Картины Н.К.Рериха <<   O   >> сменить фон

Ярославль. Интерьер церкви Богоявления
1903

Н.К.Рерих. Ярославль. Интерьер церкви Богоявления. 1903

Ссылка на изображение: http://gallery.facets.ru/pic.php?id=973&size=3

        
Атрибуты картины

Название Ярославль. Интерьер церкви Богоявления
Год 1903
Серия Этюды из путешествий по России (составлена в 1903-1904 гг.) (не авт. название)
Где находится Государственный музей искусства народов Востока. Россия. Москва
Материалы, размеры Дерево, масло. 40 x 30 см.
Источник Сайты Государственного музея искусства народов Востока и Государственного каталога музейного фонда Российской Федерации http://госкаталог.рф/
Примечание Инв. № 5517 II, 25766 КП.
Встречается вариант названия "Церковь Богоявления. Внутренний вид"

Н.ВАСИЛЬКОВА Журнал Восход № 5 (157), Май, 2007 Николай Рерих и древняя Русь. Святыни Русской старины. I.

«Можно сказать, что до Рериха никем почти не сознавалось сказочное обаяние нашей... архитектуры, — пишет русский писатель Сергей Маковский. — ...На его холстах... монастыри, крепостные башни и соборы — окаменелые легенды древности... (...) Они стоят, как гигантские каменные иероглифы, крепко вросшие в землю, — символы призрачных веков»1. «Что за фантастические привидения — эти забытые великаны русского зодчества, эти внушительно-странные соборы с огромными, низко надвинутыми главами, затейливыми крылечками и узорною росписью стен! Сколько загадочной печали в их обветшалом величии, в тяжёлых очертаниях их каменной брони! Вспомнишь об них и не верится, что они всё ещё живы, что под их сводами раздаётся церковное пение, и в башнях колоколен гудят, как прежде, призывные медные звоны... Точно видел их когда-то во сне, точно слышал об них в старой-старой сказке»2.

В начале 1900-х годов каждое лето Н.К.Рерих отправляется в художественно-археологические поездки по древнерусским городам и возвращается с архитектурными этюдами, на которых ему «удаётся зафиксировать эпоху, глядящую сквозь дымку целых столетий»3. После этих поездок художник выступает с докладами на собраниях Императорского санкт-петербургского Общества архитекторов. Его сообщения в первую очередь касались проблем неумелой реставрации архитектурных памятников старины, разрушения их местным населением или полного забвения, когда они, никому не нужные, медленно и безвозвратно разрушались. На одном из таких собраний председатель отметил, что это редкий случай, «когда в одном лице соединяется живописец, архитектор и археолог, что и обеспечивает возможно полное освещение вопроса, и выразил пожелание, дабы и впредь г. Рерих от времени до времени не оставлял делиться с Обществом своими познаниями»4.

Во всех городах, где бывал Николай Константинович, он отыскивал строения наиболее интересные в архитектурном отношении и, если они были искажены позднейшими пристройками, изображал их в таких ракурсах, что зрители могли увидеть их первоначальный облик.

Часть этюдов архитектурной серии Рериха посвящена памятникам псковского зодчества XV – XVII вв. К концу XV в. Псков превратился в огромный по тем временам город. Вот как писал о нём польский царедворец Пиотровский, участвовавший в осаде Пскова в 1581 году: «Боже, какой большой город! Точно Париж»5. «Воистину, Псковская земля — богатырская застава земли Русской! — отмечал скульптор С.Т.Конёнков. — Не раз здесь Россия встречала и провожала врагов»6.

На этюде Рериха «Успенская Пароменская церковь во Пскове» (нач. 1900-х) — наиболее ранний из сохранившихся памятников псковской архитектуры. Храм, построенный в XVI в. у паромной переправы вблизи западной крепости города, впоследствии (в XVII – XVIII вв.) был перестроен. В первоначальном виде сохранилась только звонница — стенка с пролётами для колоколов ( постройка, характерная для псковской архитектуры). Звонницы обычно возводили на стене или над крыльцом храма, иногда отдельно, на стене хозяйственной постройки, как на данном этюде. Звонницы псковского типа есть и на других картинах Рериха: «Звенигород» (1933), «Ранние звоны (Русская пасха)» (1931), «Земля Славянская» (1943).

На нескольких этюдах 1903 года Рерих запечатлел псковский Кремль (кромы, как называли его псковитяне) с древними стенами и башнями. Художник зарисовывал не только здания, но и отдельные интересные детали, например очень красивые окна одного из домов XVII в. — на этюде «Псков. Окна старого дома».

Когда в Скерневицах, в государевом имении в Польше, предполагалось строительство православного храма, посвящённого Св. Алексию, митрополиту Московскому, был объявлен конкурс на проект церкви, проведение которого курировала императрица Александра Фёдоровна. Относительно общего вида храма она дала указание придать его « пропорциям и фасадам характер православной церкви в типе древнейших Псковских церквей со звонницами, а не с колокольнями»7. «Эскиз храма церкви в Скерневицах» (1909), представленный Н.К.Рерихом на конкурс, отвечал этим требованиям и удостоился «полного Милостивого одобрения Её Величества»8. 5 октября 1910 года состоялась закладка храма.

Спустя много лет художник вспоминал: «Удивительно, что с зодчими у меня всегда были особо добрые отношения. Избрали меня членом Правления Общества Архитекторов — чего раньше не бывало. Даже когда на конкурсе проектов церкви в Скерневицах именно мой проект был избран, то и такое вторжение в область строительства не повлияло на наши сердечные отношения»9.

Помимо этюдов, Рерихом было написано несколько больших картин с видами Пскова: «Старый Псков» (1904), «Псков. Вход в город» (1922). Картины « Псков» и «Древний Псков», созданные в 1935–1936 гг., относятся к позднему периоду творчества художника, который Елена Ивановна Рерих назвала « внушительным, ярким, продуктивным и утончённым по краскам». «...Не забудем, — писала она, — сколько русских картин падает на этот последний период. Вспомним — ''Звенигород'', ''Странник Светлого Града '', ''Силы Небесные'', ''Микула Селянинович — Великий Пахарь'', ''Лель'' и другие, как ''Древний Псков'', ''Древний Новгород'', ''Спас Нередицкий'', ''Ростов Великий'', которые благовестят в самых неожиданных местах...»10

Ряд работ, написанных в разное время, Н.К.Рерих посвятил зодчеству древнего Новгорода: «Дверь Церкви Петра и Павла в Новгороде» (1911), «Двор в Старом Новгороде» (1918), «Новгород» и «Древний Новгород» (1935 – 1936), «Новгородский погост ( Северная Русь)» (1943).

«Новгород — город-музей, насыщенный памятниками русской старины, уцелевшими благодаря тому, что он избежал татарского ига, — писал художник. — (...) XI и XII века представлены в Новгороде лучше, чем где бы то ни было. Софийский собор XI века, построенный под руководством греков русскими мастерами, является исключительным памятником Культуры. Не менее ценен и построенный в XII веке Антониев монастырь. К XII веку относится Юрьев монастырь. (...) Люблю новгородский край. Люблю всё, в нём скрытое. Всё, что покоится тут же среди нас. Для чего не надо ездить на далёкие окраины; не нужно в дальних пустынях искать, когда бездны ещё не открыты в срединной части нашей земли. По новгородскому краю всё прошло. Прошло всё отважное, прошло всё культурное, прошло всё верящее в себя. Бездны нераскрытые!»11

В домонгольский период (XII – нач. XIII в.) особую славу приобрели храмы Владимиро-Суздальской земли, где возникли города Суздаль, Юрьев-Польской, Владимир, Ростов, Ярославль, Углич, Кострома, Звенигород, Москва... Это было время расцвета владимиро-суздальского зодчества, которое позже, в период становления Московского государства, было подхвачено московскими мастерами.

В XII в. Юрий Долгорукий перенёс столицу Ростово-Суздальского княжества из Ростова в Суздаль и рядом, в своей резиденции в Кидекше, основал церковь Бориса и Глеба (1152). Этот самый древний белокаменный храм владимиро-суздальского зодчества Н.К.Рерих запечатлел на этюде «Суздаль. Церковь в селе Кидекше» (1903). Единственным украшением суровых стен собора является аркатурный пояс12.

В XIII – XIV вв. при всех въездах в Суздаль возникают монастыри. На северной окраине города, на берегу реки Каменки, был основан монастырь Святого Спаса (1352). Открытие в 1507 г. мощей его первого настоятеля Евфимия привлекло сюда паломников, и монастырь стал называться Спасо-Евфимиевым. В 1903 г. этот монастырь был также запечатлён Н.К.Рерихом на двух этюдах. В наши дни этот архитектурный ансамбль, в который входит несколько храмов, звонница, монастырские постройки и стены, внесён в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

На полотнах художника нашли своё отражение ещё два памятника Суздаля: монастырь Александра Невского, по преданию, основанный самим князем Александром, и Козьмодемьянская церковь.

Расцвет владимиро-суздальского зодчества приходится на время княжения сына Юрия Долгорукого — Андрея. Его стремление объединить все русские земли и прекратить братоубийственные войны, ведущиеся князьями, совпало с надеждами простых людей; на них он и опирался. В 1157 г. князь Андрей перенёс столицу Руси из Киева во Владимир, и здесь развернулось грандиозное строительство. В своей резиденции, в селе Боголюбове, князь построил великолепный каменный дворец, укреплённый каменными стенами и башнями, за что и получил имя Боголюбского. С именем Андрея Боголюбского связана постройка Золотых ворот (1158 – 1164) и Успенского собора (1158 – 1160) во Владимире. Летописцы сравнивали Успенский собор с храмом царя Соломона в Иерусалиме. Позже, в 1408 г., собор был расписан Андреем Рублёвым и Даниилом Чёрным (фрагменты этой росписи находятся в Третьяковской галерее и в Русском музее). В Успенском соборе находилась величайшая святыня Древней Руси — икона «Богоматерь Владимирская», выполненная в Константинополе и перенесённая Андреем Боголюбским из Вышгорода во Владимир.

В полутора километрах от Боголюбова находится шедевр мирового зодчества XII века — белокаменный храм Покрова Богородицы на Нерли, который Рерих изобразил на своём полотне «Боголюбово. Церковь Покрова на Нерли» (1903). Этот храм — гордость русского зодчества, одна из вершин древнерусского искусства, гимн красоте и гармонии. Он был построен за один год (1165) русскими мастерами «от всех земель» в память о победе над волжскими булгарами и о старшем сыне князя Андрея — Изяславе, погибшем в семнадцатилетнем возрасте во время одного из этих походов.

Это был первый на Руси храм, посвящённый празднику Покрова Богородицы, заимствованному из Византии и учреждённому при Андрее Боголюбском.

Воздвигнутый на искусственном холме, скрывающем пятиметровый фундамент, храм стоит на слиянии рек Нерли и Клязьмы; он словно вышел встречать суда, плывущие из Ростова и Суздаля, с Волги и Оки. «Эта небольшая однокупольная церковь стала поэмой из камня, в которой гармонично сочетаются скромная красота природы, тихая грусть, просветлённая созерцательность архитектурных линий»13.

«''Будто в сердце ты мне глядел'', — сказал князь зодчему Левонтию14, когда хвалил его за храм Покрова на Нерли. (...) ...В сини неба и в сини волн, белый, словно только что опустившийся на реку лебедь, стоял Левонтиев храм Покрова...»15 Часто наезжал сюда князь Андрей, подолгу стоял, молясь за сына своего.

Строительную деятельность Андрея Боголюбского, убитого по заговору бояр, продолжил его брат Всеволод по прозванию Большое Гнездо. Его мастера оставили потомству замечательный Дмитровский собор во Владимире (1194 – 1197) — величественный и нарядный, не имеющий аналогов ни на Руси, ни в Западной Европе. Его стены орнаментированы изящной каменной резьбой, напоминающей народную вышивку с изображением зверей, птиц и растительности. Этот храм, посвящённый Дмитрию Солунскому, небесному покровителю князя Всеволода, тоже запечатлён Н.К.Рерихом на этюде «Владимир. Дмитровский собор» (1903).

В 1152 году Юрий Долгорукий основал на Владимирской земле город Юрьев-Польской (то есть стоящий в полях). В том же году здесь была построена церковь Св. Георгия. Позже внук Юрия Долгорукого, князь Святослав Всеволодович, разрушил обветшалую постройку и в 1230 году соорудил новый Георгиевский собор, который снизу доверху был украшен замечательным ковровым орнаментом — белокаменной резьбой. Всё лучшее, чем славились владимиро-суздальские мастера, было воплощено в Георгиевском храме. Это была последняя белокаменная церковь владимиро-суздальского зодчества, построенная перед монгольским нашествием. В конце XV в. собор обрушился, был перестроен и утерял свой первозданный вид. Он отображён Рерихом на четырёх этюдах.

Характерной чертой белокаменной архитектуры владимиро-суздальских земель домонгольского периода стала резьба по камню, украшающая сооружения, — исключительное явление не только в древнерусском, но и в мировом искусстве.

Другой чертой храмостроительства той поры было умелое сочетание архитектурных сооружений с ландшафтом — зелёными массивами и водными пространствами. Н.К.Рерих писал: «Всегда твержу: если хотите увидеть прекрасное место, спросите, которое место здесь самое древнее. Умели эти незапамятные люди выбирать самые лучшие места»16.

К домонгольскому периоду относится и яркая, самобытная группа памятников архитектуры XII века в г. Гродно (древнем Городене). Зодчество Гродно заметно отличается от других архитектурных стилей. В кирпичную кладку строений вставлялись камни синих, зелёных и красных оттенков, что придавало всему зданию необычный и красочный вид. Помимо камней, в кладке использовались фигурные керамические плитки, покрытые глазурью, образующие кресты или иные узоры. Наиболее сохранившееся здание — Борисоглебская церковь на Коложе. Южная сторона её обрушилась в реку Неман, а северная, выложенная красивыми разноцветными изразцами, уцелела. Её и воспроизвёл Николай Константинович на четырёх этюдах 1903 г.

На одном из этюдов Рериха 1909 г. запечатлена Троице-Сергиева Лавра («У стен монастыря. (Сергиев Посад)»). Именно с неё в 1894 г. художник начал своё хождение «по святыням русским». «Из давних... воспоминаний встаёт посещение Троице-Сергиевой Лавры»17, — запишет художник много лет спустя в листах дневника.

Троицкая обитель началась с построения Сергием Радонежским деревянной церкви Святой Троицы в 1337 г., в самом начале создания Московского государства. Позже, в 1422 г., на этом месте был воздвигнут Троицкий собор. Это один из немногих сохранившихся образцов московского белокаменного зодчества XIII – XV вв. Украшением храма является широкий пояс из трёх лент искусно высеченного орнамента. В 1425 – 1427 гг. собор был расписан Андреем Рублёвым и Даниилом Чёрным. В Троицком соборе впервые сложилась композиция иконостаса в том виде, который в дальнейшем получил развитие и воплощение во всех храмах Руси. Для Троицкого собора Андреем Рублёвым была написана икона «Святая Живоначальная Троица». Здесь же покоятся мощи Преподобного Сергия Радонежского.

Вокруг собора постепенно сформировался архитектурный ансамбль монастыря, включивший в себя более 50 построек, возведённых московскими, псковскими и ярославскими мастерами. «Все строения монастыря, — начиная с крепостных стен, башен, храмов и кончая небольшими часовнями, — ценные памятники русского зодчества. Каждая фреска, каждый камень имеют свою историю, по-своему красивы»18.

В середине XVI в. Троицкая обитель превратилась в мощную крепость, окружённую высокой каменной стеной с башнями, что позволило ей в 1608 – 1610 гг. выдержать в течение 16 месяцев осаду 30-тысячного отряда польско-литовских интервентов. Указом императрицы Елизаветы в 1744 г. Троице-Сергиев монастырь был удостоен почётного титула «Лавра». В 1993 г. он включён в список мирового художественного наследия ЮНЕСКО.

В Москве, ставшей столицей единого государства при Иване III (1462 – 1505), когда впервые появилось наименование «Россия» и гербом государства стал заимствованный из Византии двуглавый орёл, началось возведение каменных стен московского Кремля (1485 – 1495), сохранивших свой первоначальный облик до наших дней. Ансамбль Кремля формировался на протяжении нескольких столетий, до середины XIX в. Строили его итальянские архитекторы и русские мастера, с учётом традиций древнерусского зодчества, прежде всего владимиро-суздальского, и итальянской архитектуры эпохи Ренессанса. Московский Кремль представлен на двух этюдах Н.К.Рериха 1903 г.: «Вид Кремля из Замоскворечья» и «Вид Кремля».

Несколько этюдов художника знакомят нас с нижегородским Кремлём, его величественными стенами и башнями. Они напоминают о Смутном времени Земли Русской и о великих людях — Минине и Пожарском, поднявших в 1612 г. в Нижнем Новгороде народное ополчение на борьбу с польской интервенцией.

Знаменитому костромскому Ипатьевскому монастырю художник посвятил два этюда, написанные в 1903 г.: «Башня Ипатьевского монастыря» и «Ворота Ипатьевского монастыря». Точная дата его основания неизвестна. Историки полагают, что он появился в конце XIII века, но первое упоминание о нём в летописи относится к 1435 г. Согласно преданию, монастырь основал татарский мурза Чет, прибывший из Золотой Орды для сбора дани. Однажды, когда он был тяжело болен, ему привиделась Богородица в сопровождении апостола Филиппа и святителя Ипатия, епископа Гангрского. Божья Матерь обещала мурзе исцеление и попросила построить обитель в честь своих спутников. Мурза Чет (в крещении Захария) всячески поддерживал основанную им обитель; покровительствовали монастырю и его потомки — представители знатных боярских фамилий Годуновых и Сабуровых. После Смутного времени, в 1613 г., в Ипатьевском монастыре Земским собором был избран на царство Михаил Фёдорович, первый из Романовых, и монастырь обрёл покровителей из их рода. Палаты Романовых в Ипатьевском монастыре тоже нашли своё отображение на этюде Н.К.Рериха «Терем бояр Романовых» (1903).

Двенадцать этюдов художник посвятил Ростову Великому, известному с Х века. Среди них — виды Кремля с озера Неро, величественные храмы и уютные дворики, терема княжеских палат. «Уголки Кремля дышат XVII веком, — записал в путевой книжке художник. — Палаты, иераршие теремки, расписные храмы — удивительны по настроению»19. «Помню, как владыка Антоний [Волынский], смотря на мою картину ''Ростов Великий'', проникновенно сказал: ''Молитва Земли Небу''»20.

Деревянная церковь XVII века на Ишне — образец архитектуры северных церквей — представлена на двух этюдах 1903 года из цикла «Ростов Великий». На этюде «Паперть» изображена галерея одного из храмов древнего Ростова — церкви Иоанна Богослова (XVII в.). Словно о ней писал художник в статье «Радость искусству»: «...Перенеситесь в лабиринт ростовских переходов, где каждая открытая дверка поражает вас неожиданным стройным аккордом красок. Или на пепельно-белых стенах сквозят чуть видными тонами образы; или пышет на вас жар коричневых и раскалённо-красных тонов; или успокаивает задумчивая синяя празелень; или как бы суровым словом канона останавливает вас серыми тенями образ, залитый охрой»21. Позже, в 1909 г. , будет написан этюд с изображением полного вида церкви Иоанна Богослова.

Несколько полотен Рериха, созданных в 1903 г., представляют храмы города Ярославля (XVII в.): «Интерьер церкви Богоявления», «Церковь Рождества Богородицы», «Паперть церкви Иоанна Предтечи». Утраченная церковь Св. Власия осталась только на этюде Рериха и на фотографиях тех лет.

О церкви Николы Мокрого читаем в путевой книжке художника: «По расположению, по изразцам, по наличникам одна из замечательных церквей Ярославля»22. Этому памятнику старины Рерих посвятил несколько работ, на которых изображены вход, интерьер и портал церкви.

Могучие стены смоленского Кремля с многочисленными башнями, возведённые ещё при Борисе Годунове на высоких холмах над Днепром, изображены на нескольких этюдах художника, созданных после пребывания в Смоленске: «Башня» (1903), «Городские стены» (1903), «Смоленские стены» (1910). Здесь же были написаны два этюда женского монастыря.

В 1904 г. Н.К.Рерих снова путешествует по старинным русским городам и продолжает пополнять серию архитектурных этюдов новыми произведениями. «В 1904-м — Верхняя Волга, Углич, Калязин, Тверь, Высоты Валдайские и Деревская Пятина Новугородская. Одни названия чего стоят, и как незапамятно древне звучат они! — вспоминает художник много лет спустя. — (...) В 1905-м Смоленск, с Годуновскими стенами, Вязьма, Приднепровье. (...) От 1908-го до 1913-го опять Смоленск, Рославль, Почаев. В 1910-м раскопки Кремля Новгородского, оказавшегося неисследованным, а затем, до войны, и Днепровье, и Киевщина, и Подолье»23.

«Масса старых церквей... (...) Масса интересного»24, — писал в 1904 г. Николай Константинович своей жене о первых впечатлениях от увиденного в Угличе. Здесь были созданы этюды: «Крыльцо церкви Иоанна Предтечи», «Воскресенский монастырь», «Церковь царевича Дмитрия», «Углич с Волги».

В этом же году художник побывал в Саввино-Сторожевском монастыре под Звенигородом и посвятил ему несколько этюдов, в том числе « Святые ворота» — те самые, через которые «проходил на богомолье Тишайший Царь»25 — Алексей Михайлович Романов.

Продолжение следует

* Начало см. в №№ 11,12 – 2006, 1-3 – 2007.

1 Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Вып. III. СПб., 2006. С. 48.

2 Николай Рерих в русской периодике. Вып. II. СПб., 2005. С. 258.

3 Там же. С. 412.

4 Там же. С. 266.

5 История Русской архитектуры / Под редакцией Ю.С.Ушакова. СПб., 1994. С. 87.

6 Набор открыток «Древнерусское зодчество XI – XVI вв.». Самара, 2004.

7 Цит. по: Е.П.Маточкин. Николай Рерих: мозаики, иконы, росписи, проекты церквей. Самара, 2005. С. 84.

8 Там же.

9 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. М., 1996. С. 520.

10 Е.И.Рерих. Письма. Т. 5. М., 2003. С. 219.

11 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 183.

12 Аркатурный пояс — непрерывный ряд декоративных арочек, прилегающих к стене здания.

13 А.И.Сахаров, В.И.Буганов. История России с древнейших времён до конца 17 века. М., 2000. С. 141.

14 Левонтий — мастер Андрея Боголюбского, проданный когда-то в рабство в Константинополь; прошёл школу зодчества в Византии.

15 Цит. по: В.И.Соколова. Наше наследие. М., 2003. С. 194 – 195.

16 Н.К.Рерих. Алтай – Гималаи. М., 1999. С. 70.

17 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. С. 269.

18 Цит. по: Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. С. 361.

19 Николай Рерих в русской периодике. Вып. II. С. 246.

20 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 1. М., 1995. С. 45.

21 Н.К.Рерих. Глаз добрый. Кн. 1. М., 1991. С. 92 – 93.

22 Николай Рерих в русской периодике. Вып. II. С. 245.

23 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 1. С. 228.

24 Петербургский Рериховский сборник. Т. II – III. Самара, 1999. С. 207.

25 Николай Рерих в русской периодике. Вып. II. С. 418.

Источник : http://voshod.sibro.ru/

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 2: 1902–1906 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова;Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб. : Фирма Коста, 2005. 558 с.[1] л. портр. ISBN 5

А. — бов

Н. К. Рерих и его последние этюды

На днях на постоянной выставке в Обществе поощрения художеств появились последние этюды Н. К. Рериха.

Художник употребил часть истекшего лета на путешествие в западную и центральную Россию, побывав в Ярославле, Костроме, Нижнем, Юрьеве-Польском, Владимире, Суздале, Ростове Великом, в Смоленске, Вильне, Троках, Гродне, Ковне, Мерече, Риге, Вендене, в Печорах, Изборске и в Пскове.

Целью этого путешествия было занести на полотно памятники древнего зодчества, отчасти уже разрушающиеся и даже разрушенные. Н. К. Рериху помогала его жена, работая фотографическим аппаратом.

...Ярославлю в этой коллекции посвящено семь этюдов церквей Николы Мокрого, Богоявления, Рождества Богородицы, Ивана Предтечи и Власия, причём точка зрения выбрана чрезвычайно умело. Видно, что каждая подробность старого здания была г. Рериху дорога и он умел выбрать поворот наиболее характерный, а там, где всех интересных подробностей нельзя было схватить одним взглядом, он разрабатывал их в двух и трёх этюдах.

При изображении фресковой стенописи церквей Ярославля и Ростова Великого, он весь отдавался впечатлению ласкающих бархатных тонов старинных красок и чрезвычайно близко и верно подошёл к натуре. ...

Русь. 1904. 8/21 января. № 27. Четверг. С. 3.

Деятельность Императорского

Общества поощрения художеств

...Кроме этого, минувшим летом комитет командировал секретаря Общества Н. К. Рериха для писания этюдов с памятников древности Средней России. В заседании от 27 декабря был заслушан доклад секретаря о результатах его поездки и осмотрены этюды (71), им во время командировки написанные. Этюды представляют изображения памятников древности: Ярославля, Нижнего Новгорода, Ростова Великого, Суздаля, Юрьева-Польского, Владимира, Смоленска, Гродно, Ковно, Вильны, Риги, Вендена, Изборска и Пскова. Ввиду значения изображённых памятников, комитет постановил выставить этюды Н. К. Рериха на постоянной выставке Общества в течение января 1904 г. для публичного обозрения. <…>

Художественные сокровища России. 1904. № 5. С. 17, 19.

Хроника

Императорское Общество поощрения художеств через своего секретаря художника Н. К. Рериха обратилось на днях к русскому послу в Америке барону Розену с просьбой: не отказать в сообщении сведений относительно судьбы картин, доверенных русскими художниками г. Грюнвальду, устраивавшему частный русский художественный отдел на бывшей выставке в С. Луи и затем своевольно организовавшему выставки этих картин в Чикаго и других городах Соединённых Штатов. По частным сведениям художников, большая часть этих картин уже продана, между тем, авторы их не получили до сих пор ни копейки. В настоящее тяжёлое время, переживаемое русским искусством, подобное отношение «антрепренёра» поставило многих художников в безвыходное положение.

Санкт-Петербургские ведомости. 1906. 4/17 января. № 3. Среда. С. 4.

Так же: Петербургская газета. 1906. 7 января. № 6. Суббота. С. 4.

Печальная история с картинами

Императорское Общество поощрения художеств 6 февраля получило от русского посольства в Вашингтоне ответ на запрос Общества относительно судьбы картин русских художников, доверивших свои произведения устроителю частного русского художественного отдела на бывшей Всемирной выставке в С.-Луи г. Грюнвальду, не возвращающего художникам ни картин, ни денег. Барон Розен пишет, что он был почётным председателем на перенесённой г. Гринвальдом выставке из С.-Луи в Нью-Йорк, но о дальнейшей судьбе её и дне закрытия ему ничего не известно. Г[-н] Гринвальд заявил лишь послу, что он не продавал ни одной картины, и о возвращении их художникам не может быть и речи до тех пор, пока он не вернёт своих расходов. Многие художники доверились на очень крупные суммы: так, проф. М. Г. Сухоровский отправил в Америку картин на 38 т. руб., В. Е. Маковский на 30 т. р., Н. К. Рерих на 14 т. р. и т. д. В общем, в это предприятие, являющееся почти безнадёжным для художников, ими дано художественных произведений на 400 т. руб.

Петербургская газета. 1906. 8 февраля. № 38. Среда. С. 4.

Так же: Россия. 1906. 8 февраля. № 35. Среда. С. 4.

О. Б.

Художественная летопись

...Другая значительная часть произведений Рериха (тоже около 80 картин) до сих пор ещё у пресловутого устроителя американских выставок Грюнвальда. Кстати об этом знаменитом господине. Вот уже два года, что художники не могут добиться от него обратно ни картин, ни денег. Вначале г. Грюнвальд отписывался тем, что русский отдел имел на выставке такой успех и г. Грюнвальд так радуется успехам русского искусства в Америке, что решил устроить ещё самостоятельную выставку в Чикаго и предпринять турне по другим городам. Теперь же на новые настоятельные запросы художников г. Грюнвальд уже сообщает, что он понёс сильный убыток, он совсем разорён и т. д., и т. д., и опять картин не возвращает. Всё это повело к тому, что художники, наконец, решили послать в Америку своего собственного поверенного, который будет уполномочен конфисковать оставшиеся от выставки (ибо по слухам многое было продано как в музеи, так и в частные руки) художественные предметы, а против г. Грюнвальда возбудить судебное дело. Расходы по поездке поверенного будут разложены между заинтересованными художниками, соответственно количеству и оценке их картин. Инициатива этого шага принадлежит Рериху.

Слово. 1906. 14/27 февраля. № 383. Вторник. С. 7.

Маль-шток

Собрание художников-«американцев»

В помещении Общества поощрения художеств вчера, 9-го марта, собралось человек 35 художников-«американцев», т. е. участников выставки, устроенной Э. М. Грюнвальдом на Всемирной выставке в С.-Луи и «Русской выставки» в Нью-Йорке.

Настроение собрания было весьма подавленное, художники, по-видимому, потеряли не только надежду получить «крупные» деньги американ¬ских миллионеров-меценатов, но даже разочаровались в возможности ко¬гда-либо вернуть свои сокровища-картины обратно. Заведённая переписка с нашим консулом в Нью-Йорке и телеграфные переговоры выяснили только, что в настоящее время аукцион картин, начатый г. Грюнвальдом на его «Русской выставке» в Нью-Йорке, остановлен при помощи американских властей и что Обществу заинтересованных художников-«американцев» предлагается пригласить адвоката для ведения иска в Нью-Йорке.

Продолжительные частные разговоры между «пострадавшими» художниками выяснили очень невыгодное для них обстоятельство, а именно, оказалось, что перед устройством выставки в Нью-Йорке г. Грюнвальд получил от каждого художника письменное согласие не только на устройство, продажу и оборудование выставки без какого-либо срока, но даже согласие на «ликвидацию» всего дела.

Что же надеются получить наши бедные художники-«американцы»?

Общая печаль и уныние сблизили художников между собой, и к концу собрания они решили выбрать председателя.

После тщательно выполненной закрытой баллотировки председателем был выбран секретарь Общества поощрения художеств — художник Н. К. Рерих.

Собрание скоро разошлось, не придя к какому-либо определённому решению.

Петербургский листок. 1906. 10/23 марта. № 68. Пятница. С. 3.

А. Ростиславов

Слухи и факты

… Впрочем, русские художники уже проучены Америкой, правильнее сказать, пресловутым меховщиком Грюнвальдом, устроителем русского отдела на выставке в С.-Луи. Недавно было опять общее собрание экспонентов, которые никак не могут добиться хотя бы только возвращения всех картин, не говоря уже о деньгах за якобы проданные картины. Выяснилось, что выставка в настоящее время в Нью-Йорке, где будто бы г-ном Грюнвальдом был устроен без разрешения художников аукцион, с которого выручено будто бы около 10 тысяч и на который наложен запрет местным русским консулом. Решено действовать через Министерство иностранных дел, под покровительством которого был русский отдел.

Получили ли по крайней мере художники медали и дипломы, столь курьёзно присуждённые международным жюри, очевидно, не без компетентных указаний г-на Грюнвальда? Всё-таки утешение. ..

Слово. 1906. 14/27 марта. № 411. Вторник. С. 7.

С.-Луи, 1904

[Об израсходовании Мин-вом финансов 93 тыс. руб. на русскую вы¬ставку в С.-Луи.]

…на Всемирной выставке в С.-Луи принимала участие группа русских промышленников через посредство столь печально прославившегося в по¬следнее время коммерции советника Э. М. Грюнвальда, который организовал в С.-Петербурге «Управление Отдела по организации выставки русских произведений». Как известно, наше правительство отказалось от участия в С.-Луи ввиду возникшей русско-японской войны из-за чересчур ярких симпатий американцев к японцам. Г-н Грюнвальд, не смущаясь этим, рассылал русским промышленникам циркулярные приглашения, полный текст коих печатаем ниже: <…>

Нам не известно, откликнулось ли много промышленников на призыв Грюнвальда, но обильную жатву последний собрал от русских художников. Вот что сообщает хроникёрская заметка той же «Пет. газ.» от 8-го февраля с. г.

[Полностью приведён текст из «Петербургской газеты». 1906. 8 февраля. № 38. Среда. С. 4]

Затем, однако, получились более подробные сведения. Как и следовало ожидать, г. Грюнвальд приступил к реализации своей «ловкой аферы».

Секретарь Императорского Общества поощрения художеств художник Н. К. Рерих получил извещение о том, что устроитель выставки картин русских художников в Нью-Йорке Грюнвальд, которому русские художники доверили свои произведения, вследствие плохих дел приступил к аукцион¬ной продаже картин, не имея на это никаких полномочий со стороны собственников. Местными властями, по представлению русского посольства, этот аукцион прерван, и часть картин, оставшаяся не проданной, сохраняется в таможенных складах.

Комментарии излишни…

Выставочное обозрение. 1906. 20 апреля / 3 мая. № 1. Четверг. С. 18–20.

На с. 18 помещено ч/б фото: изображение медали Всемирной выставки в С.-Луи, 1904 г.

Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 3: 1907–1909 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. ред.: А. П. Соболев]. — СПб.: Фирма Коста, 2006. 558 с.[1] л.

Маль-шток

Художественные новости

В помещении общества «Понедельники художников» 19-го марта собралось человек 40 художников — участников злополучной грюнвальдской выставки. Председателем собрания был выбран художник Н. К. Рерих. После продолжительных разговоров выяснилось, что никто из обманутых Грюнвальдом художников не имеет ни малейшего представления о судьбе своих картин. По самым последним известиям, все картины, находившиеся в ведении нью-йоркской таможни, выкуплены лицами, давшими Грюнвальду деньги под залог картин.

Собрание художников охотно приняло предложение художника Н. Г. Цириготти и, не теряя времени, выбрало комиссию для выяснения дела. В комиссию вошли художники: Н. К. Рерих, В. И. Зарубин, Н. Г. Цириготти, И. Я. Гинзбург, М. Я. Сухоровский и др.

Петербургский листок. 1907. 21 марта / 3 апреля. № 78. Среда. С. 2.

Сергей Маковский

Н. К. Рерих

…Когда от видений варварской были, от пейзажей, населённых безликим человечеством прошлого, от фантастических образов мы переходим к этюдам художника, изображающим архитектурные памятники нашей страны, мы чуем ту же странную, грозную тишину… Перед нами большею частью постройки ранней русско-византийской эпохи — зодчество, ещё не определившееся в ясно очерченные формы, грузное, угрюмое, уходящее корнями в даль славянского язычества. Можно сказать, что до Рериха никем почти не сознавалось сказочное обаяние нашей примитивной архитектуры. Её линии, лишённые красивой изысканности византийствующего стиля в XVII-м столетии, казались грубыми, и только. Художник научил нас видеть.

На его холстах эти дряхлые монастыри, крепостые башни и соборы — окаменелые легенды древности, величавые гробницы времени, хранимые безликой душою мёртвых. Низко надвинуты огромные главы. Стены изъедены мхами. Хмурые глыбы кирпичей громоздятся друг на друге, кое-где оживлённые лепным орнаментом и остатками росписи. Годы проходят. Они стоят, как гигантские каменные гиероглифы, крепко вросшие в землю, — символы призрачных веков.

Мне доводилось уже несколько раз говорить об этих незабываемых этюдах, которые Рерих привозил из своих художественно-археологических поездок по России. В 1904 году я писал: «Они были выставлены зимой, в течение двух-трёх недель, на постоянной выставке Общества поощрения художеств. Петербургская публика, разумеется, их не оценила. Теперь они отосланы, в числе других работ, в Америку. Вернутся ли?»… Моё предчувствие подтвердилось. Из Америки этюды никогда не вернутся. И этого бесконечно жаль. Особенно теперь, когда стало ясно, что Рерих не напишет их больше так, как четыре года назад. Может быть, ещё выразительнее, «лучше», но «по-другому». …

Золотое руно. 1907. Апрель. № 4. С. 3–7. На с. 3 помещена виньетка Н. К. Рериха.

А. Ростиславов

Индивидуализм Рериха

…В мало известных публике прекрасных этюдах наших старинных построек, церквей, монастырей всё то же обаяние прошлого, непосредственное художественное впечатление старины без мертвящей, ненужной детальности. …

Золотое руно. 1907. Апрель. № 4. С. 8–10.

Петербургский обозреватель

Эскизы и кроки

Драматург В. В. Протопопов, ездивший недавно за границу, рассказывает, что встретил в Париже пресловутого меховщика Грюнвальда, приобретшего печальную известность своими операциями с картинами русских художников.

Бывший меховщик не только не считает себя сколько-нибудь виноватым перед художниками, но даже в претензии на них за то, что во главе с Н. К. Рерихом они дерзнули обратиться в Министерство иностранных дел с просьбой охранить их картины…

Результатом этого ходатайства, по словам Грюнвальда, было то, что картины, находившиеся на выставке, были сняты с неё и бедный Грюнвальд потерпел 150 000 р. убытку.

Из дальнейшего разговора с меховщиком г. Протопопов вынес впечатление, что картины просто-напросто им где-нибудь заложены и могут быть выкуплены только тогда, когда Грюнвальд получит 150 000 рублей.

Грюнвальд, между прочим, проговорился, что в Париже у него есть брат, ведущий, как и он, меховую торговлю.

Очевидно, торговля ведётся братом в компании, и на это обстоятельство художники должны обратить внимание: может быть, есть возможность наложить арест на парижский магазин.

Кстати, по словам г. Грюнвальда, он написал большую книгу, в трёх томах, разрабатывающую вопрос о способе завязать торговые сношения между Америкой и Россией.

Бывший меховщик оказался на все руки дельцом…

Жалко, что он, заодно, не написал книгу о своих проделках с картинами…

Петербургская газета. 1907. 2 мая. № 118. Среда. С. 4.

Ив. Лазаревский

Заметки

В странную и пренеприятную историю попало сто пятьдесят три человека наших художников. История эта такова.

Когда устраивалась всемирная выставка в Чикаго, то Россия на ней не принимала официального участия. Но нашим художникам хотелось выставить в далёкой Америке свои произведения, хотелось познакомить со своим искусством, искусством действительно оригинальным и интересным, предприимчивых американцев.

Наши художники плохие организаторы. Личными силами им никогда бы не организовать посылки в далёкое Чикаго своих произведений. Но нашёлся энергичный предприниматель, в то время довольно видный петербургский купец-меховщик, некто г. Грюнвальд. Узнал он о намерении художников послать в Чикаго свои произведения и тотчас предложил им свои услуги: на чрезвычайно льготных условиях перевезти за океан их работы и лишь с продажных картин оставлял себе некий, очень скромный, процент.

Художникам весьма по душе пришлось такое предложение крупного меховщика-купца. Они согласились. Согласились со свойственной художникам доверчивостью и незнанием дела. Отдали ему в полное и совершенно бесконтрольное временное владение работ, худо-худо, на несколько сот тысяч рублей.

А у крупного меховщика, купца, владевшего тогда громадным великолепным магазином на Невском, уже дела никуда не годились и трещали по всем швам; не знали художники, что и в то время задолженность г. Грюнвальда была такова, что кредита ему не оказывалось ни малейшего, и что только для возможного спасения и поправки своих расшатанных вконец дел, он принимался за различные аферы, далёкие от его постоянной профессии. Такой же аферой было и артистическое турне г. Грюнвальда со многими и многими произведениями наших доверчивых художников.

Итак, г. Грюнвальд собрал свыше двухсот работ легковерных художников. Я не буду перечислять поимённо доверившихся г. Грюнвальду лиц. Скажу лишь, что ему согласились с охотой дать свои произведения художники самых различных направлений; в числе экспонентов грюнвальдовской выставки находятся и г. Сухоровский, и Вл. и Константин Маковские, и Рерих, и Кардовский, и Пасс, и Зарубин, и Бухгольц, и Владимиров, и Гинзбург, и Прокофьев, и Химона, и т. д., и т. д. Словом, желающих набралось в общем числе сто пятьдесят три человека.

Уехал г. Грюнвальд, и художники стали спокойно ожидать результатов поездки, и многие мечтали увидеть свои произведения в разных американских музеях. И мечты наших художников имели полное основание, потому что за океаном русским искусством сильно интересуются. И русские художники, устраивавшие в Америке самостоятельно выставки своих работ, имели крупный успех.

Первое время с г. Грюнвальдом всё обстояло благополучно. Вести от него приходили самые утешительные. Павильон на выставке был устроен, критические отзывы о большинстве произведений были очень лестные, сам Грюнвальд писал, что продажа произведений наших художников идёт отличная. Художникам оставалось только радоваться. Но вот хорошие вести сменили недобрые.

Сначала взволновали художников подтвердившиеся слухи о несостоятельности г. Грюнвальда. А потом и самоличными действиями ловкий предприниматель открыл нашим художникам глаза на то, что они попались в ловушку.

В первую голову, г. Грюнвальд перестал отвечать художникам на их запросы. Ни письма, ни срочные телеграммы, ничего не помогало. Грюнвальд словно в воду канул. А стороной идут слухи, что он и за океаном совершенно запутался, что и там г. Грюнвальд ухитрился так кругом задолжать, что привезённые им произведения наших художников и сданные им после выставки на хранение в склады при нью-йоркской таможне будут проданы с аукциона как за долги г. Грюнвальда, так и за неоплаченные таможенные пошлины.

Не на шутку взволновались наши художники. Решили принять быстрые меры к тому, чтобы как-нибудь спасти своё легкомысленно доверенное имущество. Обратились в первую голову в Министерство иностранных дел, дабы через посредство нашего посла вырвать из рук г. Грюнвальда свои произведения. Пошла казённая переписка, от которой никаких существенных результатов наши художники не получили. Тогда, кажется, послали «ходока». И ходок не привёз ничего утешительного. Пришлось пострадавшим художникам оставить всё на волю судьбы.

Но судьба оказалась до конца безжалостной для наших художников. Недавно пришло такое известие: «2–15-го июня в нью-йоркской таможне состоится публичная аукционная продажа картин русских художников за долги г. Грюнвальда по неоплаченным пошлинам и так далее в сумме 60 000 долларов».

Все надежды на мирное окончание дела пропали.

Вчера в помещении Общества поощрения художников собрались участники злополучного американского художественного турне и решили, что ввиду того, что г. Грюнвальд объявлен уже должником несостоятельным и по делам его назначено конкурсное правление, заявить этому правлению о желании участвовать в ликвидации имущества г. Грюнвальда.

Желание художников, понятно, будет удовлетворено.

Но насколько будут удовлетворены их претензии — вопрос ещё очень спорный, потому что пассив г. Грюнвальда намного превышает его актив.

Такова неприятная история, в которую попало сто пятьдесят три человека русских художников.

Слово. 1907. 26 мая / 8 июня. № 158. Суббота. С. 4.

Обманутые художники

Несколько времени тому назад целый ряд художников, в числе которых были г. Сухоровский, Рерих, Кардовский, Владимир Маковский, Константин Маковский, Пасс, Зарубин, Бухгольц, Гинсбург, Владимиров, Химона, Прокофьев и многие другие, задумали познакомить американцев с русским искусством, произведениями кисти.

С этой целью было решено устроить в Америке выставку художников.

Однако в этой среде не нашлось ни одного более или менее способного администратора, который мог бы взяться за это дело.

Художникам предложил свои услуги г. Грюнвальд, прогоравший в то время коммерсант, о чём, к сожалению, никто из художников не был осведомлён.

Они ему доверили свои произведения, и тот обязался за весьма скромное процентное вознаграждение устроить им выставку.

В результате оказалось, что г. Грюнвальд так повёл дело, что его объявили там несостоятельным и все произведения теперь должны быть проданы с аукциона как за долги «благодетеля» художников, так и за неоплаченные таможенные пошлины.

Художники ничего не могли поделать, спасти их произведения оказалось невозможным.

Теперь появилось уже известие, что 2–15 июня в нью-йоркской таможне состоится публичная аукционная продажа картин русских художников за долги г. Грюнвальда, в сумме 60 000 долларов.

Вчера в помещении Общества поощрения художников собрались участники злополучного американского художественного турне и решили, что ввиду того, что г. Грюнвальд объявлен уже должником несостоятельным и по делам его назначено конкурсное правление, заявить этому правлению о желании участвовать в ликвидации имущества г. Грюнвальда.

Петербургская газета. 1907. 27 мая. № 143. Воскресенье. С. 4.

Петербургский обозреватель

Эскизы и кроки

Вернувшись после летнего отдыха, художники снова заговорили об Америке, куда имели неосторожность послать через меховщика Грюнвальда свои картины.

Вчера я встретил Н. К. Рериха и, по словам художника, судьба картин приобрела теперь совершенно трагический характер.

Последние известия таковы.

Русский консул в Нью-Йорке, желая придти на помощь художникам, выкупил картины из американской таможни, где они были задержаны.

После этого картины были уже нагружены на пароход, отправлявшийся в Россию.

Но перед самым отправлением парохода нагрянул точно из земли выросший Грюнвальд и, представив какие-то документы, потребовал, чтобы картины были выгружены и конфискованы.

Американские власти признали за Грюнвальдом право на картины и исполнили его требование.

Теперь художники окончательно не знают, что делать.

Большинство потеряло всякую надежду на возможность когда-нибудь получить обратно свои произведения и решило смотреть на эту историю, как на печальный урок для будущего…

Петербургская газета. 1907. 30 августа. № 237. Четверг. С. 3.

Петербургский обозреватель

Эскизы и кроки

Вчера в Обществе поощрения художеств получено печальное сообщение из Америки.

Картины русских художников, находившиеся в руках пресловутого меховщика Грюнвальда, проданы с аукциона.

— В чью пользу? — спросил я г. Рериха.

— В пользу таможни, у которой картины были заложены Грюнвальдом…

— Значит, картины потеряны безвозвратно?

— Увы, безвозвратно…

Поплатившись так дорого, надо надеяться, что наши художники хотя [бы] на будущее время будут осторожнее…

Выставка картин — это целый капитал, и художники должны требовать гарантии от гг. устроителей.

Необходим залог в обеспечение того, что картины останутся целы, так же как требуют залог с театральных предпринимателей…

Петербургская газета. 1907. 22 сентября. № 260. Суббота. С. 2–3.

Н. К. Рерих

(Материалы к его биографии)

... В 1903 г. Н. К. предпринял путешествие по России для написания художественных памятников старины. Плодом этой поездки явились семьдесят пять замечательных этюдов масляными красками, которые были выставлены в «Обществе поощрения художеств», в С.-Петербурге. Судьба этих картин оказалась плачевной: они были проданы с аукциона в Нью-Йорке в пользу кредиторов пресловутого Грюнвальда, которому вся коллекция «Русских памятников» была доверена для устройства выставки в Америке. …

В мире искусств. 1908. Сентябрь–октябрь. № 11–13. С. 7–9.

Е.П. Маточкин. Поэзия старины. Книга-альбом. Самара: Агни, 2004

Фото изображенного объекта

 

Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика