Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Поморяне. Утро
1906

Н.К.Рерих. Поморяне. Утро. 1906

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=642&size=3

                 
Атрибуты картины

Название Поморяне. Утро
Год 1906
Где находится Горловский художественный музей. Украина
Материалы, размеры Xолст, темпера 165 х 285 см.
Источник Произведения Николая Рериха в музеях и храмах Украины. Одесса, 2017 и электронный альбом
Примечание Загружено 2 изображения. Инв. № Ж-302

«Мир идей и дел Н.К. Рериха» Павлодарское областное Рериховское общество.

• Исчезнувший древний лик земли, людей, населявших её, их жизнь, труд, ратные подвиги и обряды Рерих как бы воскрешает из небытия во многих других работах: “Человек со скребком”, 1905, “Три варяга приближаются”, 1906, “Поморяне. Вечер”, 1907, “Задумывают одежду”, “Собирают дань”, 1908, “Волокут волоком”, 1915 и других.

Каждое из этих произведений построено художником на глубоком знании исторического материала. Каждое из них даёт убедительные сцены прошлого. При этом они пронизаны единым философским содержанием. Уходя в прошлое, Рерих отбирал в нём все то, что можно было противопоставить современному миру с его грязью, пошлостью и упорством, и создавал на своих полотнах идеальный мир свободы и приволья доклассового общества. Это были настолько необычные и неповторимые по своему содержанию картины, что близкий друг художника писатель Леонид Андреев называл их “державой Рериха” и этим особо подчёркивал своеобразие художника в истории русской живописи [27, с. 87]

• Перед его картинами невольно вспоминаются все великие предания о злых камнях, живущих колдовской жизнью, о менгирах и дольменах, о полях Карнака, о камнях, в толще своей хранящих воронкообразное подобие рта, которое произносит слова, из которых слышатся иногда глухие звуки, которое таит в себе эхо какой-то чужой всему живому жизни; о камнях, по ночам покидающих свое место и рыскающих, подобно крылатым ящерам, в низком болотном воздухе...

... И люди, и животные видимы для него лишь с точки зрения камня. Поэтому у его людей нет лица...

У Рериха нет людей — есть лишь ризы, доспехи, звериные шкуры, рубахи, порты, высеченные из камня, и все они ходят и действуют сами по себе. И не только воздух, деревья, человека и текучее море видит Рерих каменными — даже огонь у него становится едкими зубцами желтого камня, как в его проекте декораций к “Валькирии” [8, с. 126].

• “Есть художники, познающие в человеке тайну одинокой духовности. Они смотрят пристально в лица людей, а каждое лицо человеческое — мир, отдельный от мира всех. И есть другие: их манит тайна души слепой, безликой, общей для целых эпох и народов, проникающей всю стихию жизни, в которой тонет отдельная личность, как слабый ручей в тёмной глубине подземного озера...

У людей на холстах Рериха почти не видно лица. Они — безликие провидения столетий. Как деревья и звери, как тихие камни мёртвых столетий, как чудовища старины народной, они слиты со стихией жизни в туманах прошлого. Они без имени. И не думают, не чувствуют одиноко. Их нет отдельно и как будто не было никогда: словно и прежде, давно, в явной жизни, они жили общей думой и общим чувством, вместе с деревьями и камнями, и чудовищами старины.

На этих холстах, мерцающих тёмной роскошью древних мозаик или залитых буйными волнами цвета, человек только иногда мерещится или отсутствует. Но призрачный, невидимый — он везде. Тут перед нами безлюдный пейзаж: пустынная природа севера, роща, серы валуны; или — в затейливом узоре иконной рукописи, не люди, а хмурые угодники, святые, ангел, строгая Оранта; или — просто этюд, рассказывающий сказку русско-византийской архитектуры... Уклоны рисунка, символика очертаний, красок, светотени, неуловимый синтез художественного видения возвращает мысль к тому же образу-символу. К нему — всё творчество Рериха.

Кто же он, этот “безликий”? Какие эпохи открываются в его слепой душе? К каким далям возвращает он нас, избалованных, непокорных, возвестивших “культ личности”?

Мы смотрим. Чередуются замыслы. Сколько их! В длинном ряде картин, этюдов, рисунков, декоративных эскизов воскресает забытая жизнь древней земли: каменный век, кровавые тризны, обряды далёкого язычества, сумраки жутко-таинственных вдохновлений; времена норманнских набегов; удельная и московская Русь...

Ночью на поляне, озарённой заревом костра, сходятся старцы. Горбатые старцы творят заклятия в заповедных рощах. У свайных изб крадутся варвары.

Викинги, закованные в медные брони, с узкими алыми щитами и длинными копьями, увозят добычу на ярко раскрашенных ладьях. Бой кипит в тёмно-лазурном море. Деревянные городища стоят на прибрежных холмах, изрытых оврагами, и к ним подплывают заморские гости.

И оживают старые легенды, сказки; вьются крылатые драконы; облачные девы носятся по небу; в огненном кольце томится золотокудрая царевна-змиевна; кочуют богатыри былин в древних степях и пустырях.

И снова — Божий мир; за белыми оградами золотятся кресты монастырей; несметные полчища собираются в походы; тёмными вереницами тянуться лучники, воины-копейщики; верхами скачут гонцы. А в лесу травят дикого зверя, звонят рога царской охоты...

Мы смотрим: все та же непрерывная мечта о седой старине... О старине народной? Если хотите. Но не это главное, хотя Рериха принято считать национальным живописцем. Не это главное, потому что национально-историческая тема для него — только декорация. Его образы влекут нас в самые дальние дали безликого прошлого, вглубь доисторического бытия, к источникам народной судьбы. О чём бы он ни говорил, какую бы эпоху ни воспринимал с чутьем и знанием археолога, мысль его хочет глубины, её манит предельная основа, и она упирается в тот прекрасный гранит пламенного духа, на который легли наслоения веков.

“Человек” Рериха — не русский, не славянский и не варяг. Он — древний человек, первобытный варвар земли... ” [26, с. 39, 40].

8. Е.И.Полякова. Рерих, М., “Искусство”, 1973г.344с.

26. Д.Н.Попов. Держава Рериха. М., “Изобразительное искусство”, 1996г., 446с.

27. В.П.Князева. Николай Рерих. С-П..1994г.. 160с

«Мир идей и дел Н.К. Рериха» Павлодарское областное Рериховское общество

• Седовласый старец отдыхает у стены рубленного города, мужчины бьют птицу из луков, вдали идет стройная женщина с мальчиком в белой рубашке. Стройны деревья, сине небо, зелена земля. Нестеровское умиротворение есть в природе и в простодушных древних людях. И хотя заняты они вовсе не христианским делом — охотой, но доверчиво близки птицы, охота не страшна, не кровава, словно истово совершается какое-то действо, и убитая птица может тут же превратится в девушку, а девушка в птицу [8, с. 96]

• Мечту о прекрасном, гармоничном мире Рерих воплотил в картине “Поморяне. Утро”, 1906 года, пронизанной синими и зелёными тонами с пятнами белого и красного. Здесь царит мажорное, приподнятое настроение. Картина организована по принципу панно. Образы убелённого сединами старца, женщины с ребенком, юноши-охотника обобщены и декоративны. В них заключён символический смысл: представлены разные поколения, олицетворяющие прошлое, настоящие и будущее, — вечное движение жизни. Глубокие синие и зелёные тона выносят тему покоя и гармонии. Они более насыщены в глубине, чем на первом плане, и тем самым зрительно отдаляют фон.

В “Поморянах” Рерих создал символ прекрасного мира-мечты, с первозданной красотой голубого с золотом пейзажа, с людьми в красивых узорных одеждах, со спокойным ясным небом... [40, с. 20, 21].

• Рядом с “Боем” хочется поставить “Утро”: в певучих, прохладных, серебристо-серых и сапфировых тонах плывут неспешные облака, стройным станом растут прибрежные ели, юноши бьют стрелами высоко летящих лебедей, седой старец любуется на молодых...

Ясный, благостный строй “Утра” совсем противоположен яростному ритму “Боя”, всё его мастерство построено на других композиционных и колористических соотношениях, и тем не менее оба полотна трогают одинаково, и трудно сказать, где истинное лицо мастера [26, с. 23, 24].

8. Е.И.Полякова. Рерих, М., “Искусство”, 1973г.344с.

40. Л.В.Короткина. Н.К. Рерих. С-П, “Художники России”, "Золотой век”.1996г., 191с.

26. Д.Н.Попов. Держава Рериха. М., “Изобразительное искусство”, 1996г., 446с.

П.Ф. БЕЛИКОВ, В.П. КНЯЗЕВА Николай Константинович Рерих (Самара: Изд-во

Изображая людей, художник лишал их элементов сугубо личного. И это вполне закономерно для Рериха. Свою "державу" он стремился заселить не участниками кратковременных драм и комедий, а выразителями наиболее устойчивых представлений о правде жизни, о тысячелетней борьбе добра со злом, о победном шествии светлого будущего для всех. В картинах "Поморяне. Утро" (1906), "Поморяне. Вечер" (1907), "Небесный бой" (1909), "За морями - земли великие" (1910) так же, как и в "Бое", Николай Константинович решает проблемы, не имеющие непосредственного отношения к традиционному пониманию исторического и пейзажного жанра. Так, например, "Поморяне. Утро" создаются на основе хорошо знакомых Рериху материалов. В изображении пейзажа с древними деревянными строениями, а также бытовых сцен из жизни западных славян художник придерживается истории. Но, по существу, исторический мотив служит ему лишь канвой, по которой складывается художественно-обобщенный образ гармоничной, счастливой жизни. Умиротворяющая природа, нарядно одетые люди, спокойные зеленовато-голубоватые тона, в которых решена картина, - все это гораздо больше похоже на мечту о счастливой стране, чем на тревожную, полную лишений жизнь минувших веков.

Л.В. КОРОТКИНА. Николай Константинович Рерих. СПб.: "Художник России", "Золотой век", 1996. - 192 с., ил.

Мечту о прекрасном, гармоничном мире Рерих воплотил в картине "Поморяне Утро" (1906), пронизанной синими и зелеными тонами с пятнами белого и красного. Здесь царит мажорное, приподнятое настроение. Картина организована по принципу панно. Образы убеленного сединами старца, женщины с ребенком, юноши-охотника обобщены и декоративны. В них заключен символический смысл- представлены разные поколения, олицетворяющие прошлое, настоящее и будущее, - вечное движение жизни. Глубокие синие и зеленые тона вносят тему покоя и гармонии. Они более насыщены в глубине, чем на первом плане, и тем самым зрительно отдаляют фон В "Поморянах" Рерих создал символ прекрасного мира мечты, с первозданной красотой голубого с золотом пейзажа, с людьми в красивых узорных одеждах, со спокойным ясным небом.

С. ЭРНСТ Н.К.Рерих / Держава Рериха. Сост. Д. Н. Попов. — М.: Изобразительное искусство, 1993. — 444 с.: ил. — Резюме англ.

...1906 год должен снова почесться переходным в творчестве художника, ибо он кладет некую границу, приводит к новому и ознаменован важными событиями. В эти дни Рерих создает два капитальных произведения, которые как бы подводят итог прошлому и открывают дверь в будущее — «Бой» и «Поморяне. Утро».

...Рядом с «Боем» хочется поставить «Утро»: в певучих, прохладных, серебристо-серых и сапфирных тонах плывут неспешные облака, стройным станом растут прибрежные ели, юноши бьют стрелами высоко летящих лебедей, седой старец любуется на молодых...

Ясный, благостный строй «Утра» совсем противоположен яростному ритму «Боя», все его мастерство построено на других композиционных и колористических соотношениях , и тем не менее оба полотна трогают одинаково, и трудно сказать, где истинное лицо мастера. От «Утра» и «Боя», возросших еще вместе с прежними работами и кровно с ними связанных, идет путь полотен, развивающих то новое, что открылось в «душевном и телесном» строе двух помянутых картин - в сгущенности и яркости их духа и в смелой свободе их мастерства.

И. Н. БОНДАРЬ Модерн в творчестве Н. К. Рериха. Живопись из коллекции Горловского художественного музея

Интерес Рериха к Северу, любовь к первозданной красоте этого сурового края нашли свое воплощение в картине «Поморяне. Утро» (1906). Картина звучит как гимн природе и людям, которые живут в мире и гармонии. Их жизнь проста, спокойна и чиста, как само утро. Они свободны и радостны. В символической форме в произведении отразились философские убеждения Рериха — гармонию нужно искать в общении с природой, в осознании цельности и ценности бытия, в преемственности лучших традиций. Свойственное модерну стилизованное, плоскостное изображение, большие размеры полотна усиливают впечатление монументальности - кажется, перед нами развертывается в своем действии сама древняя эпоха. Люди в узорных одеждах на лоне прекрасной природы заняты мирными делами. Любуется природой убеленный сединами старец, гуляет женщина с ребенком, охотятся юноши на птиц. Впечатление такое, что все писалось с натуры. Кажется там, за частоколом могут быть скрыты языческие алтари и святилища. Ничего лишнего, и ничего не упущено. Даже древняя традиция охотников извиняться перед своей добычей - не забыта Рерихом. Обобщенность и декоративность не мешают, а наоборот придают трогательность образу юноши, что склоняется над птицей. Колорит картины, напоминающий средневековые фрески, строится на сочетании сине-зеленых тонов, которые действуют успокаивающе, настраивают на созерцательный лад.

В Каталоге произведений Н. К. Рериха из собрания Горловского художественного музея, Н. П. Писаренко, исследуя взаимосвязь между полотнами «Поморяне. Утро» из коллекции ГХМ и «Поморяне. Вечер» из музея Н. Рериха в Нью-Йорке, приходит к выводу, что «оба произведения составляют одно целое, являясь его частями» и выстраивает их по схеме «утро - вечер» [2].

Елена Сойни в своей книге «Северный лик Николая Рериха», с иллюстрациями обоих полотен, приводит слова из письма Н. Гумилева, которое он писал из Парижа в журнал «Весы» В. Брюсову. «Н. Гумилев называет Рериха «представителем скандинавских и отчасти византийских течений в русском искусстве», обращает внимание на финский сюжет картины «Народ курганов» («Поморяне. Вечер», 1906-Е. С.), «где на фоне северного закатного неба и чернеющих елей застыло сидят некрасивые коренастые люди в звериных шкурах; широкие носы, торчащие скулы - очевидно, финны, Белоглазая Чудь. Эта картина напоминает другую («Поморяне. Утро», 1906. - Е. С.) бывшую в Salon d"Automne. Там тоже северный пейзаж, но уже восход солнца, и вместо финнов — славяне. Великая сказка истории, смена двух рас, рассказана Рерихом так же просто и задумчиво, как она совершилась давным-давно среди жалобно шелестящих болотных трав» [3]. Позже, в 1913 году Рерих написал картину «Чудь под землю ушла». Такие же люди, как в картине «Поморяне. Вечер» спускаются в подземные пещеры. Рерих как бы продолжает начатую ранее тему, объясняя, что произошло между Вечером и Утром. Одна раса сменила другую. Получается, что символика произведения «Поморяне. Утро» еще более значительна, чем это может показаться на первый взгляд. Если рассматривать панно «Поморяне. Вечер» и «Поморяне. Утро» как парные, выстраивая по схеме «вечер—утро», то символика несет в себе преемственность не только традиций, но и рас.

2. Каталог произведений Н. К. Рериха из собрания Горловского художественного музея. Вступительная статья Н. П. Писаренко. Горловка - 1990 г., С.19.

3. Е.Сойни. Северный лик Николая Рериха. Самара. Издательский дом «Агни», 2001 г., С. 33.

Е.П. МАТОЧКИН Космос Леонардо да Винчи и Николая Рериха: художественные параллели. — Самара: Издательский дом «Агни», 2002. — 192 с.: ил.

...После своего паломничества по святыням Италии Рерих написал два произведения: «Поморяне. Утро» (1906) и «Поморяне. Вечер» (1907). Первое из них всё пронизано свежими итальянскими впечатлениями. Люди Севера одеты у Рериха ярко и цветисто, как герои Беноццо Гоццоли; стреляющие лучники напоминают героев Поллайоло, фигуры среднего плана уменьшены, как у Паоло Учелло. Рерих с увлечённостью выстраивает свою композицию по всем правилам кватрочентистской картины. Согласно формуле Альберти персонажи переднего плана написаны как бы на прозрачном экране. За ними в отдалении – стаффажные типы, лес на горизонте и перспективная точка схода. Всё вторит прославленным образцам раннего Возрождения. Однако эта чисто внешняя похожесть – отнюдь не главное в произведении Рериха. Психологическая доминанта картины – противопоставленность группы молодёжи угрюмому белоголовому старику – решена она в полном соответствии с наставлениями Леонардо: «Как правило, при обычных исторических композициях делай старцев лишь кое-где и отдельно от молодых. Ведь старцы – редки, и их привычки не соответствуют привычкам молодёжи... Там же, где в исторической композиции должны обнаружиться серьёзность и совещание, там делай мало молодых...» 10. Будто следуя этим наставлениям Леонардо, Рерих располагает группу молодёжи и старца в разных углах полотна и воплощает в них абсолютно контрастные действия и состояния.

10.Леонардо да Винчи. Избранные произведения: В 2 т. / Репринт с изд. 1935 г. М.: Ладомир, 1995. Т. 2. С. 205–206.

Н. КОЧЕРГИНА Картины Н.К. Рериха из собрания Горловского художественного музея. Журнал Восход № 6 (182), Июнь, 2009

Одной из наиболее значимых в коллекции является картина «Поморяне. Утро» (1906)*, тематически примыкающая к большому циклу произведений Н.К. Рериха «Начало Руси. Славяне». В этом произведении, звучащем гимном природе и людям, выразилась красота миропонимания художника, устремлённого к гармонии и высоким идеалам добра.

На фоне красивого северного пейзажа изображены поморяне — одно из древних западно-славянских племён, живших на берегах прибалтийского Поморья. Бархатом густой травы покрыт широкий берег моря, поросший вековыми соснами. Мягкий свет северного солнца золотит бревенчатые строения славянского посёлка, стволы сосен и огромные стога. «Величавое спокойствие природы ласково объемлет простую жизнь людей, от раннего утра занятых размеренной, неторопливой деятельностью: на воде белеют паруса, юноши охотятся на птиц... женщина гуляет с ребёнком по берегу моря», убелённый сединами старец погружён в размышления, «и над всем плывут сказочные жемчужные облака».

Жизнь этих людей «проста, спокойна и чиста, как само утро. Они свободны и радостны»,они живут в ладу друг с другом, с соседями и с природой. Даже сцена охоты не нарушает этой гармонии: юноша, склонившись к убитой птице, по обычаю древних, просит у неё прощения за то, что вынужден был лишить её жизни.

Пейзаж с уходящим вдаль пространством, нежные сине-зелёные краски, передающие прохладу и свежесть северной природы, рождают чувство глубокого покоя и тихой радости, разлитой в мире.

У картины «Поморяне. Утро» имеется парная работа — «Поморяне. Вечер» (1907)**. Во второй половине 1900-х годов эти картины экспонировались на выставках русского искусства в Париже, где их впервые увидел Николай Гумилёв. О том, как он понял их скрытый смысл и объединяющую идею, поэт рассказал в одном из своих писем в Россию: «...На фоне северного закатного неба и чернеющих елей застыло сидят некрасивые коренастые люди в звериных шкурах; широкие носы, торчащие скулы — очевидно, финны, Белоглазая Чудь» (речь идёт о картине «Поморяне. Вечер»). На другом полотне («Поморяне. Утро») — «тоже северный пейзаж, но уже восход солнца, и вместо финнов — славяне. Великая сказка истории, смена двух рас, рассказана Рерихом так же просто и задумчиво, как она совершилась давным-давно среди жалобно шелестящих болотных трав».

Картины, увиденные таким образом, обогащаются новым смыслом: между «Вечером» и «Утром» прошла целая эпоха, перевернулась страница истории, и наступило утро нового века. Здесь выражена мысль о том, что каждый исторический цикл сменится новым, эволюционно более совершенным, и вслед за Вечером, каким бы тёмным он ни был, неизбежно наступит светлое, лучезарное Утро.

* Ранее картина находилась в собрании Елены Ивановны Рерих.

** В настоящее время картина «Поморяне. Вечер» находится в коллекции одного из университетов США (Brandeis University).

Источник: http://voshod.sibro.ru/

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 3: 1907–1909 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2006. 558 с.[1] л.

Сергей Маковский

Н. К. Рерих

...Масляные краски исчезают совсем. Наступает опять пора исканий: новой красочной гаммы, новых декоративных гармоний. В этих исканиях, может быть, — всё будущее Рериха. Они предчувствовались уже давно. Но определились только прошлым летом, во время вторичной поездки за границу, к святыням раннего Возрождения, в города Ломбардии, Умбрии, Тосканы.

Он многое увидел за эту поездку, многое пережил. И совершилось желанное. Угрюмые чары северных красок рассеялись точно по волшебству. Его пастели делаются яркими, лучистыми; синие тени дня ложатся на зелёные травы; синие светы пронизывают листву, и горы, и небо; солнце, настоящее, знойное солнце погружает землю в трепеты синих туманов.

Большинство этих этюдов, написанных в горах Швейцарии, где Рерих отдыхал после «итальянских впечатлений», ещё нигде не были выставлены. Но последняя картина-панно на московском «Союзе», «Поморяне», прекрасно выражает перемену, совершившуюся в художнике так недавно. Нерадостность настроения, эпическая грусть мечты остались. Тот же север перед нами, древний, призрачный, суровый. Те же древние люди, варвары давних лесов, мерещатся на поляне, — безымянные, безликие, как те «Старцы» и «Языческие жрецы», с которыми Рерих выступал на первых выставках. Тот же веющий полусумрак далей.

Но летние этюды и долгие подготовительные работы пастелью сделали своё дело. Темпера заменила масло. Фресковая ясность оживила краски. Природа погрузилась в синюю воздушность. И сумрак стал прозрачным, лёгким, лучистым.

Что повлияло на художника? Вечное солнце Италии? Или благоговейные мечты примитивов треченто и кватроченто — фрески Дуччио, Джотто, Фра-Анджелико и гениального Беноццо Гоццоли, в Пизанской баптистерии, в[о] дворце Риккарди, в соборе San-Gimignano? Или просто случилось то, что неминуемо должно было случиться рано или поздно?

Не всё ли равно? Я приветствую это новое «начало» в творчестве Рериха. И если, идя дальше в том же направлении, он немного изменит жуткой поэзии своих ранних замыслов и станет менее угрюмым волшебником, я не буду сожалеть. Тёмные видения его юности не сделаются оттого менее ценными для всех понимателей красоты… Но они не могут вернуться к нему и не должны вернуться. ...

Золотое руно. 1907. Апрель. № 4. С. 3–7. На с. 3 помещена виньетка Н. К. Рериха.

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика