учителем жизни"[37]. Не менее интересны в этой связи и размышления Циолковского о живой Вселенной, о причине, породившей ее: "От причины исходит космос, как одно из ее проявлений. От космоса - совершенные человекоподобные существа, а от них абсолютная истина, ведущая вселенную к радости и устраняющая все страдания. Она оживляет мир и дает ему господство разума. Причина есть высшая любовь, беспредельное милосердие и разум. Совершенные существа выражают то же. Таково же и свойство исходящей из них абсолютной истины"[38].

По-видимому, рериховский замысел объемлет все эти три концепции русских мыслителей, во всяком случае, все они вполне могут выражать идею "Знамен Востока". Тогда, надо полагать, рериховские герои - это "вожди человечества", "учителя жизни", посланцы "от космоса". В то же время, рассматривая любое отдельное произведение, как часть единого ансамбля, можно сделать вывод, что каждый из деятелей, говоря словами Лосского "внутренне един со всем миром и обладает безграничной духовной силой, необходимой для бесконечно сложных интенциальных актов, направленных на мировое бытие"[39]. ...

36. Булгаков С. Н. Свет невечерний.- М.:Республика. 1994. - С. 283.

37. Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века. О России и русской философской культуре. - М.: Наука. 1990. С. 167.

38. Циолковский К. Э. Очерки о Вселенной. М.: ПАИМС. 1992. - С. 38

39. Лосский Н. О. Избранное. - М.: Правда.1991. - С. 586.

Н. ЖУКОВА. Грани Эпохи. Этико-философский журнал. №61 Весна 2015г.

Глашатай Неба

Не существует ли панацея для всего сущего?

Не есть ли это любовь к человечеству?

Не делайте другим того, что не желаете

для себя [1].

Конфуций

…Великодушный, кроткий, благородный, добродетельный, с всепроникающим умом, со всеобъемлющим знанием, спокойный в затруднениях и ясный в распознавании вещей, твёрдый и непоколебимый… Глубокий и деятельный… распространяющий вокруг себя благодеяния…

Повсюду… где только простирается покров неба… где только светят солнце и луна… все, кто живёт и дышит, славят и любят его [2].

Современник о Конфуции

Наталия Спирина

Конфуций

Конфуций должен был переезжать изгнанником с места на место.

…Уча об общем благе, он должен был всегда под рукою иметь свою колесницу.

Н. К. Рерих. Алтай-Гималаи

Он держал повозку наготове...

За какие добрые дела

Родина Мыслителя святого

Из конца в конец его гнала?

Лик его спокойный был и ясный,

Дух готов на подвиг и на бой

За судьбу страны своей прекрасной

С многоликой и тупой враждой.

О, дороги пыльные Китая!

Как на них найти его следы?

Знания Источник отвергая,

Как напиться нам живой воды?

Мудрость, не была ли ты гонима

Из страны в страну, из века в век?

Оттого ли так неотвратимо

Обнищал и гибнет человек?! [3]

«Князь философов», «Наставник Китая», «Мудрейший из мудрецов», «Глашатай Неба», «Колокол Истины», – так называли великого Учителя Конфуция, жившего в древнем Китае в VI веке до нашей эры (551–471 гг. до н.э.).

Его этическое Учение вошло в сокровищницу мудрости всего человечества. За истекшие 25 веков оно ничуть не устарело. Наоборот – сегодня мысли Конфуция о справедливом государственном устройстве, при котором в стране царят мир, гармония и благоденствие – актуальны, как никогда.

И совсем не случайно, что великий русский Мудрец, Художник и Провидец Николай Константинович Рерих, чьё 140-летие со дня рождения мы отмечали в 2014 году – неоднократно запечатлел его Образ на своих полотнах. Великий Конфуций и его мысли были близки и созвучны Рериху, он часто приводил высказывания древнекитайского философа в своих статьях. «…В основе учения Конфуция лежит та же община», – писал он в книге «Алтай-Гималаи» [4].

Кратко описывая картину из величественной серии «Знамёна Востока» (1924–1925), посвящённую великому Учителю Китая, Рерих указывает: «Конфуций Справедливый» – путник в изгнании» [5].

…В зыбком предутреннем тумане, по горной дороге, среди нагромождений скал тихо движется скромная колесница… Спокоен и величав облик философа, он сам правит послушным конём. Перед нами преданный Истине Благородный муж, сказавший: «Мудрый не знает волнений, человечный не знает забот, смелый не знает страха [6].

Рерих писал: «...Даже Конфуций, великий своим миролюбием и справедливостью, был настолько преследуем современниками своими… и большинство жизни провёл в вынужденных переездах» [7].

Единственным стремлением Конфуция было передать Веления Неба правителям своей страны, для того, чтобы жизнь его народа преобразилась и стала счастливой, но властолюбие и алчность князей брали вверх, и мудреца изгоняли… Но он неустанно продолжает своё дело и «…в вечном странствии, в напряжённом покое мышления… размышляя о государственных делах, спешит на помощь народу» [8].

Хотя Рерих в те годы ещё не был в Китае, картина «Конфуций Справедливый» написана им в традициях древнего китайского искусства, по сложившемуся многовековому канону. На повозке Конфуция два иероглифа. «Оба эти знака читаются как «шоу» и имеют значение пожелания Блага…» [9].

Что известно о жизни Конфуция?

Конфуций, или Учитель Кун (Кун Фу Цзы), родился в 551 году до Рождества Христова в Китае, в небольшом княжестве Лу (нынешняя провинция Шаньдун). Он происходил из древнего обедневшего аристократического рода. Его отец Шулян Хэ был прославленным воином, отличался необыкновенной силой и удивительной храбростью, пользовался общественным уважением. У него было девять дочерей, а сына не было. После смерти жены 63-летний воин женился на юной 17-летней девушке. Несмотря на большую разницу в возрасте этот союз стал счастливым.

«Легенды повествуют, что вскоре после свадьбы молодая жена… упросила своего супруга съездить с нею на холм Ни-киеу. Здесь она обратилась с жаркою молитвою к верховному существу Шанг-ти. Просьба её была услышана, и она зачала сына. Когда она спускалась с холма, деревья и травы склонились перед нею. В саду, принадлежавшем её мужу, она увидела чудовище Ки-линь, что всегда предвещало какое-нибудь великое событие. Это чудовище принесло ей яшмовый камень. На камне были начертаны следующие слова: «Когда династия Чжеу будет клониться к упадку, родится младенец, чистый, как кристальная вода; он будет царём без царства» [10].

28 сентября родился здоровый крепкий мальчик, которого назвали Цю и дали прозвище Чжун-ни. Это и был Конфуций.

«В ночь, когда родился младенец, в воздухе парили два дракона…. в небесах раздавались упоительно гармонические звуки и голоса незримых духов пели: «Небеса трепещут от радости при рождении святого сына!» Когда младенец явился на свет, из земли стал бить ключ чистой тёплой воды и исчез, как только младенец был омыт» [11].

Ребёнок рос тихим, рассудительным и послушным, был почтителен к старшим. Но детство его было трудным. Конфуцию было чуть более двух лет, когда он лишился отца. В детстве из-за бедности ему приходилось носить воду, пасти чужих овец и т.д. Конфуций наследовал громкое имя, но не получил никакого богатства. Поэтому ему пришлось выбрать жизненную стезю «книжника», что вполне соответствовало его положению бедного аристократа и позволяло надеяться только на свои способности и личные качества.

Он рано поступил на государственную службу и осуществлял надзор за припасами на рынках и в лавках. Конфуций добросовестно относился к работе и во всё вникал. Он понимал, что на этом скромном месте может быть полезен своим согражданам и родине. Он поощрял честных торговцев и строго преследовал мошенников и, благодаря этому, достиг блестящих результатов. Он не пренебрегал ничем, что имело хоть малейшее отношение к его обязанностям. И заслужил этим всеобщее уважение. А громкая слава о его мудрости с тех пор осталась с ним навсегда. В 19 лет Конфуций женился, у него были сын и дочь.

После смерти матери «…кроме изучения древних книг и законов, Конфуций… прилежно занимался усовершенствованием в шести свободных искусствах, без знания которых человек, по мнению китайцев, не может считаться образованным. Это – музыка, духовные и гражданские обряды, математика, каллиграфия, искусство сражаться и управлять колесницей» [12]. Будучи всесторонне одарённым, в том числе обладая большой физической силой, выносливостью и высоким ростом – 1 м 91 см – Конфуций в совершенстве овладел всеми этими искусствами. К 22 годам он завершил образование и открыл собственную школу, в которой изучали этику и мораль, традиции и древние книги.

«По мнению Конфуция, человек должен всё своё свободное время употреблять на обучение. «Учить и с каждым днём совершенствоваться не так ли приятно, как встретиться с другом, пришедшим из далёких стран?» [13] – говорил он.

Конфуций быстро получил признание как учитель. Но это само по себе не могло его удовлетворить. Он считал, что мудрость и добродетель неразрывно связаны с политикой, а знания должны приводить к процветанию государства, так как возглавлять его должны мудрые, добродетельные, культурные и образованные люди.

«Людей Конфуций делил на пять разрядов… по их нравственным и умственным качествам. К первому, низшему, разряду он причислял простых, неграмотных людей. (…) Ко второму разряду он причислял грамотных, образованных людей… Эти люди живут сознательною жизнью, соображаясь с законами и обычаями. К третьему разряду принадлежат люди здравого смысла, которые ни в чём не отступают от него. Они одинаковы в горе и в радости, невозмутимы, добродетельны, умеют говорить и молчать. Этих людей Конфуций называл философами. Четвёртый разряд составляют люди прямодушные и истинно добродетельные, и, наконец, самый малочисленный, пятый разряд – люди совершенные во всех отношениях. «Только такие люди и могут стоять во главе государства» [14], – считал Философ.

Конфуций продолжал свои учёные занятия и преподавательскую деятельность, всецело посвятив себя Мудрости и Истине. Когда его уговаривали пойти на службу, он отвечал:

– Моё назначение и долг – служить и быть полезным всем людям без исключения. Все люди – одна семья, и моё призвание быть её наставником!

Время от времени правители разных княжеств приглашали его к себе и просили совета. Конфуций никому не отказывал, делился своими знаниями и опытом, но никто не следовал его мудрым советам…

«В пути со своими учениками Конфуций увидел женщину, рыдавшую около могилы, и спросил о причине скорби. «Горе, – отвечала она, – мой свёкор был убит здесь тигром, затем мой муж, а теперь и сын мой погибли тою же смертью». «Но почему вы не переселитесь отсюда?» «Здешнее правительство не жестоко». «Вот видите, – воскликнул учитель, – запомните. Плохое правительство хуже тигра» [15].

Однажды Конфуций с учениками на высокой горе молились Небу. Но лицо философа было грустным. Когда ученики спросили о причине, он ответил:

– Мне сделалось грустно при мысли о бедственном положении отечества, которое раздирают распри.

Он стал спрашивать учеников, что нужно сделать, чтобы в стране воцарились мир и спокойствие?

Один из них ответил:

– Для блага людей я желал бы жить при добродетельном и мудром государе. И я просил бы государя удалить от себя льстецов и заменить их людьми прямодушными и добродетельными и поручить им обучать народ пяти верховным обязанностям – человеколюбию, правосудию, любви к истине, верности и честности. Тогда правителю не придётся опасаться врагов, не надо будет содержать многочисленные войска. Воины обратятся в мирных граждан, а мудрые будут подавать благие примеры согражданам не словом, но делом... Тогда люди будут счастливы!

– Вы истинно мудры, – отвечал глубоко тронутый Конфуций. Ученик высказал то, к чему он сам стремился столько лет, но безуспешно [16].

На 51-м году жизни он поступил на службу к правителю родного княжества Лу. Конфуций оказался блестящим чиновником и советником. Княжество Лу стало процветать. Это не понравилось соседним правителям и вызвало их интриги. Праведная жизнь и мудрые наставления Конфуция скоро стали обузой для легкомысленного князя… Он бросил вызов своему строгому сановнику, демонстративно нарушив одну из моральных норм… Конфуций оказался перед выбором – или смириться со своеволием правителя, или, в знак протеста, оставить свой пост. Он выбрал второе: вместе с десятками учеников покинув родные места, и провел 14 лет в изгнании, скитаясь по разным княжествам.

Н. К. Рерих приводит слова Конфуция: «В 15 лет мой ум склонился над учением. В 30 лет я стоял прочно. В 40 лет я освободился от разочарований. В 50 лет я понял законы Провидения. В 60 лет мои уши внимали Истине. В 70 лет я мог следовать указу моего сердца» [17]. – И затем отмечает – «Итак, познавание, освобождение, понимание законов, внимание Истине – всё привело к следованию указам сердца. Это кратчайшее и полнейшее жизнеописание кончается сердечною молитвою о путях праведных. И не пожалел великий философ о том, что была в запряжке колесница его. Кони взнузданные, готовые домчать до путей сердца, были уже благословением. Не к великим ли домам должна была нести колесница не изгнания, но достижения» [18].

Всю свою жизнь Конфуций оставался верным Истине, передавая народу Указы Неба. Елена Ивановна Рерих писала: «Однажды великий Конфуций был тяжко болен и друзья, пришедшие навестить его, полагая, что он находится при смерти, предложили ему начать читать молитвы, на что Мудрец улыбнулся и сказал: «Моя молитва началась уже давно». И, действительно, не была ли вся его жизнь таким непрестанным предстоянием перед Великим Идеалом, этой истинной молитвой перед Наивысшим?» [19]

Умер Конфуций на 73-м году жизни, пользуясь всеобщим уважением. Его могила, как и место рождения, по сей день свято почитаются в Китае.

* * *

Учение Конфуция состоят из «Пятикнижия» («У-цзин») и «Четверокнижия» («Сы-шу»). «Пятикнижие» включает: древнейшую книгу «И-цзин» («Книга перемен») – сборник древних магических формул и комментариев к ним; «Шу-цзин» («Древняя история») – историю легендарных императоров; «Ши-цзин» («Книга песнопений») – сборник древней поэзии, отчасти космологического и мифологического содержания; «Ли-цзи» («Книга церемоний») – описание многочисленных церемоний и обрядов, далеко не все из которых имеют религиозное значение; «Чун-цю» («Книга весны и осени») – хроника одного из китайских княжеств.

«Четверокнижие» включает: «Дао-сюе» («Великое учение») – учение о самоусовершенствовании человека, изложенное по Конфуцию одним из его учеников; «Чжун-юн» («Книга о середине») – учение о необходимости соблюдать во всём гармонию и не вдаваться в крайности; «Лун-юй» – книга изречений и афоризмов Конфуция и его учеников; «Мэн Цзы» – учение философа Мэн Цзы, самого выдающегося из позднейших учеников Конфуция.

Н. К. Рерих писал: «Конфуций, так часто и непонятый и гонимый, заповедовал: «Когда мы наблюдаем явления, мы можем достичь знания; когда мы достигли знания, мы приобретаем доброе желание; когда мы приобрели доброе желание, сердце очищается, человек становится культурным; когда человек делается культурным, порядок царит в его семье; порядок царит и в его стране; когда же порядок будет царить в каждой стране, тогда и мир воцарится во всём мире». Тоже как бы простой путь. От обычного проявления и до мира всего мира. В таком пути, при всей его неоспоримости, сказывается очень высокий и далеко не всем доступный мировой закон».[20]

Итак, Учение Конфуция – это Учение о порядке и гармонии. Приведя в порядок себя – свои мысли, чувства, поступки, человек наводит порядок в своей семье, а затем – порядок в государстве.

В основе всеобщего порядка, по мысли Конфуция, лежат древние традиции, правила поведения и этика, необходимые как в частной жизни, так и в политике. Основное внимание Конфуций уделял практике, то есть применению Учения в повседневной жизни, как простых крестьян, так и правителей.

Основа Учения Конфуция – «пять постоянств», или «пять добродетелей»: человеколюбие, чувство долга, благопристойность, разумность и правдивость.

К ним следует добавить так называемые «пять связей»:

1) государя и подданного, господина и слуги. Эти отношения считались важнейшими в обществе. Безусловная преданность и верность господину была основой характера «благородного мужа» в конфуцианском понимании;

2) родителей и детей. В этих отношениях подчёркивались священная обязанность детей проявлять сыновнюю почтительность;

3) мужа и жены. Здесь права мужа были основными, а обязанности жены сводились к образцовому поведению и ведению хозяйства;

4) старшего и младшего. Обязательным считалось не только уважение к старшему по возрасту, но и к старшему по положению, чину, званию, мас­терству;

5) между друзьями. Отношения между друзьями должны были носить характер искренней и бескорыстной взаимопомощи.

Наиболее гуманные конфуцианские заповеди, адресованные «благородным мужам», служили основой нравственного воспитания личности. Положительный герой конфуцианства… «совершенно мудр»… он воплощает тип благородного мужа, учёного, чиновника, государственного деятеля, который объединяет в себе «пять добродетелей», скромен и умерен во всём.

Конфуцианство предъявляло суровые требования к человеку в морально-этическом плане, настаивая на непрерывном духовном и нравственном совершенствовании: «Благородный муж стремится вверх, низкий человек движется вниз».

Конфуцианские правила преданности и послушания старшим предписывали ученикам свято следовать наставлениям Учителя, а преемникам – ревностно оберегать опыт предшествующих поколений. Традиция передачи знания из уст в уста и «от сердца к сердцу» исключала возможность превратного толкования Учения… Поскольку отношения старшего и младшего занимали важнейшее место, долг ученика перед наставником и старшими товарищами являлся пожизненным и неоплатным.

На протяжении тысячелетий Учение Конфуция служило этической основой школьного образования в Китае. Оно дало народу незыблемые нравственные нормы, по силе воздействия равные Библейским десяти заповедям.

Конфуций говорил: «Моё учение… неизменно как Небо, которое есть его Творец, оно текло, как поток, от древних времён» [21].

На картине Николая Рериха «Архат» среди пустынного пейзажа с цепью розовых гор на горизонте, под бескрайним простором Небес – древняя каменная статуя Конфуция подобна незыблемому оплоту Истины. Название «Архат» свидетельствует о высочайшей духовной ступени, достигнутой Мудрецом.

* * *

Обратимся теперь к тем этическим положениям Учения Конфуция, которые особенно созвучны Учению Живой Этики – Учению Новой Эпохи. Об этом говорит Наталия Дмитриевна Спирина [22].

«За что гнали Конфуция его «благодарные» соотечественники из конца в конец страны? Попробуем вспомнить.

Он учил, что «усовершенствование человека есть начало всего» и что «если корень в пренебрежении, то не может быть хорошо то, что должно вырасти из него». И Христос говорил: «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» [23].

Конфуций учил любви к людям, такой любви, как будто все люди составляют с ним одно целое. Такая любовь вызывает сочувствие к ним – и сострадание, и сорадование. Стремясь к высоте своего счастья, человек своими советами, помощью и трудами ведёт за собой и других. Постигая истину сам, он не терпит, чтобы другие пребывали в невежестве и заблуждении. Если сердца всех людей будут гореть любовью, то человечество станет как одна семья, все будут как один. «Итак, вы должны любить других как себя самих... желать им всего того, чего себе желаем», – говорил он.

В Едином Целом – Океане

Мы – капли, в нас Он заключён;

От холода мы застываем

И думаем, что мы – не Он.

Но разделенье – только сон:

Когда лучи растопят льдины,

Сольются капли воедино [24].

Это отношение к ближним лежит в основании всех Учений, и все духовные Учителя учили во всех веках и эпохах именно этому. Только так можно объединиться друг с другом, и этим путём приблизиться к Высшему неизречённому Началу, которое называют Богом.

Живая Этика говорит, что великая любовь лежит в основании Высшего Мира и соответствовать Ему может такая же любовь. Велико назначение человека. «Каждый человек, каждый член семьи человеческой несёт на себе ответственность за мир всего мира. Никто не имеет права сложить с себя высокую и прекрасную обязанность добротворчества». Так говорит об этом Н. К. Рерих [25].

В противовес заповеди о любви тёмные силы «работают на разъединение», как сказано в Учении Живой Этики. Им невыносим свет любви, и потому они гонят всех, кто её проповедует. (…)

Устремив все силы своего ума и сердца на установление порядка и благоденствия в государстве и в жизни людей, на то, чтобы научить людей жить согласно законам Бытия и в своей повседневной жизни не нарушать этих законов, Конфуций никогда не касался таких вопросов, как создание или конец мира, происхождение человека и его будущей жизни. Он не любил рассказывать о необыкновенных вещах, духовных существах, необычайных откровениях, сверхъестественных видениях и тому подобное. Он понимал, что прежде чем устремляться в надземные миры, надо упорядочить свою земную жизнь, ибо на вершину не взойти, не начав с подножия.

Конфуций, как и все великие духовные Учителя, учил эволюционному пути, предназначенному человечеству, «высшему добру – обновлению людей», – как пишет Лев Толстой в своём изложении учения Конфуция. Он приводит стройную и последовательную схему этого пути:

«Чтобы обладать высшим благом, нужно 1) чтобы было благоустройство во всём народе. Для того, чтобы было благоустройство во всём народе, нужно 2) чтобы было благоустройство в семье. Для того, чтобы было благоустройство в семье, нужно 3) чтобы было благоустройство в самом себе. Для того, чтобы было благоустройство в самом себе, нужно 4) чтобы сердце было чисто, исправлено. Для того, чтобы сердце было чисто, исправлено, нужна 5) правдивость, сознательность мысли. Для того, чтобы была сознательность мысли, нужна 6) высшая степень знания. Для того, чтобы была высшая степень знания, нужно 7) изучение самого себя».

Конфуций учит соизмеримости – знать, различать, что есть самое важное, что должно быть первым и что должно быть последним, и поступать соответственно. И Живая Этика говорит о соизмеримости, о том, что о ней надо помнить не только в особых случаях, но и в обычной жизни, среди обихода. «Самые маленькие мысли будут унесены вихрем правильного суждения. Хорошо или худо, полезно или вредно – само отберётся...» [26] «...Нужна соизмеримость малого и большого, повторяемого и неповторяемого. Напрягитесь понять, где оно, большое!» [27] «Человек, не отличающий малое от большого, ничтожное от великого, не может быть духовно развитым» [28]. «...Нужно напрячь все мысли к Общему Благу, и путь соизмеримости прикажет духу путь к эволюции» [29].

Всё учение Конфуция пронизано призывами к человечности. Он говорит: «Я поставил своей целью правду, сделал своим помощником добродетель, нашёл себе опору в человечности и обрёл своё отдохновение в искусствах». «Превозмогать себя и возвращаться к должному в себе – вот что такое истинная человечность. Быть человечным или не быть – это зависит только от нас самих». «Разве истинная человечность далеко от нас? Стоит возжелать её, и она тут же окажется рядом!» Живая Этика говорит: «Каждое Учение Света есть, прежде всего, развитие человечности. Запомните это прочно, ибо никогда мир так не нуждался в этом качестве. Человечность есть врата ко всем прочим мирам. Человечность есть основа чувствознания. Человечность есть крылья прекрасные. ...Прежде всего, на Земле облечёмся в человечность и познаем её, как броню от сил тёмных» [30]. Так же, как тёмные признают друг друга по бесчеловечной жестокости, так же и силы Света признают друг друга по человечности. «Как силён человек, познавший счастье человечности!» [31]

Она включает отношение и к ближним, и к себе самому: «Не делайте другим того, чего себе не желаете. Тогда ни в государстве, ни в семье не будет недовольства». Некто спросил: «Правильно ли говорят, что за зло нужно платить добром?» Учитель сказал: «А чем же тогда платить за добро? За зло надо платить по справедливости, а за добро – добром». «Мудрец строг к себе, но от других он ничего не требует». «Попытайтесь быть хотя бы немного добрее, и вы увидите, что будете не в состоянии совершить дурной поступок». «Когда стрела не попадает в цель, – учит Конфуций, – стреляющий винит в этом себя самого, а не другого. Так поступает и мудрец. Но мудрых людей мало на земле». И Конфуций с сокрушением говорит: «Моё дело, кажется, безнадёжно. Я ещё не встречал человека, который, зная о своих ошибках, признал бы свою вину перед самим собой». «Честность признания есть явление, которое каждый дух должен в себе развить» [32]. Так говорится в книге «Агни Йога».

Конфуций придавал основополагающее значение мысли и контролю над своими помыслами. Если мысли будут непорочны, если в помыслах не будет зла, то и в делах его не будет. Е. И. Рерих пишет: «Древнейшая мудрость Индии говорит – мысль есть первоисточник мироздания. Великий Будда указывал на значение мысли, слагающей нашу сущность, и учил своих учеников расширению сознания. Лао-Цзы, Конфуций, Христос, все Учителя Духа и великие мыслители учили только этому. Великий Платон сказал – «мысли управляют миром» [33].

Конфуций учил мужеству, понимая его очень широко. Мужественный дух – это дух твёрдый и решительно готовый на преодоление всех трудностей, опасностей и сомнений. Он не боится приступить к делу трудному, но справедливому и сражаться во имя этого даже с превосходящими его силами неприятеля. Конфуций говорит о мужестве людей мудрых, которое состоит в победе над самим собой и своими страстями и помогает не отступать от своих принципов, даже если бы это стоило ему жизни. Много говорится об этом качестве в Учении Живой Этики. «Мудрый не боится» [34]. «Луч мужества поведёт поверх препятствий» [35]. «Мужество открывает все двери» [36].

Ещё одно качество Конфуций ставил очень высоко – это постоянство. «Нет ничего такого, чего бы не могло достигнуть постоянство. Сколько бы тихо оно ни шествовало, успех его известен, потому что оно не теряет из виду своего предмета и никогда не прерывает своих стремлений к нему. Я могу всякий день приносить корзину земли. И если я то продолжаю, то, наконец, воздвигну гору», – говорит он. В книгах «Мир Огненный» говорится об этом: «Постоянство и устойчивость во благе есть уже завоевание» [37]. «Нужно готовить себя к постоянству во всём. Оттуда придёт неутомимость, оттуда и нерушимость» [38].

Самым ненавистным пороком для Конфуция было лицемерие, когда человек проповедует благо, а действует наоборот. Когда днём он старается выглядеть честным, а ночью занимается взламыванием кладовых и похищением чужого имущества. Когда человек превозносит добродетель, но не следует ей. «Лицемеры первые пойдут на суд», – говорил Христос. И Конфуций советует удалять от себя тех людей, чьи действия противоречат их словам.

Немалое место в своём учении Конфуций отводит распознаванию людей. Ему и как государственному деятелю, и как учителю нравственности приходилось немало сталкиваться с этой проблемой. «Большое зло в незнании – от кого надо убегать и с кем надо иметь связь», – говорит он. И советует распознавать людей по их чертам лица, голосу, способам выражения. Лучший способ – узнать человека по глазам. В них свет добродетели или тёмное облако порока. И Живая Этика рекомендует распознавать людей по глазам, голосу и походке. Причём если, при особом умении, голос и походку можно подделать, то глаза подделать нельзя.

Поучения Конфуция, так же как и других великих Учителей, охватывают все стороны жизни. И все Они едины в провозглашении Истины. Мы постарались остановиться лишь на нескольких наиболее важных моментах его Учения. Но и то, что удалось передать, – это капли того высокого знания, той драгоценной влаги, которой, как сказано в «Криптограммах Востока», омываются скверны мира.

«Как всё это старо и как нужно именно теперь, – пишет Н. К. Рерих в статье «Град Светлый». – Может быть, нам только кажется, что именно сейчас такая потребность не только в вере, но к исповедованию? Нет, друзья, не кажется это. Сведения каждого дня потрясают смятенностью мира. Апостол Павел, и Платон, и Конфуций опять ободряют, ибо прошли через всякие ужасы смятения духовного. И Соломон мудрый подтверждает: «И это пройдёт» [39].

Конфуций, одиноко идущий под полной луной, изображён на картине Николая Рериха «Философ. (Тишина)». В простой соломенной широкополой шляпе, завернувшись от непогоды в накидку, идёт Философ по лику Земли… В руках у него – только свиток. В нём самое важное, самое ценное – Учение Неба, принесённое им во имя Любви к человечеству…

В тишине, в лунном свете сияет одинокая вершина, как символ Средоточия Мудрости, откуда многие века исходят к людям Любовь, Помощь и Знание…

Наталия Спирина

Братство, 602

Когда ты думаешь о Ней –

Замкнись в торжественном молчаньи;

Пускай ненужные слова

Не запылят великой тайны;

Пускай лишь сердце говорит

И в темноте ночей творит

Нерукотворное сиянье [40].

27 декабря 2014 г.

Новосибирск

Примечания:

1. Цит. по: Рерих Н. К. «Град Светлый» // Рерих Н. К. Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 70.

2. Карягин К. М. Конфуций. Его жизнь и философская деятельность. Гл.VIII.

http://www.e-reading.me/bookreader.php/92136/Karyagin_-_Konfuciii._Ego_zhizn%27_i_filosofskaya_deyatel%27nost%27.html

3. Спирина Н. Д. Перед Восходом. (Сборник стихов). Новосибирск, 2013. С. 150-151.

4. Рерих Н. К. IV. Ладак (1925) // Рерих Н. К. Алтай-Гималаи. М., 1999. С. 107.

5. Рерих Н. К. III. Пир-Панджал (1925) // Рерих Н. К. Алтай-Гималаи. М., 1999. С. 99.

6. Конфуций. Изречения http://www.wisdoms.ru/pavt/p113.html

7. Рерих Н. К. Богатая бедность. 1932 // Рерих Н. К. Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 133.

8. Рудзитис Р. Я. Космические струны в творчестве Николая Рериха. // Рихард Рудзитис. Минск, 2009, С.170.

9. Маточкин Е. П. «Знамёна Востока» Н. К. Рериха. // Князева В. П., Кузнецова И. Н., Маточкин Е. П. Рерих: Пророчества. Самара, 2004.

10. Карягин К. М. Конфуций. Его жизнь и философская деятельность. Гл. I.

11. Там же.

12. Там же. Гл. II.

13. Там же.

14. Там же. Гл. VIII.

15. Рерих Н. К. За Великой Стеной. 1935 // Рерих Н. К. Врата в будущее. Рига, 1936. С. 125.

16. См. Карягин К. М. Конфуций. Его жизнь и философская деятельность. Гл.V.

17. Рерих Н. К. За Великой Стеной. 1935 // Рерих Н. К. Врата в будущее. Рига, 1936. С. 127—128.

18. Там же.

19. Рерих Е. И. Письма. Т.1. 21.07.1934. Рига, 1940.

20. Рерих Н. К. Судьба. 1935 // Рерих Н. К. Врата в будущее. Рига, 1936. С. 289.

21. Карягин К. М. Конфуций. Его жизнь и философская деятельность. Гл. VIII.

22. Спирина Н. Д. Конфуций. // Спирина Н. Д. Отблески-1992. Екатеринбург, 1997. С. 49—53.

23. Евангелие от Матфея, 7:18.

24. Спирина Н. Д. Капли. Сборник стихов. Новосибирск, 2010. С. 102.

25. Рерих Н. К. Судьба. 1935 // Рерих Н. К. Врата в Будущее. Рига, 1936. С. 289.

26. Листы Сада М. Озарение, 3-IV-10.

27. Община, 64.

28. Там же, 67.

29. Беспредельность, 673.

30. Мир Огненный I, 75.

31. Братство, 392.

32. Агни-Йога, 661.

33. Рерих Е. И. Письма. Т.1. 1929. Рига, 1940.

34. Листы Сада Мории. Зов, 17 февраля 1922 г.

35. Листы Сада М. Озарение, 3-VII-12.

36. Община, 58.

37. Мир Огненный I, 304.

38. Мир Огненный III, 486.

39. Рерих Н. К. «Град Светлый». // Рерих Н. К. Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 70.

40. Спирина Н. Д. Капли. (Сборник стихов). Новосибирск, 2010. С. 361.

41. Каталог картин Н.К. и С.Н. Рерихов http://gallery.facets.ru/

Источник : http://grani.agni-age.net/index.htm?article=6107

"И мы видим" Слово о картинах Николая Рериха / Составитель А.В.ВОРОНЦОВ - г.Феодосия – Типография ООО «Норд Компьютер», 2001г., с.124, ил.

Конфуций справедливый

Серия «Знамена востока» сложилась. ...5. «Конфуций справедливый» - путник в изгнании.

Н.Рерих. Алтай - Гималаи. III. Пир-Панджал (1925)

Конфуций должен был переезжать изгнанником с места на место. И его странственная колесница поставлена в храме вместе с его сочинениями и музыкальными инструментами. Не диво, ибо в основе учения Конфуция лежит та же община....

Уча об общем благе, Конфуций должен был всегда под рукою иметь свою колесницу...

Н.Рерих. Алтай - Гималаи. IV. Ладак (1925)

Разве не странно, что этот вестник мира должен был иметь всегда запряженную колесницу, будучи готовым бежать от нежданных преследований.

Только подумать, что именно Конфуцию в его время применялись названия шарлатана и лживца, а в лучшем случае его называли мечтателем и осуждали за неприменимость жизни.

А этот мечтатель на вопрос о том, что такое небо, отвечал: «Как я могу судить о небе, когда я еще не знаю столько земных вещей».

Н.Рерих. Врата в будущее. Калган

«В 15 лет мой ум склонился над учением. В 30 лет я стоял прочно. В 40 лет я освободился от разочарований. В 50 лет я понял законы Провидения. В 60 лет мои уши внимали истине. В 70 лет я мог следовать указу моего сердца».

Итак, познавание, освобождение, понимание законов, внимание Истине - все привело к следованию указам сердца. Это кратчайшее и полнейшее жизнеописание кончается сердечною молитвою о путях праведных. И не пожалел великий философ о том, что была в запряжке колесница его. Кони взнузданные, готовые домчать до путей сердца, были уже благословением. Не к великим ли домам должна была нести колесница не изгнания, но достижения.

... Из жизнеописания Конфуция не видно, чтобы он впадал в отчаяние или страх. То, что он был вынужден держать колесницу наготове, обозначает лишь его предусмотрительность для вящей полезности будущих действий.»

Н.Рерих. Врата в будущее. За Великой Стеной

Н.В. УРИКОВА Описание 100 картин Н.К.Рериха и 5 С.Н.Рериха

Конфуций справедливый. Появился на свет Конфуций в 551г. до н.э. Прекрасно учился в школе, поступил на государственную службу. В 19 лет женился, имел сына и дочь. После смерти матери он воскрешает древние китайские обычаи. Изучает священные древние книги, совершенствует себя в музыке, математике, духовных и гражданских обрядах, каллиграфии, искусствах биться на всяком оружии и управлении колесницей. Больше всего Конфуций ценил музыку и даже сочинил книгу о музыке. Он говорил: "Мое назначение и долг - служить и быть полезным всем без исключения. Все люди - одна семья, и моё призвание - быть её наставником". Он очень высоко отзывался о Лао-Цзы. Постепенно Конфуций проводит в жизнь свои новые преобразования и реформы, но встречает ледяное равнодушие, зависть и клевету. Про этот период его жизни (после 45 лет) Н.К.Рерих писал: "Конфуций, великий своим миролюбием м справедливостью, был настолько преследуем современниками, что даже должен был держать наготове запряженную колесницу и большую часть жизни проводил в вынужденных переездах... Но Конфуций остался в памяти, но имя его еще больше укрепляется и в теперешнем современном сознании". На картине Конфуций и изображен в колеснице - везде гонения, непонимание, преследование. Последние годы жизни Конфуций посвятил занятиям с учениками, литературе и преобразованию музыки. Л.Толстой хорошо разбирался в сущности его Учения. Он писал, что Конфуций учил высшему добру - обновлению людей. Самым ненавистным пороком для него было лицемерие. Вся жизнь Конфуция была Служением Высшему. По этому поводу Е.И.Рерих писала: "Однажды Конфуций был тяжко болен и друзья, пришедшие навестить его, полагая, что он находится при смерти, предложили ему начать читать молитвы, на что Мудрец улыбнулся и сказал: "Моя молитва началась уже давно". После кончины Конфуция, Учение его вдруг получило признание и укоренилось в сознании людей. Оно пережило многие века и проникло в кровь и плоть народа.

.

Биография Конфуция
PROVENANCE и др. информация

http://www.sothebys.com/en/auctions/ecatalogue/2006/russian-art-n08182/lot.124.html

RUSSIAN ART

26 APRIL 2006 - 28 APRIL 2006 | 10:00 AM EDT

NEW YORK

124

PROPERTY FROM THE DONALD BOLLING COLLECTION

Estimate 200,000 — 300,000 USD

LOT SOLD. 1,248,000 USD

Nikolai Konstantinovich Roerich

1874-1947

RUSSIAN

CONFUCIUS, THE JUST ONE

signed with Monogram and dated 1925 (lower right)

tempera on canvas

29 1/2 by 38 1/8 in.

75 by 97.8 cm

PROVENANCE

The Roerich Museum, New York, circa 1930

The Bolling Family Collection (thence by descent)

EXHIBITED

Grand Haven, Michigan, Community Center, circa 1960s

Atlanta, Ogelthorpe University, circa 1990

LITERATURE

Jacqueline Decter, with the Nicholas Roerich Museum, Nicholas Roerich: The Life and Art of a Russian Master, Vermont, 1989, pp. 148-156, p. 149, illustrated

CATALOGUE NOTE

Confucius was born in a feudal state which now belongs to the Shantung Province, a teacher who believed in the importance of education for furthering the self, and by extension, society. He was the first teacher in China who felt education should be available to all, despite social standing and economic conditions. Convinced his views were not appreciated by the political powers in his feudal state, Confucius opted for self-imposed exile to further his ideas. He was followed into exile by multiple students, and twelve years later, he returned home at the age of sixty-seven.

This painting, like Lao-Tze (see lot ) belongs to Roerich’s “Banners of the East” series, which resembles Tibetan spiritual paintings in its depiction of spiritual leaders in the midst of striking mountainous landscapes. “All teachers journeyed to the mountains,” he wrote in Shambhala. “The highest knowledge, the most inspired songs, the most superb sounds and colours are created in the mountains. On the highest mountains, there is the Supreme.”

Roerich was a major proponent of education for the masses. In 1906, Roerich became director of the school of the Society for the Encouragement of the Arts, where he fought for the enrollment of all talented pupils, regardless of social class (Marc Chagall was a student). The school became one of the largest in Russia, with a student body of 2,000. In this way, Confucius must have been a subject close to Roerich’s heart.

Roerich’s Confucius rides in a wooden cart, the angle of his transportation leans toward the foggy chasm. He is a solitary figure in simple garb, the mountains jut out behind him, jagged and dangerous.

Both Confucius and Lao-Tze (lot 123) are the two final and most meaningful paintings from the Baltzar Bolling collection to be sold; a number of paintings from the collection are at the Roerich Museum, New York. There were originally 80 paintings owned by the family.

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика